Не«Устав»ные отношения в «Альфе», блокирование платежей и печати сомнительного происхождения

 Мне не просто далось решение написать в редакцию. 

Мне не просто далось решение написать в редакцию. Во-первых, никогда не хочется выносить сор из избы. Во-вторых, в момент восстановления банковского и инвестиционного бизнеса в Украине после кризиса, не хотелось бы ни на йоту уменьшить возвращающееся доверие к финансовым институтам. И все же, живя в правовом государстве, которое стремится в Европу, не хочется видеть, как права человека, а также нормы, прописанные в украинских законах, легко могут быть нарушены без какого-либо опасения понести за нарушение справедливое наказание.

До того, как вынести конфликт на суд широкой общественности, я сделал все возможное, чтобы урегулировать его мирным и спокойным путем – писал по внутренней почте Президенту «Альфа-Банка» Александру Луканову, встречался с Председателем Правления Викторией Михайле, информировал службу внутреннего аудита. К сожалению, безрезультатно.

Все мои предложения к продуктивному диалогу были отвергнуты без вразумительного объяснения причин, ссылок на текущее законодательство и, в конце концов, человеческого отношения и почтения, которое должно формироваться в любой организации в Украине, а тем более – в одном из крупнейших украинских банков.

Оставлять безответными направленные против меня действия не считаю возможным.

Я не первый год работаю в инвестиционной сфере и на рынке ценных бумаг Украины. Поэтому, приглашение на работу в быстроразвивающийся банк с большими перспективами, чутким отношением к клиентам и заботой о собственных сотрудниках было для меня очень интересным.

Таким образом, в Альфе работаю почти 4 года – 2 года начальником управления активами Блока «Казначейство и Рынки капитала», 2 года – Генеральным директором «КУА и АПФ «Альфа управление капиталом». Тогда, в 2006 году, Альфа собирала лучших, работало много иностранцев — больших профессионалов и носителей высоких стандартов. Пригласили и меня. Работал с полной отдачей.

Управляющую компанию принял 22.07.08г., фактически за 2,5 месяца до кризиса. Бюджет, процессы, колл-центр, персонал, точки продаж – развитие шло бурно.

В первые же дни кризиса была правильно оценена его глубина и масштаб. В результате, компания вошла в полосу кризиса подготовленной с оптимизированной оргструктурой и финансами. Так, быстро приняли решение о консервации бизнеса, по согласованию сторон провели сокращение персонала, предоставив сотрудникам 2 месяца на передачу дел и поиск работы, снабдив лучшими рекомендациями и оставив только необходимый сертифицированный минимум.

Благодаря быстро принятым решениям, те сотрудники, которые не смогли устроиться, были зарегистрированы на службе занятости и не попали под длительный период, когда уволившихся по согласованию сторон не ставили на учет и не платили пособия.

Не забыли и об инвесторах. У всех миноритариев выкупили акции фондов, активы сформировали консервативные – муниципальные облигации и депозиты.

В 2009г. оставшиеся сотрудники были попутно вовлечены в другие банковские проекты, а сам я дополнительно взял руководство еще одной финансовой компанией, подконтрольной Банку. Это отдельная история, достойная освещения, но не в этой публикации.

В 2010 году, убедившись, что кризис затягивается, акционеры КУА (Кипрская компания «Фостар Лимитед», подконтрольная Альфа-Банку, и российская «Альфа инвестиции») рассмотрели вопрос ее ликвидации. Точнее, вопрос рассматривал менеджмент Альфа-Банка, как опосредствованный владелец контрольного пакета предприятия. Голоса разделились, решение о ликвидации не приняли.

Несмотря на отсутсвие четкого решения о ликвидации открытым и законным путем, менеджмент банка решил действовать другими методами для оптимизации затрат. Так, с весны события развивались достаточно быстро. 01.04.10г. — Директор Департамента контроллинга Банка К.Струков попросил меня уволиться по согласованию сторон, т.к. я высокооплачиваемый специалист, а объемы работ не предвидятся. Я согласился на законное пожелание, выраженное от имени акционеров. В тот же день Директор по персоналу Татьяна Стрекаль огласила мне от имени Президента условия увольнения и размер компенсации. Я опять подтвердил согласие, лишь просил не откладывать на конец апреля в связи с готовящимся отпуском и отъездом бухгалтера.

19.04.10г. – Председатель Правления В. Михайле попросила согласиться на значительно меньшую компенсацию. Я отказал – раз уже ударили по рукам, нужно придерживаться первичных договоренностей.

28.04.10г. – Татьяна Стрекаль в присутствии подготовившего пакет документов начальника юридического управления В. Вирченко потребовала либо подписать документы об увольнении прямо с 28 апреля, либо готовиться к жесткому увольнению. Поскольку ни условия, ни сроки меня не устраивали, я отказался и предложил провести увольнение в установленном Законом и Уставом порядке, с учетом Кодекса Законов о труде.

29.04.10г. – Написал письмо Президенту, А. Луканову.

Президент не ответил

30.04.2010г. – Перестраховался от возможных не законных действий следующим письмом:

03.05.10г. – Не дождавшись никаких ответов от руководства, позвонил и предложил администрации прекратить конфликт, практически, на их условиях (еще уменьшить компенсацию, но доработать до конца мая, т.к. 19-го возвращалась бухгалтер и можно было бы спокойно передать дела, собрать вещи, попрощаться с коллегами). Навстречу мне не пошли.
В апреле – июне мне незаконно пытались блокировать платежи компании, используя третью подпись в Клиент-Банке, право на которую я не давал, т.к. никогда не являлся «номинальным» руководителем.

Несмотря на это, банковские службы контролировали платежи

На фотографии видно, что сперва 2 платежа, превышающие 10000грн. блокируются и отправляются лишь после появления 3-ей подписи (синий кружок).

23.06.10г. — Ко мне в кабинет вошли 6 человек во главе с Директором юридического департамента Р. Матяшем. Кроме него присутствовали: начальник юридического управления В. Вирченко, юрист А. Ружанский, нач. отдела Департамента контроллинга Ю. Билошицкий (от Фостар Лимитед), зам. нач. управления безопасности Розничного бизнеса А. Паюк (от Альфа-Инвестиции) и мой сотрудник Н. Морева. Мне рассказали, что еще 12.05.10г.(!) прошло собрание, Устав изменен 02.06.10г., исполнительный орган отныне не Генеральный директор, а Президент. Президентом назначена Н. Морева., а мое рабочее место – на Оболони, в БЦ «Форум». Если немедленно не выеду с вещами – меня вынесет охрана.

Мои аргументы о нормах Закона и Устава (собрания собирает Генеральный директор), Кодекса Законов о труде (об ухудшении условий труда предупреждают за 2 месяца), Лицензионных условий КУА (осуществление деятельности сертифицированными специалистами по местонахождению, указанному в Лицензии) не воспринимались. Последний аргумент – «вызову милицию» подействовал и делегация испарилась.

24,25,29 и 30 июня охрана Банка (которая, как и все действующие лица, де-юре не имела отношения к КУА, официально арендующей помещение) не впускала меня не только в кабинет, но и в сам подъезд Банка (между прочим, в этом же подъезде помещение суда) и я просто вызывал милицию, чтобы зафиксировать этот факт, т.к. через Клиент-Банк можно было бы от моего имени отправить денежные средства, которых на компании было довольно много.

Опытный юрист, нанятый мной по месту прописки в г. Винница и сперва активно участвующий в процессе, вместо подачи иска и получения Определения суда о приостановлении полномочий нового руководителя КУА до рассмотрения дела, вдруг перестал отвечать на звонки и лишь присылал СМС о том, что перезвонит.

Наверное, досадное недоразумение, но я в определенных случаях стал пользоваться другим телефоном.

Больше всего у меня вызывало недоумение как такое количество юридических процедур провели без печати. Объявить печать утерянной – так я предупреждал Разрешительный отдел, да и Морева постоянно подписывала у меня документы, которые я скреплял печатью. В частности, 21.06.10г. я при ней скреплял печатью отчет в ГКЦБФР за май.

Потом я узнал, что у нее печать с оттиском как на оригинале, находящемся у меня. Попросил Справку о з/п – подтвердилось.

Есть такое психическое расстройство – раздвоение личности. Я им не страдаю и не могу понять, как в одной малочисленной организации оказалось 2 руководителя, 2 офиса, 2 печати.

29.06.10г. – подал Заявление в милицию

Из Инструкции МВД:
…«Печатки і штампи, виготовлені замість викрадених, втрачених, повинні мати у відбитку літеру «Д» (дублікат)»…

…«Підприємства, установи, організації, господарські об’єднання, суб’єкти підприємницької діяльності, об’єднання громадян, суб’єкти господарювання однієї з інших організаційних форм підприємництва можуть мати тільки по одному примірнику основної каучукової або металевої печатки.

Якщо в діяльності зазначених організацій недостатньо використання однієї печатки, то є припустимим — у відповідності з наказом, розпорядженням або рішенням по них — виготовлення додаткових печаток з цифрами «1», «2» і т. д., а також простих круглих печаток та різних штампів для:»…

На печати, находящейся у Н. Моревой, буква «Д» или порядковый номер отсутствуют.

Первого или второго июля меня уволили за прогулы, составив акты за те дни, в которые я вызывал милицию по причине не допуска на работу(!).

08.07.10г. – я встретился с В. Михайле в присутствии Р. Матяша. Рассказал о деталях происходящего, которые оказались ей полностью известны, и предложил расстаться «по согласию сторон». Опять не был услышан. Надеюсь, что при выходе публикации руководство вынуждено будет отреагировать на данную проблему и перевести конфликт в правовую плоскость.

Мне не понятно, то ли таким длинным и вызывающим вопросы путем администрация думает, что экономит деньги акционеров, то ли имело значение то, что московские акционеры когда-то приняли решение передать в Украине ценный ТЗ «Точки роста» от возглавляемой В. Михайле инвестиционной компании «Альфа-Капитал» к возглавляемой мною управляющей компании «Альфа управление капиталом».

В письме много говорится о компенсации. Чтобы не сложилось превратное мнение о моих мотивах, сообщаю, что я не принял единогласное мнение друзей-юристов о больничном, как средстве получения 4 дополнительных окладов. Таким образом, основные мотивы, которыми руководствуюсь – намерение восстановить справедливость и заставить банк работать исключительно в правовой плоскости.

Я 17 лет руковожу финансовыми и фондовыми компаниями, подразделениями банков. Как арбитражный управляющий управлял заводом. Мне приходилось увольнять людей, но только по сокращению, по собственному желанию и по согласию сторон – т.е. делал все в рамках закона и заботы о дальнейшей судьбе сотрудников. Со многими дружу до сих пор, даю рекомендации при трудоустройстве.

Так, как расстались со мной в Альфе – не приемлемо для системной организации, работающей на международных рынках, которая продолжает быть среди лидеров банковского рынка в Украине и недавно возобновила кредитование. По сути, действуя не всегда законными методами, под угрозу подобного увольнения может быть поставлен любой из сотрудников банка. Поэтому считаю, что публичное оглашение сути данного конфликта должно стимулировать руководство банка взглянуть на методы ведения бизнеса в нем и сопоставить их с нормами существующего законодательства.

А.Калиновский

Читайте также: