Закон о защите безработных в Украине защитил лишь коррупцию чиновников

Правительство отказалось от социальной поддержки безработных украинцев. Принятый по инициативе вице-премьера Сергея Тигипко и подписанный президентом Виктором Януковичем закон о занятости предусматривает для достигших 45-летнего возраста отмену социальных пособий, которые выплачивались на протяжении одного года. Вместо них вводится одноразовый ваучер на оплату профессионального переобучения.

Коснется каждого

Считается, что от природы предпринимательскими способностями обладает порядка 10% населения. Именно эти люди не только обеспечивают свое благосостояние, но еще и дают заработать другим. Остальные вынуждены трудиться на них, чтобы создать себе достойную жизнь либо просто элементарное существование — в зависимости от условий оплаты.

Для них наличие оплачиваемой работы имеет первостепенное значение. Согласно исследованию «Рейтинг угроз», проведенному социологической группой «Рейтинг», 47% граждан Украины больше всего опасаются безработицы.

Казалось бы, официальные данные Госстата показывают вполне оптимистичную картинку. Так, в Украине по итогам апреля-июня количество зарегистрированных безработных сократилось с 531 до 447 тыс., а по отношению к аналогичному периоду 2011 года – на 11,7%.

В том числе уволенных по собственному желанию стало меньше с 59,9 до 54,4 тыс., на 17,8%, выпускников учебных заведений с 22,7 до 21,9 тыс., по сокращению штатов (включая военнослужащих) и объемов производства с 35,4 до 34,3 тыс., на 1,1%.

В Донецкой области за январь-июнь на работу устроились 160 тыс. человек и были уволены 182 тыс., среди них 24 тыс. по сокращению штатов. Таким образом, получается, что армию безработных только в Донбассе за полгода пополнили 22 тыс. чел.

Но эта статистика не отображает действительную ситуацию. Она не учитывает скрытую безработицу: тех, кто не обратился либо по формальным причинам не зарегистрирован в центре занятости, задействован в режиме неполной рабочей недели, находится на сезонных работах либо в неоплачиваемом отпуске.

По оценкам Международной организации труда, на самом деле в Украине в той или иной степени безработными являются около 10% экономически активного населения, то есть порядка 2,2 млн чел. Из них только каждый четвертый пока еще получает от государственного фонда социального страхования пособия по безработице.

Что меняется для них с принятием закона о занятости?

В каких-то непринципиальных для власти вопросах он носит откровенно декларативный характер. К примеру, п.7 ст.5 гарантирует гражданам защиту от незаконного увольнения.

Как это осуществляется на практике? Возьмем хотя бы относительно недавнее решение корпорации «Индустриальный союз Донбасса» объединить в Алчевске коксохимзавод и металлургический комбинат. По оценкам Луганской облгосадминистрации, это приведет к сокращению 2 тыс. рабочих мест на указанных предприятиях.

Луганский губернатор Леонид Пристюк заявил, что не одобряет действия хозяев ИСД, одновременно дав понять, что повлиять на них тоже не в состоянии. Дескать, будем вести переговоры, убеждать… Также можно вспомнить, как в 2008 г. увольняли рабочих Макеевского метзавода в связи с закрытием мартеновского и доменного цехов.

В августе нынешнего года правление запорожского завода «Днепроспецсталь» объявило, что в октябре сократит трудовой коллектив на 20% в связи с невозвратом предприятию НДС на 212,6 млн грн. И что, кто-то в Кабинете министров, президентской администрации или облгосадминистрации сделал конкретные шаги, чтобы этому помешать?

Хотя на самом деле государство всегда по определению сильнее любого частного бизнеса и способно поставить его в самые жесткие рамки. Но только при желании. Если же власть кормится с руки этого самого крупного бизнеса, появляются подобные законотворческие «шедевры», представляющие набор красивых невыполняемых лозунгов.

Так, п.4 ст.48 гласит, что если массовое увольнение на крупном предприятии приводит к резкому росту безработицы в регионе, ситуация определяется как критическая. В этом случае правительство может создать специальную комиссию.

И тут надо понимать, что создание комиссии позволяет чиновникам отчитаться о том, что они отреагировали на ситуацию. Но это никак не решает вопрос трудоустройства сотен и тысяч людей, оказавшихся без работы и без средств к существованию. Разве что если их зачислить в штат комиссии.

Не менее глупо выглядит пп.1 п.5 ст.50, которым работодателям запрещается выдвигать дискриминационные требования в объявлениях о поиске сотрудников. Речь идет о запрете указывать желаемый пол и возраст кандидата.

Допустим, некий предприниматель раньше давал объявление следующего содержания: «На должность секретаря требуется девушка до 25 лет, с приятной внешностью». Теперь его вакансия должна выглядеть так: «Требуется секретарь». Но, конечно же, это не означает, что теперь любитель сладкого готов принять на работу 45-летнюю мать троих детей или того хуже, молодого человека — что дало бы знакомым повод заподозрить его в смене ориентации.

Так что сложности от возникающей неопределенности появляются только у соискателей работы. А дискриминация, если считать это дискриминацией, никуда не девается.

Кто выиграл?

Тем не менее, принятый закон нельзя назвать совсем дурацким. Несколько упорядочивается деятельность агентств, предлагающих гражданам Украины трудоустройство за границей. Здесь помимо лицензирования, которое должно стать заслоном для выхода на рынок всевозможных аферистов, детализируется ряд условий.

В частности, п.1 ст.38 предусматривается, что услуги по трудоустройству за границей предоставляются только в пределах заключенных контрактов с иностранными компаниями. Иными словами, если у агентства есть заявка на 50 сельхозрабочих в Италию, оно не может нанимать туда 60 человек либо еще 50 человек на сбор ягод в Финляндии.

Обязательным условием является и наличие к контракту с иностранной компанией приложения в виде заверенного проекта трудового договора. Это гарантирует заробитчанам, что если им обещают платить €1 тыс., то столько и заплатят, а не половину этой суммы, как нередко бывает до сих пор.

Впрочем, об интересах работодателей власть тоже не забывает. Так, п.1 ст.26 предусматривает получение работодателем компенсаций суммы единого социального взноса в течение 1 года на каждого дополнительно трудоустроенного работника из числа защищенных категорий (инвалиды, сироты, молодежь, освободившиеся из заключения).

Предполагается таким образом стимулировать бизнес к созданию новых рабочих мест. Да только вот незадача: порядок выплаты таких компенсаций будет определять правительство. Или, точнее, Минсоцтруда. А в том, что этот порядок выпишут так, чтобы максимально усложнить процедуру, сомневаться не приходится.

В итоге воспользоваться преференцией смогут либо непосредственно связанные с представителями власти предприниматели, либо те, кто согласится отстегнуть «откат». Именно так вот уже который год в Украине выплачиваются дотации в сельском хозяйстве и возвращается НДС. Причем при всех (!) правительствах.

То же самое относится и к получению ваучера на оплату профессионального переобучения (повышения квалификации) для безработных, достигших 45-летнего возраста. Порядок их выдачи также будет разрабатывать Минсоцтруда. Учитывая, что сейчас пособия по безработице получает не более 20-25% нуждающихся, можно предположить, что и ваучеры смогут получить не больше желающих от реального числа.

Причем формально никто вроде бы и не заставляет этот ваучер брать. П.1 ст.30 закона гласит, что лица, достигшие 45 лет, всего лишь имеют право обратиться за ним. Так сказать, по собственной инициативе.

С другой стороны, п.4 ст.45 гласит, что основанием для прекращения регистрации безработного в центре занятости (читай: прекращение выплаты пособия) является дважды отказ от предложения по профессиональному обучению. Получается, что, по сути, обращение за ваучером будет в добровольно-принудительном порядке.

Таким образом, кардинального решения одной из наиболее актуальных в период кризиса проблем закон не дает. Хотя и позволяет власти и близким к ней представителям бизнеса решать свои финансовые вопросы. А для чего еще в Украине пишутся и принимаются законы?

Автор: Виталий Крымов,  «ОстроВ»

Читайте также: