Антиутопия: техногенные катастрофы — «архитектор» анархии

Из государственных коммунальных предприятий, которые занимались предоставлением услуг ЖКХ, либеральные реформаторы сообща с чиновниками всех мастей создали массу частных предприятий. Оказывают ли они услуги — еще вопрос. Но деньги за это берут.

И с каждым годом хотят все больше. Одна незадача: таким путем была разрушена работавшая в СССР целостная система обеспечения работы ЖКХ и качества услуг. А новая — не создана.

Задача любого ЧП — получение максимума прибыли при минимуме затрат. А любой ремонт или замена коммуникаций — затраты. И смысла в такой деятельности частники не видят. Ситуация же продолжает ухудшаться. Трубы сами собой восстанавливаться не научились, порванные провода сами с собой не соединяются.

Народная мудрость гласит: дуракам везет. И последние двадцать лет после развала СССР им действительно везло. Несмотря на все проблемы, связанные с так называемой перестройкой и обретением бывшими республиками СССР независимости, никаких крупных глобальных катаклизмов до недавнего времени не было. Запаса прочности, оставшегося от рухнувшего Союза, хватило вперед на целое поколение, но за все приходится платить.

Просто у нас — меньше лесов

Недавние события, связанные с разгулом стихии огня в России, показали, насколько сложившаяся система предупреждения и борьбы с последствиями природных и техногенных катастроф неадекватна существующим реалиям.
Можно вспомнить о том, что в СССР тоже горели торфяники и леса, вот только смертей от угарного газа не было. Потому что существовавшая система Союза, используя технические средства и мобилизационные возможности, решала эти задачи.
Если кто-то думает, что в Украине ситуация намного лучше, он ошибается.

Из-за вырубки лесов весенние наводнения преследуют Западную Украину уже много лет подряд — ликвидировать их последствия МЧС уже не в состоянии. С каждым годом ситуация становится все хуже и хуже. Из-за отсутствия нормальной системы водоотвода в этом году «плавал» Херсон, где наводнений практически не бывало.

Для Донбасса техногенные катастрофы и пожары смерти подобны. Регион хранит треть токсических отходов Украины. На 4 процента Донецкой области (объем площади — от территории Украины) приходится 20 процентов промышленных отходов. Кроме того, треть токсичных отходов государства также находится в Донецкой области, а загрязнение окружающей среды этого региона превышает средние для Украины нормы в 8 раз!

В том, что пожаров на территории Украины невыносимо знойным этим летом было намного меньше, чем в России, заслуга не властей, а природы — просто у нас меньше лесов. Поэтому ситуация была менее опасной.

Любые ресурсы заканчиваются

Доставшаяся в наследство от СССР инженерная инфраструктура постепенно выходит из строя. Все чаще можно услышать высказывания украинских политиков, чиновников, общественных деятелей о том, что уровень ее износа достигает 60—80 процентов. Переведя эти высказывания с абстрактно-математического языка на простой, можно сказать: в любой момент любая труба может рвануть, любые провода порваться, любой город остаться без воды, света, газа и канализации.

За все годы независимости ни в одном городе Украины так и не удосужились поставить новые канализационные трубы, новую систему подачи воды, новую ЛЭП и создать систему мониторинга за состоянием инженерных сетей и коммуникаций. В результате никто не знает, что в точности происходит в них, насколько они разрушены, сколько еще могут прослужить, и где и когда возможно ожидать новых аварий.

В это же время из государственных коммунальных предприятий, которые занимались предоставлением услуг ЖКХ, либеральные реформаторы на пару с чиновниками всех рангов создали массу частных предприятий. Оказывают ли они услуги — это еще вопрос. Но деньги за это взимают. И с каждым годом хотят все больше. Одна незадача: таким путем была разрушена работавшая в СССР целостная система обеспечения предоставления услуг и контроля над их качеством.

Задача любой коммерческой фирмы — получение максимальной прибыли при минимальных затратах, а любой ремонт или, не дай бог, замена коммуникаций — это большие затраты. Поэтому смысла в такой деятельности коммерческие структуры не видят. Ситуация в это же время продолжает ухудшаться. Трубы сами собой восстанавливаться не научились, а порванные провода сами по себе не соединяются.

В зоне деятельности десяти предприятий, расположенных в Закарпатской, Львовской, Ивано-Франковской областях, были выявлены негативные техногенные проявления, связанные с загрязнением вод, сменой ландшафта, повышенным карстообразованием и деформациями горных массивов.

В «черный список» попали:

— в Закарпатской области — государственное предприятие «Солотвинский солерудник»;
— во Львовской области — Стебницкое государственное горно-химическое предприятие «Полиминерал», Роздильськое государственное горно-химическое предприятие «Сирка», государственное хозрасчетное предприятие «Подорожненский рудник», Яворивское государственное горно-химическое предприятие «Сирка»;
— в Ивано-Франковской области Калийный завод ОАО «Ориана», Домбровский карьер, рудники «Калуш», «Голынь» и «Ново-Голынь».

«Сейчас существует реальная опасность загрязнения вод Тисы, Днестра, Сяна. Может быть разрушена дамба на Днестре, пострадать город Стебник, водоканализационные сети Дрогобыча и Трускавца, железная дорога Киев-Трускавец», — бьет тревогу министр охраны окружающей природной среды.

К тому же система образования практически перестала готовить инженеров и профильных рабочих: сантехников, электриков, газосварщиков. Поэтому выходящие из строя сети со временем чинить будет некому. Не говоря уже о прокладке новых сетей.

Любой житель страны может заметить, что с каждым годом время, затрачиваемое на устранение аварий, увеличивается. А это значит, что несколько даже мелких аварий, произошедших одновременно, могут надолго обесточить или лишить воды район или даже город. Ликвидировать крупные аварии вообще не под силу коммунальным службам регионов. Это хорошо показал пример небольшого промышленного города на Востоке страны — Алчевска, когда на ликвидацию последствий аварии в тепловых сетях целый месяц тратились ресурсы всего МЧС.

Тем не менее, множество смертельных случаев и долгий период восстановительных работ после ликвидации первых последствий аварии ясно дали понять, что к подобного рода техногенным катастрофам Украина не готова. И что-то сделать с ними можно лишь путем максимального напряжения всех существующих структур по борьбе с чрезвычайными ситуациями. При дальнейшем игнорировании властью ухудшения ситуации в ЖКХ и износе сетей и коммуникаций вполне возможна ситуация, когда в Украине практически одновременно произойдет несколько аварий, аналогичных Алчевску. Результаты таких катаклизмов станут для страны катастрофическими.

Здравствуйте, новая «руина» и новые «гайдамаки»!

Рассмотрим гипотетический вариант развития событий при одновременном (плюс-минус месяц роли не играет) свершении нескольких техногенных катастроф, подобных Алчевску. Итак, что будет происходить в тех городах, где нет крупных катастроф? Общий обвал ситуации начнется с мелких аварий, которые происходят с достаточной частотой всегда. Но теперь их никто не будет ликвидировать.

Потому что все сотрудники коммунальных служб будут задействованы в ликвидации аварий в «алчевсках». Точнее, может, кто-то и будет в дежурном режиме следить за ситуацией, но этого количества людей будет явно недостаточно, чтобы оперативно ликвидировать последствия даже небольших аварий.

Не вовремя ликвидированные мелкие аварии приобретут в масштабах Украины массовый характер. То здесь, то там будет гаснуть свет в домах, отключаться вода, сточные воды начнут попадать в питьевые колодцы и реки. Какое-то время люди будут готовы ждать. После размораживания холодильников некоторое время население еще перебьется всухомятку. Будут ездить мыться к родственникам в другой район, но скоро и в других районах произойдет то же самое.

В магазинах, общественных зданиях также начнет гаснуть свет и даже за деньги станет проблематично что-то купить. Прекратят работу перерабатывающие предприятия, потому как на дизельном генераторе еще можно освещать цех, но весьма проблематично печь хлеб. Государственного резерва уже давно нет, поэтому рассчитывать на то, что государство сможет обеспечить население продуктами питания долговременного хранения, нельзя. Ситуация с водой будет еще хуже.

Граждане благословят бюветы, если они еще будут работать, потому что, в отличие от колонок, существовавших в СССР (которые были полностью механическими) бюветы без электричества не работают.

Почему же не будет электричества? Да потому что при массовом отключении потребителей резко возрастет нагрузка на сети, что повлечет за собой выход из строя трансформаторов и оборудования распределительных подстанций. Произойдет эффект домино, когда вся система начнет рушиться последовательно. Электроэнергию сэкономить нельзя — если ее произвели, ее нужно потребить. Если количество потребителей резко уменьшилось, это создаст массу проблем на распределительных станциях, а в конечном итоге и на электростанциях. Они будут вынуждены срочно снижать мощности.

Такая ситуация будет по всей стране. Доев и выпив все, что можно найти в магазинах и складах в городе, доведенные до крайности горожане отправятся в окрестные коттеджные городки и села в поисках пропитания. Весь этот процесс будет сопровождаться погромами, насилием, поджогами, мародерством и прочими «радостями» анархических будней. Анархическая революция не будет особо изобиловать политическими лозунгами, все будет проще, примитивнее и страшнее.

Примером тому последствия катастроф в Латинской Америке и на Азиатском континенте. Да и в Украине два года назад в Черновцах на «Калиновском рынке», который из-за наводнения был полностью затоплен водой, сотрудники УБОП задержали за кражи несколько групп мародеров. Эти люди не голодали, но решили поживиться чужим добром. Нажиться на чужом горе тогда решили и некоторые предприниматели. Пользуясь чрезвычайной ситуацией, они спекулятивно повышали цены на все товары в пострадавших районах Винницкой, Ивано-Франковской, Закарпатской, Львовской, Тернопольской и Черновицкой областей. Описанные события как раз и являются предтечей анархических революций.

Изложенный в статье ход событий можно воспринимать как плод буйного воображения автора, но вероятность его реализации растет с каждым днем. Пока проблема тотального износа инфраструктуры не решена, а система предупреждения и борьбы с техногенными и природными катастрофами не отлажена, представленная антиутопия может стать трагической реальностью.

Юрий Гаврилечко, Фонд стратегической культуры, Час пик

Читайте также: