Семья с риском для жизни

От домашнего насилия в Украине ежегодно погибает около тысячи женщин, а треть пациенток травматологических отделений состоит из жертв побоев в семье. Такова официальная статистика Министерства по делам семьи, молодежи и спорта. Почему родной дом зачастую становится опаснее улицы и как с этим бороться. Реалии Украины и России.

Женская боль

Для начала следует отметить, что насилие в семье — это не только физическое нападение, избиение, изнасилование, но и морально-психологическое давление, террор со стороны одного партнера по отношению к другому. Существуют и скрытые его формы: систематические обиды и унижение достоинства, принудительная изоляция от внешнего мира (запрет на работу, учебу, на встречи с друзьями и даже родственниками), экономические притеснения (жесткое ограничение в финансах и требование детальной отчетности, нередко при запрете зарабатывать самостоятельно).

Жертвами таких насильственных действий становятся преимущественно женщины, а их обидчиками — мужчины. Ведь, по статистике Министерства внутренних дел, представители сильного пола составляют 94% от общего числа лиц, стоящих на учете за совершение домашнего насилия. Так, только за последние девять месяцев было зарегистрировано 82 тыс. 924 обращения о насильственных действиях в семье, из которых львиная доля поступает от женщин.

Что же толкает мужей и сыновей к избиению жен, детей и матерей? По мнению психологов, «стимулом» к физическому насилию часто является чрезмерное употребление алкоголя, наркотических веществ, гораздо реже — чувство ревности и неудовлетворенность жизнью. Хотя домашнее насилие существует во всех без исключения социальных группах. С ним сталкиваются независимо от уровня доходов, образования и положения в обществе.

Согласно утверждениям министра по делам семьи, молодежи и спорта Равиля Сафиуллина, количество обращений жертв побоев в семье с каждым годом растет. Хотя статистика не отображает реального состояния дел, поскольку эта проблема является достаточно скрытой от общественности. «Причина ее умалчивания кроется в воспитании и бытующем в украинском обществе мнении, что нельзя выносить сор из избы.

Таким образом, женщины в большинстве случаев отказываются жаловаться на своих мужей в милицию, соцслужбы, так как считают это постыдным, и продолжают терпеть побои до тех пор, пока не попадают с серьезными травмами и повреждениями в больницу. А окружающие их люди, не желая заниматься чужими проблемами, не хотят вмешиваться в семейный конфликт.

Поэтому наша задача — убедить украинцев проявлять нулевую терпимость к насилию в семье и заговорить об этом, чтобы искоренить такое зло», — призывал г-н Сафиуллин на пресс-конференции, приуроченной к Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин по случаю начала кампании «16 дней против насилия».

Вот только средств, выделяемых из госбюджета на борьбу с этим постыдным явлением, явно недостаточно. В этом году на предотвращение насилия в семье потратили всего лишь 700 тыс. грн., но уже в следующем, согласно прогнозам Минсемьи, молодежи и спорта, планируется заложить в госбюджет в три раза больше — около 2 млн. грн.

Нулевая терпимость к домашнему насилию

На что израсходуются эти деньги? В первую очередь на содержание 21 социально-психологического центра и девяти центров медико-социальной реабилитации жертв домашнего насилия, где могут получить помощь потерпевшие. Вот только, как показывают результаты всеукраинского исследования, проведенного Институтом Горшенина, большинство украинок (85,4%) не знают об организациях, защищающих права женщин в их городах или районах. Хотя такие центры и соцслужбы работают во всех регионах Украины, предоставляя жертвам домашнего насилия не только крышу над головой, но и моральную и юридическую поддержку.

К примеру, в Киевском городском центре социально-психологической помощи (ул. Новодарницкая, 26) сегодня проживают 18 человек, среди которых три новорожденных ребенка с мамами, попавшими сюда по разным причинам. «От кого-то отказался отец, а кто-то оказался на улице после смерти папы, так как сводный брат, воспользовавшись случаем, просто выгнал малютку с мачехой из квартиры, — рассказывает директор этого центра Людмила Крупчинская.

— Также мы временно на три месяца предоставляем прибежище тем женщинам с детьми, которые пострадали от насилия в семье. С ними работает опытный психолог, помогающий им избавиться от приобретенного комплекса жертвы. Бывали случаи, когда приходилось помогать мужьям, поднявшим на жен руку, справиться со своей агрессией». По данным Минсемьи, молодежи и спорта, в течение 2010 года такие программы коррекции добровольно прошли 377 человек. Хотя численность тех, кому они были рекомендованы, превышает три тысячи.

Ведущий психолог-практик Киевского городского центра социально-психологической помощи Елена Тищенко считает: такие методы работы с семьями, где имеет место насилие, помогают решить эту проблему. «Женщинам-жертвам нельзя замыкаться, винить себя в происходящем. Надо стараться поговорить с обидчиком, предупредив его о том, что если он поднимет руку еще раз, то об этом узнают не только родные и близкие, но и стражи правопорядка, — объясняет она. — Нельзя скрывать свои побои, поскольку безнаказанность — наиболее мощный фактор, провоцирующий и стимулирующий насилие. Если оно уже имело место, то может повториться снова. Причем события будут происходить по нарастающей: с каждым следующим разом увеличится и степень жестокости, и частота повторения насилия.

Что же касается пострадавших от этого женщин, то с ними тоже нужно проводить сеансы психокоррекции, чтобы указать на ошибки в их поведении. Ведь нередко в семейных спорах и скандалах жена провоцирует мужа, пришедшего домой в нетрезвом состоянии, на применение физической силы. Это не уменьшает его вины, но вот осознание этого дает возможность женщине, изменив свое поведение, избежать случаев семейного насилия», — подчеркивает Елена Тищенко. По ее словам, такой прием бывает действенным на той стадии, когда оба партнера пытаются ради сохранения брака договориться. Чтобы помочь им справиться с проблемой домашнего насилия в семье, необходимо предоставить грамотные консультации специалистов.

Проблема всемирного масштаба

Это можно сделать, позвонив по номеру горячей линии по вопросам предотвращения насилия и защиты прав детей (0?800?500?335 или 386 с мобильного телефона), чтобы бесплатно получить не только психологического плана рекомендации, но и проконсультироваться у юристов. По словам директора юридического департамента Международного женского правозащитного центра «Ла Страда-Украина» Марьяны Евсюковой, работники горячей линии взаимодействуют с соответствующим департаментом МВД, информируя его руководство о наличии жалоб на бездействие милиции в случае поступления сигнала о насилии в семье.

Проблема домашнего насилия существует не только в Украине. По оценке ООН, каждая третья женщина в мире перенесла побои, принуждение к половому акту. Данные Всемирной организации здравоохранения свидетельствуют о том, что от 15 до 71% представительниц слабого пола сообщали о совершении физического и сексуального насилия над ними со стороны мужа или партнера, а 4—12% стали жертвами насильников во время беременности.

Считается, что молодым женщинам насильственные действия угрожают больше, чем онкологические заболевания, дорожно-транспортные происшествия и военные конфликты. Именно поэтому мировое сообщество не оставляет без внимания эту проблему. Более 10 лет назад Организация Объединенных Наций разработала Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации относительно женщин, к которой присоединилась и Украина. Более того, в этом году с целью объединения усилий всемирных организаций, которые борются с этой проблемой, при ООН был создан орган, специализирующийся на вопросах гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин.

Мужчина — жертва?

Но в такой ситуации непонятной для нас остается ситуация с мужчинами, которые сами становятся жертвой насилия в семье. Ведь, по статистике, их насчитывается около 6%, то есть такое явление — не надуманное. Более того, в реальности эта цифра может быть значительно больше официальной, поскольку не каждый мужчина, получив синяки и ссадины от жены, будет жаловаться в органы правопорядка. Особенно после того, как из уголовного законодательства, предусматривающего наказание за насилие в семье, не так давно было исключено такое понятие, как «виктимное поведение», провоцирующее преступление.

Иными словами, если ранее участковый милиционер, приезжая на вызов о насилии в семье, считал, что потерпевшая женщина является зачинщицей скандала, повлекшего за собой побои, то мог не принимать соответствующих мер по отношению к агрессору-мужчине. Теперь же ответственности за нанесение побоев, в виде штрафа или пятидневного ареста, ему ни при каких обстоятельствах не избежать.

Теперь представим, что мужчина сам становится жертвой насилия в семье. Как ему быть в такой ситуации? С одной стороны, его методы самообороны должны быть такими, которые не нанесут вреда женщине, поскольку в таком случае он автоматически становится ответственным за насильственные действия. А с другой — мужчина изначально поставлен в условия, при которых в роли жертвы насилия в семье выглядит весьма странно и даже комично.

Хотя, согласно Конституции Украины, никто не может иметь привилегий или ограничений по половым признакам, поскольку все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах. Вот и спрашивается: а, может быть, женщина все же не всегда права? Именно поэтому каждый отдельный случай насилия в семье требует скрупулезного разбирательства психологов, правоохранителей, адвокатов, а также судей.

Автор: Александра Тимощук, ЗН

** **

В России каждые 40 минут от руки мужа или партнера погибает женщина

В узком, можно сказать, камерном исполнении прошли в России «16 дней против насилия». Эта акция всемирного масштаба — в ней участвуют 130 стран мира — направлена на привлечение общественного внимания к проблеме домашнего насилия.

Кто-нибудь в России заметил эти 16 дней? Подозреваю, что адресная аудитория — избитые, униженные женщины и их дети — о том, что в отечестве кто-то озадачен их проблемами, пусть и в рамках кампании, вообще не догадывается.

«Территория умолчания» вокруг этой проблемы — ментальное свойство государственного уровня. Это, к слову сказать, дали понять представители Госдумы и Общественной палаты, которые были приглашены на круглый стол, посвященный проблеме. Инициатором дискуссии выступил Национальный центр по предотвращению насилия «Анна» — негосударственная организация. Так вот, представители Госдумы и Общественной палаты на круглый стол не пришли, обозначив не только степень собственной занятости, но и приоритеты. А зря.

Информация, которую озвучили в ходе дискуссии, из разряда шоковой:

— по статистике, в России каждые 40 минут от руки мужа или партнера погибает женщина;

— у российской женщины вероятность быть убитой своим мужем или партнером в 5 раз выше, чем у жительницы Западной Европы;

— две трети умышленных убийств обусловлены семейно-бытовыми мотивами;

— ежегодно около 14 тысяч женщин погибают от рук мужей или других близких;

— до 40 процентов всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях;

— общее количество зарегистрированных «домашних» преступлений увеличилось на 47 процентов по сравнению с 2007 годом.

Тотальная безнаказанность семейных тиранов набирает обороты. Причин несколько. Общеизвестны две: маргинализация общества, причем все больше по мужской части, и извечное женское все-прощение. Оказывается, 9 из 10 уголовных дел по фактам насилия в семье закрываются из-за примирения сторон. Иногда женщина жалеет своего тирана, иногда смертельно боится его угроз. Как правило, история принимает хронический оборот с почти всегда неизбежным трагическим финалом.

Но есть еще одно обстоятельство, которое загоняет проблему в тупик. В российском законодательстве нет понятия «домашнее насилие». Марина Писклакова-Паркер, директор центра «Анна», рассказала, что в еще 1995—1998 годах она с коллегами пыталась пробить этот закон через Госдуму: «Законопроект рассматривался 51 (!) раз. 51 раз нам приходилось доказывать, что домашнее насилие не синоним домашнего конфликта. Это система поведения, направленная на сохранение контроля и власти над другим человеком. Но нас так и не услышали. Обсуждение сводилось каждый раз к тому, что, если принять этот закон, придется всех мужчин засудить».

Отношение к насилию в семье за годы, прошедшие после битвы за закон, едва ли изменилось. Последний характерный эпизод — попытка пробиться с социальной рекламой на телевидение. «Деньги, которые нам озвучили, чтобы транслировать наши ролики, были совершенно нереальными, — говорит Марина. — И элементарную информацию женщинам — о телефоне кризисного центра — мы донести так и не смогли».

Между тем закон о домашнем насилии принят в 89 странах. Модели известны и отработаны.

Дирк Хебеккер, старший советник по правам человека при системе ООН в России, рассказал, что в Германии, например, дело против насильника-мужа может инициировать сама полиция, если будут известны факты. И прекратить это дело уже невозможно, если женщина захочет его «замять». И еще, по его мнению, проблема в том, что в Европе женщина считает себя независимым человеком, и у нее значительно больше возможностей просто уехать от тирана в другой город. Наши женщины часто становятся заложниками единственной на обоих супругов жилплощади. И это тупик.

Эту проблему в России вообще никак не пытаются решать. В стране численностью 142 миллиона человек действует всего 21 убежище для женщин, рассчитанное всего на 200 мест. Можно посчитать шансы на спасение.

Тотальное равнодушие государства к проблеме привело к тому, что за последние четыре года прекратили работу 20 организаций, занимавшихся проблемой насилия в отношении женщин.

Вышло так, что последний день кампании «16 дней против насилия» нарисовал картину крайне депрессивного свойства. Насилие в семье как проблема государственного масштаба у нас не рассматривается. Но ведь 14 тысяч убитых в семейных конфликтах женщин — это почти столько же сирот и утраченных налогоплательщиков. Может, если подойти к проблеме с циничной практичностью, обнаружится, что стране дешевле защищать этих женщин?

Пока же о своей готовности как-то переломить ситуацию заявила лишь компания AVON. В этом году она запускает в России социальную программу «Скажем «нет!» домашнему насилию», которая существует уже в 50 странах мира. Главная цель — донести до женщин информацию об адресах кризисных центров и оказать психологическую и юридическую поддержку.

Автор: Наталья Чернова, Россия, Новая газета

Читайте также: