Убийство Бориса Немцова (юридический этюд)

Из множества вопросов, возникших после убийства Бориса Немцова — 55-летнего оппозиционера, который в 1990-е годы был губернатором Нижегородской области, а затем первым заместителем председателя правительства при Борисе Ельцине — особенно важен один — кто это сделал и почему?

Вопреки устоявшемуся мнению, сотрудники российских правоохранительных органов действуют в чёткой системе нормативных и законодательных координат и по-крупному выходят из неё только на основании однозначных указаний с вышестоящего уровня.

За Немцовым накануне его трагической гибели велось наблюдение со стороны правоохранителей.

Это наблюдение вели либо:

1) сотрудники центра противодействия экстремизму ГУ МВД РФ по Москве (второй большой корпус на Петровке, 38) — это если у властей были основания считать, что он радикал, готовый спровоцировать беспорядки, и в этом случае должно было быть заведено дело оперативного учёта;

2) сотрудники ФСБ (УФСБ РФ по Москве и МО) — если были основания полагать, что существует угроза ему как общественному и политическому деятелю, или если были основания считать, что его деятельность представляет угрозу нацбезопасности (подготовка мятежа) или направляется из-за границы (постоянно озвучиваемая подкремлёвскими медиа версия, не проверить которую ФСБ просто не имело права по факту публичного высказывания подозрения в совершении особо тяжкого преступления — «госизмена»);

3) военная контрразведка — если бы бы подозрения в его связи с иностранными спецслужбами.

Никакие ФСО, ФСКН и прочие силовики к такого рода ОРМ не подключаются.

Слежка ведётся группой офицеров достаточной квалификации. При обнаружении ими ещё одной слежки (пресловутые три сменяемые машины), они обязаны были экстренно доложить руководству, а то должно было запросить «соседей».

Установив, что слежку ведут не сотрудники спецслужб, ведомства, осуществляющее ОРД в отношении Немцова, были обязаны дать указание об усилении бдительности и обязательно подключить ФСБ, поскольку у них было только четыре версии происхождения слежки:

а) крупная оргпреступность;

б) террористы из числа радикальных противников Немцова;

в) иностранные спецслужбы в рамках подготовки провокации против России; г) наёмники от некоего тайного центра оппозиции, готовящие провокацию для провоцирования беспорядков (подраздел — от соперничающего с Немцовым оппозиционного деятеля).

Именно из-за этой требуемой законом бдительности у следствия имеются снимки подозреваемых (их появление легализировано объяснением получения данных от камер ГАИ и автолюбителей).

После теракта служба наблюдения была обязана принять немедленные меры по задержанию террористов (ведь они явные преступники), а также попытаться оказать Немцову первую помощь, вызвать врачей и полицию. Иное поведение именуется на языке уголовного кодекса служебной халатностью и оставлением человека в беспомощном состоянии.

Однако то поведение, которое продемонстрировали офицеры, осуществлявшие ОРМ в отношении Немцова, могло быть объяснимо только в двух случаях:

а) оперативникам дали команду не вмешиваться;

б) оперативники пришли к выводу, что действия киллеров санкционировано и решили не попадать в число свидетелей.

Необходимо дополнить эту картину странным промедлением полиции и отсутствием сотрудников ФСО на месте — полдвенадцатого ночи на мосту 6 выстрелов подряд — достаточно заметное явление и производит впечатление ведущейся перестрелки.

Автор: Ихлов Евгений

Читайте также: