«Зайчик» допрыгался. Обломки белорусской экономики хоронят надежды на нормальную жизнь

В понедельник вечером белорусский Нацбанк решился на девальвацию. За день белорусский «зайчик» подешевел по отношению к доллару, евро и российскому рублю более чем на 50%. Катастрофа белорусского масштаба! При этом рыночный курс валют все равно гораздо выше официального. Репортаж из кризисного Минска.

Ночь накануне официальной девальвации белорусского рубля прошла весело. В очереди за «дешевым» бензином. Хотя еще неделю назад дешевым он мне не казался, потому что стоил больше доллара за литр. Но этой ночью я, как и весь остальной «колесный» Минск, отстоял километровую очередь, чтобы залить 40 литров по старой цене.

После объявления о девальвации по отношению к доллару белорусский рубль рухнул на 55%. Теперь американский доллар можно купить за 4930 белорусских рублей. Примерно столько же «зайчик» потерял к российскому рублю и евро. Этим же утром резко подскочила и цена автомобильного топлива. Цены на белорусских заправках в ноль часов поползли вверх. Литр 92-го бензина стал дороже почти на 20%, 95-го — на 16%. Стоимость дизеля выросла на 24%. Это повышение цен стало рекордным.

Цены выросли, «зайчик» обвалился, а иностранной валюты в обменных пунктах белорусских банков как не было, так и нет. Народ продолжает отмечаться в очередях в обменниках с «номерками» по 100 и более человек. Нацбанк Белоруссии уже заявил, что не планирует продажу инвалюты комбанкам для подкрепления пунктов обмена валют.

Полки во многих белорусских магазинах девственно пусты.  фото: AP
Полки во многих белорусских магазинах девственно пусты.  фото: AP

 

Узнать, на каком мы свете, помогает самый востребованный сайт prokopovi.ch — первый в мире виртуальный пункт обмена валют, созданный белорусским мальчиком Петей. Захожу, смотрю… Купить доллар можно по 7000, то есть… нет у девальвации конца.

Жизнь простого белоруса напоминает бесконечную погоню за вчерашним днем. Помимо «бензиновых» и «валютных» страстей добавились и новые вводные. Ожидая серьезного подорожания, население кинулось скупать… мясо, заполняя им свои морозильники. Кроме того, прошлая неделя прошла под знаком охоты за… холодильниками местного производства.

Длиннющие очереди держали оборону возле фирменных магазинов, чтобы вскочить в последний вагон и приобрести по старой цене еще один, второй, третий… холодильник. В дефиците крупы, рыбные консервы, соль, спички, бытовая техника. Начинает исчезать самый необходимый импорт — кофе, чай, моющие средства, гигиенические товары, косметика.

Правительство отреагировало странно и в срочном порядке стало вводить государственную монополию на импорт потребительских товаров. Эксперты в ужасе: неужели это то, что потребовали от Лукашенко рыночники Путин и Кудрин? Частный бизнес, импортеры в панике — по сути, на улице окажется масса людей.

Купить бензин по старой цене хотели многие. фото: АР
Купить бензин по старой цене хотели многие. фото: АР

Народ пока не до конца осознает происходящее и духом не падает. На кризис отвечает фольклором, типа: «Деда, деда, а как умер папа? — В очереди за холодильником». Залежалые на складах товары улетают как горячие пирожки. Руководство местных предприятий не скрывает, что если события и дальше будут развиваться по схожему сценарию, то они в ближайшее время рассчитаются по всем кредитам.

Сам лидер государства решил пережить девальвацию в стороне от родины. И отправился в Казахстан к Назарбаеву. Не вышел с разъяснениями к народу ни премьер-министр Мясникович, ни глава Нацбанка Прокопович. Народ бросили на экономические баррикады, как пушечное мясо. Мол, выживайте как хотите.

То, что дальше будет хуже, ни для кого уже не секрет. За 55%-ной девальвацией последует повышение цен на аренду, на коммунальные платежи, на продукты и все, что обеспечивает «уровень жизни». То, что этот самый уровень уже ниже плинтуса, — понятно всем. Только один вопрос висит в воздухе — на сколько лет продлится «черный день».

Эксперты о последствиях белорусской

Ярослав РОМАНЧУК, независимый экономист, экс-кандидат в президенты Белоруссии. «Сразу после решения Нацбанка средняя зарплата белоруса упала в два раза. Доходы граждан скатились до уровня 2005–2006 годов. Инфляция в этом году составит 40%. При этом курс «зайчика» с рыночным по-прежнему не имеет ничего общего! Валюты в обменниках нет, банки ее не продают. Люди нервные, растерянные, недовольные».

Андрей СУЗДАЛЬЦЕВ, замдекана факультета мировой экономики Высшей школы экономики. «Решение о девальвации назревало, и оно окажет определенное благоприятное воздействие на экономику. Конечно, люди резко обеднели, увеличения пенсий, зарплат бюджетникам не будет, ведь золотовалютные резервы страны исчерпаны. Средняя зарплата теперь вместо 500 долларов составит примерно 250. Но без российской поддержки она бы не превышала и 100 долларов! Девальвация снизила напряжение в экономике, но проблем не решила».

А как в России?

На правах переживавших подобные акции в России хочется обнадежить соседей: девальвация — вещь болезненная, но эффективная и во многом полезная. В августе 1998-го Ельцин пообещал народу, что девальвации не будет. Через три дня после этого премьер Кириенко объявил девальвацию. За один день рубль подешевел в 4 раза. Вместо 6 руб. за доллар стали давать 24 рубля. Разом обнищали граждане, имевшие накопления в рублях, и бюджетники, чьи зарплаты и до обесценивания размахом не отличались; разорилась изрядная часть банков и компаний, имевших валютные кредиты. Однако причиной того кризиса стала не девальвация как таковая, а дефолт бюджета страны. В отличие от нынешней Белоруссии тогдашней России финансовую помощь никто не оказал, МВФ выделил кредит в $600 млн. только в июле 1999-го. А уже новый премьер Примаков провел политику феноменального сокращения расходов. Господдержки не получал никто, государство проводило только социальные выплаты.

Но именно после девальвации ожила отечественная промышленность. Предприятия стали оживать, поскольку производить товары стало выгодно. Темпы промышленного роста уже к концу 1998 года оказались едва ли не рекордными за всю историю не только России, но и СССР.

Авторы: Георгий Крымов, Константин Смирнов, Игорь Кармазин, Егор Майкин, «Московский комсомолец»

*****

Белоруссия хоронит социализм

24 мая стало для белорусов «черным вторником» не только из-за девальвации, валютной паники и закрытых на учет магазинов. Болезненный демонтаж социально ориентированной экономики сопровождается ростом госконтроля. Из андроповского социализма 80-х Белоруссия шагает прямиком в современную Туркмению.

По белорусскому телевидению сообщили: «Правление национального банка Беларуси решило установить 24 мая официальный курс белорусского рубля по отношению к иностранным валютам: 4930 белорусских рублей за 1 доллар США, 6914,82 за один евро, 173, 95 белорусского рубля за российский рубль. Данные решения приняты для стабилизации ситуации на валютном рынке», — цитирует «Хартия’97».

Это прозвучало, как рядовая новость, но сразу после этого белорусский рубль официально рухнул по отношению к доллару на 56%. Примерно столько же он потерял к российскому рублю и евро. Нацбанк опустил курс национальной валюты с 3500 до 4930 «зайчика» за доллар. В государственных обменниках за российский рубль отдают 160 «зайчиков», а на черном рынке – больше 185.

Валютная паника и падение «зайца» наблюдаются уже в течение последних двух месяцев.

Еще в марте на АЗС стал исчезать бензин, автомобилисты часами ждали заправки в очередях. И вот сегодня – сразу после официальной девальвации — «Белнефтехим» повысил цены на нефтепродукты в среднем на 20,4%. Стоимость 1 л автобензина марки «Нормаль-80» с учетом НДС составит 3850 бел. руб. (рост на 22,2%), Аи-92 — 3950 бел. руб. (рост на 19,7%), Аи-95 — 4350 бел. руб. (рост на 16%), дизтоплива — 3900 бел. руб. (рост на 23,8%).

Но очереди остались, потому что все понимают: девальвация не окончательная. Частные банки еще в марте выставили доллар на уровне 5025-5028, и то лишь потому, что курс уперся в разрешенный потолок. В то же время на интернет-площадках доллар покупают за 6 – 7 тыс. рублей, а на черном рынке верхний край доходит до 10-12 тыс. рублей. Именно поэтому очереди на заправках растянулись на сотни метров вдоль трасс ведущих к АЗС. Автомобилисты заполняют не только полные баки, но и привезенные канистры.

В результате девальвации средняя зарплата белоруса за двое суток снизилась в долларовом эквиваленте до 100-250 долларов против прежних 500, о которых заявлял президент Александр Лукашенко накануне президентских выборов в декабре 2010 года. И это еще далеко не дно.

В Белоруссии, как в Веймарской республике, продолжается ажиотажный спрос на все виды товаров, которые можно купить за деньги. Белорусы уже скупили всю бытовую технику: стиральные машины, холодильники и микроволновые печи. В магазинах, занимающихся продажей техники, прилавки пусты. Кроме того, по распоряжению белорусских властей банкам запрещено выдавать потребительские кредиты.

Цены на говядину и свинину выросли за минувшие два дня на 8-12%. На другие виды сельхозпродукции цены берут новые рекорды: черешня в магазинах продается за 90-100 тыс. рублей за килограмм, болгарский перец – за 50 тыс. рублей. Лидерами роста цен в мае стали чай, кофе и рыба. В апреле пачка самого дешевого кофе стоила 7 тыс. рублей, а теперь – не меньше 20 тыс. Чай подорожал с середины мая на 5-7 тыс. рублей.

С 25 мая тарифы на железнодорожное сообщение с Россией и Украиной повысятся адекватно повышению курса швейцарского франка (тарифы на внутренние перевозки не меняются).

Параллельно растет стоимость аренды жилья — за минувший месяц она выросла на 30%. Впрочем, тут возможен и откат: наверняка собственники вскоре обнаружат, что арендаторам нечем платить, и также будут вынуждены смириться со снижением доходов. Это же касается и продавцов квартир, которые спешно подняли стоимость «квадрата» в три раза или перевели ее в доллары, чтобы не пугать клиентов. Поскольку иностранцы вкладываться в белорусскую недвижимость не слишком спешат, продавцам тоже придется снижать цены.

Валютный кризис и нерыночный официальный курс доллара возродили на улицах городов призрак 90-х – «черных менял». Но прямой аналогии с 90-ми, какими их помнят в России, все же нет. Белорусское государство, которым правят явно не гайдаровские либералы, не намерено бросать экономическую жизнь страны на произвол рынка.

Репрессивная машина работает с удвоенной скоростью. Тех же валютчиков КГБ словно ждал: местные СМИ сообщают о десятках задержаний. Сегодня объявлено о введении государственной монополии на импорт потребительских товаров.

Одновременно усилился контроль за обычными гражданами в духе «андроповщины» 80-х.

Еще после апрельского теракта в Минском метро в стране ужесточили трудовую дисциплину. Начальство детально отслеживает опоздания и прогулы, за каждый проступок наказывают рублем. В Барановичах от прохожих требуют свидетельство, что человек получил право на отгул в рабочее время. Аналогичные меры были приняты на многих белорусских предприятиях.

Большинство оппозиционных сайтов блокированы, есть сложности с доступом в социальные сети и к электронной почте. Многие новостные порталы, включая российские, также недоступны. Заметно пошла на спад активность блогеров, отмечает «Хартия 97»: за последние полтора месяца было возбуждено несколько уголовных дел за распространение заведомо ложной информации в интернете и неуважение к представителям государственной власти.

Если все это правда, то Белоруссия прямиком шагает из андроповского социализма 80-х в современную Туркмению, хотя сам Александр Лукашенко предпочитает менее одиозные сравнения с Китаем.

Напомним, страна попала в трудное положение в конце прошлого года — почти сразу после переизбрания президента Александра Лукашенко. Если говорить о сугубо экономических причинах, то социально ориентированная политика обескровила бюджет, оставшийся без нефтяных субсидий Москвы, которой надоело ждать обещанной приватизации «Белтрансгаза» и прочих ценных активов.

Но жесткая временная привязка экономических проблем к выборам оставляет широкий простор для конспирологических догадок.

Слухи о девальвации белорусского рубля, оснований для которой хватало уже давно, стали распространяться именно в декабре. Сегодня советник президента РФ Аркадий Дворкович дал понять, что если бы 19 декабря Лукашенко ушел, экономических проблем у страны могло бы быть меньше. А за несколько дней до этого в Грузии глава Европарламента Ежи Бузек откровенно и прямо заявил: цель санкций Запада против Белоруссии – «подорвать ее бюджет», чтобы уничтожить белорусский «социальный эксперимент».

Как бы там ни было, платежный баланс с марта уходит в глубокий минус, а валютный ажиотаж обескровил золотовалютные резервы Белоруссии. Золото, кстати, с сегодняшнего дня здесь тоже резко подорожало.

Автор: Виктор Ядуха, РОСБАЛТ

*****

Лукашенковская Беларусь оказалась банкротом

Для Беларуси завершается целая эпоха, рушится пропагандистский конструкт власти, миф о незыблемой стабильности. А новая реальность обещает быть жестокой и безжалостной.

Александр Лукашенко любил повторять: мы — гордый народ, нас бесполезно пытаться «наклонять», в земляки пойдем, но не поддадимся давлению. Но жестокая реальность опрокинула горделивые пропагандистские тезисы. Беларусь оказалась банкротом, а ее руководство вынуждено вымаливать подаяние, дабы выжить.

Дожились: на днях Лукашенко с гордостью объявил своему народу, что Россия согласилась дать кредит в 6 млрд. долларов и поэтому, дескать, мы спасены. А ведь несколько лет назад Лукашенко гордо заявлял, что в отличие от некоторых соседних стран Беларусь не попала в долговую кабалу, что нашим детям и внукам не придется расплачиваться за внешние займы. Даже еще год назад власти стыдливо скрывали от населения факт, что страна выживает за счет иностранных кредитов. А сегодня это объявляют панацеей.

Совершенно понятно, что Лукашенко извещая белорусов о якобы уже гарантированном гигантском российском кредите, пытался сбить девальвационные ожидания, остановить рост внебиржевого курса рубля, успокоить население, бизнес, убедить людей, что валютный рынок скоро стабилизируется, придет в норму.

Однако это не удалось, все произошло с точностью до наоборот. Уже после заявления Лукашенко обменный курс рубля стремительно пошел вверх, начался ажиотажный спрос на потребительском рынке (народ сметал все от холодильников до соли), появились очереди у банкоматов. Это означает, что общество потеряло доверие к президенту. А это первый шаг к кризису легитимности.

Граждане, не восприняв всерьез заявление Лукашенко, интуитивно заподозрив неладное, оказались совершенно правы. Вскоре выяснилось, что сообщение о 6 млрд. долларов российских кредитов в этом году — полный блеф. Не до конца понятно, зачем Лукашенко понадобилось обнародовать информацию, не соответствующую действительности.

Оказалось, что на самом деле Россия вообще не собирается напрямую кредитовать Беларусь. Выделить кредит нашей стране готов Антикризисный фонд ЕврАзЭС. В течение трех лет Беларусь может получить 3-3,5 млрд. долларов, причем в этом году — только 1,2 млрд. долларов.

А еще 3 млрд. долларов, о которых говорил глава Беларуси, это вовсе не российские кредиты, а деньги, которые Беларусь должна получить от продажи своих предприятий. Продавать придется российским кампаниям. Эта насильственная приватизация является условием выделения кредита из Антикризисного фонда ЕврАзЭС. Об этом заявил министр финансов России Алексей Кудрин. Правда, премьер Беларуси Михаил Мясникович отрицал, что РФ выдвигает такое условие. Но это уже стало правилом, что после переговоров стороны трактуют итоги диаметрально противоположным образом.

Очевидно, что официальный Минск будет по обыкновению придерживаться тактики: все обещать, подписывать документы, но не выполнять обязательств. В Москве это понимают, там хорошо изучили все повадки белорусского руководства. Поэтому не случайно, что кредит будет выдаваться частями в течение трех лет, надо понимать, по мере выполнения Минском российских условий. И даже в этом году Беларусь получит деньги двумя траншами: в июне и сентябре.

Таким образом, жесткая позиция Москвы в отношении Минска создает новую реальность и позволяет сделать несколько выводов.

Во-первых, нынешняя ситуация не есть возвращение к тому периоду до 2007 года, когда Беларусь, находясь в жестком конфликте с Западом, дружила с Россией, получая от нее обильные субсидии. Теперь Москва проводит в отношении нашей страны прагматичную политику и давать деньги просто так не собирается. Отсутствие у Беларуси европейского вектора, невозможность балансировать между Востоком и Западом позволяет Кремлю выкручивать белорусскому партнеру руки и эффективно добиваться своих целей.

Во-вторых, отказ России выделить 3 млрд. долларов кредитов в этом году означает, что Беларусь вступила в период долговременных и серьезных экономических проблем. Поскольку загасить валютный кризис кредитами не удастся, экономика страны попадает в полосу турбулентности.

Первым следствием облома с российским кредитом стала официально объявленная с 24 мая девальвация белорусского рубля на 56%. Больше двух месяцев власти всячески сопротивлялись этому, рассчитывая с помощью множества обменных курсов как-то выкрутиться, дождаться помощи от России и сохранить лицо. В итоге только усугубили ситуацию.

Если бы Нацбанк пошел на девальвацию в марте, можно было ограничиться падением курса белорусского рубля на 20%. Однако страх, экономическая безграмотность, неразумное упорство и политическая близорукость привели к тому, что девальвацию все же пришлось проводить, но уже на 56%. Вдобавок поставили экономику на дыбы, получили целый букет других проблем: инфляцию, безработицу, ажиотажный спрос на валюту и товары и пр. А главное — кризис доверия общества к власти.

Все это говорит о том, что Лукашенко за 17 лет нахождения у власти элементарно утратил свое знаменитое политическое чутье, способность принимать выверенные и точные решения. Возможно, это последствия психологической травмы, полученной в неб последних выборов, 19 декабря 2010 года, когда на площадь вышли десятки тысяч протестующих людей. А пенсионеры, возглавляющие экономический блок правительства, элементарно не способны вести реформаторскую линию.

Нынешняя девальвация — это только первый жестокий удар по уровню жизни населения и одновременно по репутации политического руководства. Ведь обещание стабильности и средней зарплаты в 500 долларов было главным предвыборным лозунгом Лукашенко. Теперь все это с грохотом рушится. Дальше последуют новый скачок цен, сокращение бюджетных расходов, тот же дефицит валюты и проблемы с импортом. Ибо кредит в 1,2 млрд. долларов в этом году не спасает.

Белорусские власти лишились возможности лавировать, вступили на настоящее минное поле, когда любой шаг грозит неприятными социальными последствиями.

В-третьих, белорусская социальная модель исчерпала себя и больше нормально функционировать не может. Ее кризис стал очевидным уже не только для экспертов, но и для общества. Другой вопрос, стало ли это очевидным для бессменного президента. Во всяком случае, месяц назад, выступая с посланием в Национальном собрании в самый разгар валютного кризиса, он пропел гимн особому белорусскому пути. Судя по всему, это была лебединая песня. А еще буквально неделю назад Лукашенко твердо отверг возможность реформ, которые нам, мол, «подбрасываются» извне.

Однако страна встала перед необходимостью системной трансформации. То, что другие посткоммунистические государства осуществили еще в 1990-е годы, нам предстоит проделать только сейчас. Либо власти начнут проводить реформы самостоятельно, либо под давлением кредиторов (России), либо под угрозой социального взрыва.

В-четвертых, приватизация белорусских предприятий российским капиталом, переход «фамильного серебра» в руки соседнего государства будет означать не только лишение Лукашенко значительной части экономической власти, но и ограничение суверенитета Беларуси. Влияние РФ на союзника значительно возрастет.

Итак, для Беларуси завершается целая эпоха, рушится пропагандистский конструкт власти, миф о незыблемой стабильности. Новая реальность обещает быть жестокой и безжалостной. Какие процессы вызовет она в белорусском обществе — это отдельная большая и сложная тема.

Автор: Валерий Карбалевич, БелаПАН

Читайте также: