Как я работал продавцом в супермаркете. За кулисами торговли: то, чего вы не видите, приходя в магаз

Как в супермаркетах обирают собственных работников. Как работники мстят администрации и покупателям. Торговля по-украински мало отличима от торговли по-советски.

Еще недавно слово «супермаркет» звучало для рядового жителя Украины как нечто малопонятное, привнесенное западными капиталистическими ветрами — сродни «супервайзеру» «мерчандайзеру» или «эксклюзивному дистрибютору». Однако, за последние десять лет супермаркеты буквально заполонили вначале большие города-миллионники, затем все областные центры. Сегодня супермаркет есть даже в паршивеньком райцентре с пятью-шестью тысячами населения. Украинцы быстро оценили преимущества покупки «всего в одном месте» и супермаркеты стали таким же непременным атрибутом нашей действительности, как базары и пивные палатки.

Первое, чем поражает супермаркет, в сравнении с обычным магазином — это невиданная свобода: бери в руки все, что хочешь, крути-верти, читай этикетки, нюхай, взвешивай. А еще — изобилие. Здесь можно купить все: от крема для чистки обуви до свежезамороженного тунца. Однако, как и всякое другое явление в жизни, супермаркет имеет и обратную, закулисную сторону, о которой рядовым гражданам мало что известно.

Персонал супермаркета — это, как правило, большой коллектив — от нескольких десятков, до сотни человек и более: директор, администраторы, товароведы, менеджеры, грузчики, продавцы-консультанты, кассиры, охрана торгового зала, операторы видео наблюдения, уборщики. Чаще всего, обыкновенный покупатель видит только часть этой большой рабочей машины — крутятся там всякие мальчики и девочки, товар по полкам расставляют, а вот что происходит в «закулисье» предприятия — никто, кроме работников, не знает…

Профессию продавца-консультанта я решил освоить не от хорошей жизни. Работа для студента и в лучшие-то времена всегда была проблемой, а сегодня… Только по официальным данным в Украине около полумиллиона человек рыщут в поисках работы, получая материальную помощь от государства и надеясь, что вот-вот наступит обещанное «покращення». В таких условия выбирать не приходится — куда берут, туда и идешь. А в супермаркеты берут всегда. Честно говоря, именно этот факт немного настораживал, но что делать? К тому же, говорят, что там даже карьерный рост есть. Авось повезет?

Продавец-консультант в супермаркете исполняет несколько функций. Помимо обычного консультирования клиентов, от работника требуется по мере необходимости заполнять полки товарами, следить за сроком годности продукции, помогать коллегам в других отделах, если те не успевают справиться со своей работой и т. д. .

Я пришел в магазин одной из наиболее известных в Украине торговых сетей — название, по понятным причинам, опущу. Меня тут же и взяли: на трехдневную стажировку — по мнению фирмы именно столько дней нужно, чтобы превратить человека с неумехи в квалифицированного продавца-консультанта. Сюрпризы начались уже с заявления о приеме на работу.

— Пиши: «Прошу принять меня на работу на должность продавца-консультанта с неоплачиваемой трехдневной стажировкой» — диктовала кадровичка.

— В заявлении ты пишешь, чтоб тебя взяли на четырехчасовой рабочий день, но на самом деле будешь работать с 10 утра до 10 вечера, — пояснили она далее. — Если согласен, то поставим тебя на алкоголь и воду.

Деваться было некуда — согласился. В этот же день меня познакомили с «наставником» — продавцом, который должен был делиться со мной тонкостями этого нехитрого дела. «Наставником» оказался щуплый паренек, лет двадцати.

— Саня, — коротко представился он. — Пойдем, я все покажу.

Мы вышли к другому выходу — рампе.

— Тут грузчики разгружают доставленный товар. Вода и пиво в стеклянной таре хранятся прямо здесь. В проходе — пиво в пластмассовой таре и водка. В комнате за проходом — вина и шампанское. Кроме того, тебе нужно следить за сухарями и семечками. На рампу привозят весь товар. Ты сам увидишь, как тут разгружают продукты, поэтому от многих из них откажешься.

— Не понял?

— Я же сказал, увидишь — поймешь! Вот как хлеб привезут.., — улыбнулся он.

Далее Саня повел меня в торговый зал, где показал, что и куда нужно ставить.

— Люди товар берут в начале полки. Твоя задача — своевременно добавлять товар, когда полка пустеет. Для этого, то, что осталось на полке передвигаешь вперед, а новый товар выстраиваешь позади. Это чтобы срок годности постарше уходил в первую очередь, — объяснял он. — Вторая твоя задача — выучить наименование товара. На все это у тебя есть три трудовых дня по 12 часов каждый, из которых всего час выделен на перекуры и обед. Работа — плохая. Я бы раньше ушел, но мне нужно отработать 14 дней по закону — на работу устраивают по трудовой книжке.

Поначалу работа показалась мне такой уж плохой или сложной — все просто, все ясно. И чего люди не задерживаются здесь надолго? Саня уже успел мне рассказать, что перед ним работало еще несколько человек, которые тоже вскоре уволились.

Второй день моей стажировки был более насыщенным: и событиями, и действиями. Саня с утра ходил с кислым выражением лица и о своих функциях учить меня да помогать даже не вспоминал. Причина плохого настроения «наставника» выяснилась к полудню:

— Эти суки списали на меня ящик элитного пива, мол, просроченное! Я говорю, что смотрел его, что срок годности еще не вышел, но меня никто не слушает. Попытался забрать пиво, стоимость которого вычли из моей зарплаты, а они как набросились все на меня, и товаровед, и администратор. Мол, не забывай свое место и кто ты! — буквально кипя от негодования рассказывал Саня.

Если продавец-консультант вовремя не сообщает об окончании срока годности продукта, тогда товаровед имеет право списать продукт за счет зарплаты провинившегося — это я знал. Обдумав ситуацию, я пришел к выводу, что Сане нужно винить не администрацию, а самого себя — за невнимательность. Жизненная практика доказывает, что большинство людей жалуясь на работодателей, склонны собственную виновность преуменьшать, а вину администрации, наоборот, преувеличивать.

Я пахал всю смену не покладая рук — старался произвести хорошее впечатление на руководство.

Техника работы проста. Для начала требовалось записать наименования товара (так удобнее), затем найти этот товар найти на складе, загрузить в тележку, вывезти в торговый зал и аккуратно разместить на полках. Сложнее всего было с пивом в пластмассовой таре: оно находилось на полках в проходе между комнатами и стремянка там не помещалась. Приходилось карабкаться по полкам почти под самый потолок. Эх, где вы, охрана труда и техника безопасности?!

Когда товар был расставлен, я пересматривал сроки годности продуктов. Это занятие дало повод проявить инициативу. Я заметил, что на витрине есть ценник, а сам товар отсутствует. К счастью на складе нашлось нужное вино, которое не было просроченным. Выставив его на полку, я вышел на перекур. На рампе сидел грузчик и пил пиво. Осушив бутылку до дна, он аккуратно закрыл ее крышкой и вернул в один из ящиков. Теперь мне стало ясно, откуда берется пустая тара в нетронутых ящиках!

Тогда же на перекур вышла и администратор — женщина лет сорока. Увидев меня, тут же накинулась:

— Прежде чем куда-то выходить, нужно предупреждать меня, пока у тебя нет бэйджа!

— А что нужно делать с бэйджем? — интересуюсь.

— У охраны стоит специальный прибор, а на бэйдже есть штрих код. Вот его нужно пробивать, чтобы администрация знала, сколько раз ты выходишь и сколько времени тратишь на перекуры — пояснила администраторша.

Да, особо не посачкуешь!

К третьему дню «стажировки» я начал постепенно понимать, почему люди на работе здесь долго не задерживаются.

— Эти козлы на меня списали бутылку виски! Высчитали из оставшейся после пива зарплаты 500 гривень за вискарь, — гневно пожаловался Саня.

— И че? — спрашиваю.

— Да ниче! Просто теперь я им должен, а не они мне. Понимаешь? У меня осталось меньше четырехсот гривень от зарплаты, а виски стоит дороже. Мне еще сотню доплачивать нужно.

— А виски хоть отдадут?

— Я сам заберу!

Саня переоделся и ушел домой за деньгами. Бедняга. Его поставили перед выбором: или он доплачивает сотню, и ему отдают трудовую книжку — или он уходит без трудовой и виски.

Я же продолжал трудится в поте лица. Непрестанно бегал по залу, забивая холодильники пивом, которое разбирали с невероятной скоростью. Даже представить не мог, что люди могут столько выпить!

Во время очередного перекура на рампе я застал грузчиков за разгрузкой хлеба. Саня оказался прав — увидев, как его разгружают, желание покупать хлеб у меня пропало напрочь. Грузчики, перекладывали батоны своими грязными, черными лапами, чихали, сморкались, вытирая пальцы об одежду! Из-за спешки и небрежности грузчиков свежие буханки то и дело падали на грязный пол — их поднимали и как ни в чем ни бывало, укладывали обратно в лоток. Некоторые рабочие, правда, еще и вытирали упавшие батоны полой куртки. М-да, теперь мне не скоро захочется свежего хлебушка с румяной корочкой!

— Да это ерунда, мелочи! — «успокоил» меня один из грузчиков, заметивший обалдевшее выражение на моей физиономии. — Ты вон в кулинарию сходи — вот там увидишь!

В кулинарию я не пошел — хватило с меня и хлеба, вывалянного в соплях.

В тот же день привезли партию минеральной воды, которая взрывалась. Да-да, именно взрывалась — заводской брак, на который наш товаровед закрыл глаза.

Если с товаром что-то не в порядке — товаровед имеет полное право или отказаться от него, или принять на себя ответственность за продукт.

Администрация супермаркета приняла товар, и вода была выгружена на рампе. Я взял несколько бутылок, чтобы выставить их на витрину. Там-то и произошел первый взрыв, от которого пугливо шарахнулись находящиеся рядом покупатели. Вода растеклась по всей витрине и подмочила репутацию магазина в прямом и переносном смысле.

Из этой партии примерно пятая часть бутылок взорвалась в течение дня — в основном, правда, на складе. Администрация магазина ходила и пожимала плечами — это была их вина, а кто отвечать за это будет — «додумайте сами».

Позже меня вызвала директор магазина. Дама сообщила, что я успешно прошел стажировку и меня официально приняли на работу, а моего наставника Саню уже уволили.

По иронии судьбы, первый день моего официального трудоустройства оказался и последним. До обеда все было нормально — ничего не взрывалось, а на рампу я не ходил, дабы не видеть того, что могло бы мне испортить аппетит. Неприятности начались после обеденного перерыва — мне предъявили претензию, что я проглядел закончившийся срок годности товара.

— Что именно? — спрашиваю.

— Там вино просроченное. «Шабо». Четыре бутылки, — сказала товаровед.

Она повела меня в торговый зал, где указала на вино, которое я буквально позавчера выставил на витрину.

— Я же позавчера только поставил его. Новое. Ящик только открыл. Проверял срок годности, — возмущаюсь.

— Нет. Ты наверное перепутал, — настаивает товаровед.

— Идемте, я вам покажу, — веду за собой своего руководителя.

Нахожу в складе ящик, из которого брал бутылки: он открыт и полон!

— Ну вот, — ухмыляется товаровед.

— Вино кто-то обратно поставил! — возмущенно заявляю я.

— Не выдумывай. Будет тебе наука! Будешь внимательней, — она смотрит на меня назидательным взглядом, затем поворачивается и уходит.

Вот тут-то мне в стала окончательно ясна схема, по которой в супермаркетах обирают собственных работников: просроченный товар втихаря выставляется на полку, а продавца обвиняют в том, что он не досмотрел! Просроченный товар списываются за счет виновника — то есть, того же самого продавца. И не важно сколько именно товара списывается на тебя в месяц — лично меня глубоко возмутил сам факт мошенничества. И потом, если это система, то выйти победителем в такой «игре без правил» просто невозможно: сегодня на тебя списывают четыре бутылки вина, а завтра спишут столько, что еще и должен останешься — как было в случае с моим «наставником» Саней.

Желание работать здесь у меня пропало начисто. Иду к директору.

— Я ухожу, — заявляю ей.

— Ты должен по закону отработать две недели, — отвечает мадам.

— Чтобы за две недели вы на меня еще навесили товара? — спрашиваю возмущенно.

Директриса начинает сердиться:

— Так положено по закону…

— Тогда по закону я должен работать 4 часа в день, как писал в заявлении, а не 12, как работаю на самом деле, — говорю ей. — А если я с этой претензией пойду в соответствующие органы…

— …то тебе никто не поверит, — с ехидной улыбкой закончила мою фразу директор.

— А я все же попробую, — разворачиваюсь к двери. — Мои предшественники, думаю, подтвердят.

— Можешь уходить, но трудовую книжку я тебе не верну, — вдогонку бросает мне директриса.

-Да ради Бога, — сказал я и вышел из этого магазина навсегда.

Трудовую мне так никто и не вернул. Я особо не настаивал — в книжке была ведь только одна запись этого же моего горького трехдневного опыта продавцом-консультантом.

Думаю, что эта ситуация справедлива — никто никому ничего не остался должен.

Вот так, едва начавшись, и закончилась моя карьера продавца. Впрочем, я не жалею, скорее, наоборот — разочарования, которые тебя постигают в этой работе, совершенно не пропорциональны тому вознаграждению, которое за нее платят.

Автор: Андрей Прокопенко, Николаевская областная интернет-газета «Новости N» 

Читайте также: