О том, почему ГМО безопасно для здоровья человека

Представьте себе мир, в котором поля не надо посыпать азотистыми удобрениями (избыток провоцирует накопление «нитратов», которыми нас пугали из газет в моём детстве). Такие поля будут засеяны особой пшеницей. Корни у этой пшеницы состоят в симбиозе с азот-фиксирующими бактериями вроде тех, что в природе есть у бобовых растений. Пока такой культуры нет, но принципиально ничто не мешает ей появиться в будущем.

 Продолжим список тем, о которых писать приходится снова и снова. Сегодня поговорим о бессмысленных и беспощадных «картофельных бунтах» XX века.

Про викингов

Все вы наверняка слышали о колонии викингов в Гренландии, которую в 983 году основал Эрик Рыжебородый и его сотоварищи. Колония просуществовала аж 450 лет и по не до конца понятным причинам исчезла. Вернее, причины-то более-менее известны: климатические (похолодание), нерациональное землепользование (скандинавы извели лес под пастбища и пафосные кафедральные соборы, что привело к эрозии почв), неумение учиться выживанию у местного населения (эскимосов-инуитов), и, самое интересное — их диетические пристрастия. По какой-то причине викинги не ели рыбу. Конкретно — в изобилии присутствовавшую в местных реках форель. Вот этот момент нам особенно важен.

Не столь критично, почему бородатые северяне игнорировали важный пищевой ресурс (допустим, кто-то из них отравился, это впоследствии легло в основу суеверия, а затем табу, прочно закрепившегося в культуре). Важно, что когда ресурсная база была окончательно подорвана, они не смогли переключиться на предлагаемую обстоятельствами новую пищу. И это (в комплексе с другими факторами) их убило.

Про неандертальцев

Если про викингов слышали многие, то про неандертальцев новость совсем свежая. По данным группы из Борнмутского университета, в эпоху палеолита кролики были частой пищей людей современного типа. Однако по неизвестным причинам неандертальцы их не ели. Судя по всему, они до конца продолжали изводить местную мегалофауну (мамонтов, оленей и других крупных растительноядных млекопитающих).

Исследователи высказывают гипотезу, что именно это обстоятельство — неспособность неандертальцев перестроиться с крупной добычи на мелкую — позволило нашим предкам победить в конкуренции с близким видом. Возможно, более щуплые и мозговитые сапиенсы были эффективнее в охоте на мелочь с помощью силков и ловушек. То есть в том, чем брезговали (в силу изобилия крупной и более доступной добычи) наши физически более развитые рыжие родственнички, предпочитавшие более архаичный вид охоты. А что — загнал мамонта в яму и несколько месяцев семья обеспечена едой. Но благоденствие закончилось, мамонтов ребята доели, а охотиться на кроликов так и не научились. Ум, как часто бывало в истории и позже, одолел силу.

К чему это всё?

В двух приведённых примерах показано, как неумение приспосабливаться к меняющейся среде приводило процветающие цивилизации (или даже целые биологические виды) к гибели. Моё твердое убеждение состоит в том, что в случае с генетически модифицированными растениями в пищепроме мы имеем сегодня точно такую же ситуацию. Но с одной оговоркой. Если викинги вполне могли приобрести гибельное суеверие после того, как кто-то из них случайно отравился рыбой, то в случае ГМО активно внедряемое в общество заблуждение не основано даже на хлипких фактах.

Про картофельные бунты

В XIX веке так назывались крестьянские волнения и даже восстания против помещиков, вызванные насильственным введением посадок картофеля. Причин у этого явления было две.

Первая: невежественные крестьяне принимали ягоды картофеля за то, что предлагается есть, и часто травились. Вторая: даже правильно собранные клубни картофеля при содержании на свету зеленеют и пропитываются растительным ядом соланином.

В середине XIX века власти Империи осознали экономическую значимость новой культуры и стали внедрять её, что называется, «в массы». Из губерний в Санкт-Петербург шли реляции о площадях, отведённых крестьянам под картошку и урожае, который был собран. Всё как во времена Хрущёва с другой известной культурой. В XIX веке, несмотря на отчаянное сопротивление на местах, картошка была сделана «вторым хлебом». Когда нужно, наше государство может быть эффективным в преодолении косности своих граждан. В случае с ГМО, причины, по которым тормозится их внедрение, могут быть разделены на две части: экономические и психологические.

В числе экономических причин мне приходит в голову две. Обе, разумеется, гипотетические.

Государству невыгодно зависеть от импорта ГМ-растений и их семян (соображения безопасности), пока собственная сельхознаука не произведёт и не испытает в достаточном количестве собственные ГМ-сорта. Возможно также, что таким образом (замедляя путь импортной ГМ-продукции на рынок и поддерживая истерию в обществе) власть стимулирует собственное сельское хозяйство, облегчая его конкуренцию с импортом. То есть имеет место банальный (но в данном случае скрытый) протекционизм. Эта версия мне кажется очень правдоподобной и хорошо, если всё обстоит именно так.

Производителям агрохимии невыгодно массовое внедрение ГМ-сортов культурных растений. Время от времени озвучиваются конспирологические гипотезы о том, что «Байер» или другие химические ТНК лоббируют протест против внедрения этих сортов и финансируют истерию вокруг них (возможно, через экологические организации). «С порога» такую версию я бы не стал отметать тоже.

Психологическая причина у упорного противодействия технологии, которая может а) накормить планету и б) спасти человечество от экологической катастрофы, мне кажется, всего одна. И она концептуально та же, что и у «картофельных бунтов» XIX века.

Речь идёт о банальном невежестве масс и психологической инерции, которая выражается в неприятии нового. Фактор этот представляется мне лично чем-то таким, с чем (по счастью) можно бороться. И прежде всего с помощью последовательной научной популяризации. Надеюсь, этот текст в какой-нибудь мере послужит указанному благому делу.

Почему ГМ-продукция безопасна для человека

Прошедшие необходимую сертификацию генетически модифицированные растения в пищепроме совершенно безвредны для здоровья по следующим причинам.

Во-первых, содержащиеся в ГМ-растениях (гипотетически вредные) белки благополучно расщепляются в желудочно-кишечном тракте до пептидов и аминокислот. Не только безопасных, но и необходимых: именно из них наш организм строит собственные белки. Съесть ГМ-морковь с геном лосося принципиально не опаснее, чем съесть обычную морковь и закусить ее лососем.

То же касается, надо сказать, не только белков, но и ДНК. Это я сейчас специально для тех, кто приводит в качестве аргумента разглагольствования про «чужеродную ДНК». В реальности такая ДНК существует исключительно в мозге ГМ-фрика, который о ней фантазирует. В природе гены постоянно путешествуют из бактерий в растения, из растений в бактерии. Из животного в растения, правда, миграция генов пока не замечена. Как и из растений в человека.

Здесь скажем пару слов про бытующие опасения насчёт того, что применяемые в генетической инженерии «векторы» (бактерии и вирусы, используемые как переносчики ДНК в опытные растения) вредны для человека и животных. Не вредны. Почему?

Потому что:

а) эти векторы специально инактивируются (убиваются) после того, как работа закончена и нужный ген перенесён;

б) векторы не могут встроить свои гены в ДНК человека, а если и могут, это приведет лишь к соматической мутации в клетке, которая будет истреблена иммунной системой, подобно тому, как еждневно убиваются многие тысячи других поврежденных клеток в рамках системы противоопухолевого иммунитета.

Во-вторых, сама эта гипотетическая опасность вырабатываемого новым растением белка, по существу, легко устранима нормальной сертификацией и клиническими испытаниями.

Да-да. Там, где полученный «обычной селекцией» (с применением радиации, химических мутагенов и ненаправленной модицификацией множества генов) новый сорт просто попадает на полки, ГМ-растения проходят многоуровневые клинические испытания, ничем не отличающиеся, по сути, от исследований новых лекарств.

Задам риторический вопрос. Что безопаснее: всесторонне изученный белок из одного внедрённого в растение гена, или множество неизвестных новых белков из сорта, полученного ненаправленной модификацией множества генов при «традиционной селекции»?

Де факто, употреблять ГМ-растения можно на порядок спокойнее, чем любые традиционные сорта культурных растений — из-за параноидального отношения к ГМО, которое выливается в явно избыточные испытания на безопасность, длящиеся чуть ли не десятками лет.

В-третьих, за десятилетия масштабного применения ГМ-организмов в медицине, в сельском хозяйстве и чёрт знает где ещё накоплена огромная выборка, подтверждающая безопасность ГМ-организмов для животных. По данным одного из последних метаисследований, за десятилетия применения ГМ-сортов растений накоплена информация о 100 МИЛЛИАРДАХ сельскохозяйственных животных, которые благополучно питались ГМ-растениями без какого-либо вреда для здоровья.

В-четвёртых, вам могут встретиться и хитрые виды «ГМ-скептицизма». Например, когда вам будут рассказывать о том, что ГМ-растения — это плохо, потому как импорт, зависимость и «неизвестно, что они туда напихали», парируйте тем, что для решения этой проблемы надо не запрещать ГМО/стимулировать ГМ-истерику в массах, а активнее внедрять отечественные (проверенные на безопасность и производимые на месте) сорта.

Ещё раз суммирую тезисы этого блока

ГМР ничем принципиальным не отличаются от растений без генетических «вставок» из других организмов: в природе этот процесс происходит постоянно «стихийным» образом.

Даже теоретически ГМ-растения не могут нам навредить: новые белки мы благополучно расщепляем протеолитическими ферментами в нашем желудочно-кишечном тракте. ДНК сама по себе просто так из морковки к нам в хромосомы не встроится — миллиарды лет эволюции надёжно защитили наши гены от «не наших». Вирусы и бактерии, которые использовались при создании нового ГМ-сорта, успешно инактивированы. А если кто и выжил, то ничего страшного: вирусы и бактерии растений человеку не страшны.

Если какой-то вредный белок и начнёт новым геном синтезироваться «побочно», то эту угрозу устранит надлежащее клиническое испытание нового сорта. ГМ-растения испытываются на порядок тщательнее обычных сортов (и поэтому гораздо медленнее выходят на рынок), их испытания сегодня фактически ничем не отличаются от испытаний лекарств.

P.S. Чтобы меня не обвинили в предвзятости, всё же сделаю небольшое отступление и раздам «сестрам по серьгам».

Единственная вещь, которой новый ГМ-сорт может быть теоретически опасен — аллергической реакцией. И то лишь в случае, если у человека аллергия именно к этому вырабатываемым растением новому белку (вопрос о том, где он его встретил ранее, оставим без обсуждения).

Аллергия в принципе штука мало предсказуемая и случается буквально «на всё». Как мне рассказывали коллеги-медики, даже на марганцовку и «зеленку». Так что здесь особо не подстрахуешься и нет разницы — ГМ-продукт ты ешь или не ГМ. Вспомните текст в аннотации к любому лекарству в разделе «Противопоказания»: «повышенная чувствительность к любому из компонентов препарата».

Перспективы ГМ-растений и ГМ-организмов в целом

Представьте себе мир, в котором поля не надо посыпать азотистыми удобрениями (избыток провоцирует накопление «нитратов», которыми нас пугали из газет в моём детстве). Такие поля будут засеяны особой пшеницей. Корни у этой пшеницы состоят в симбиозе с азот-фиксирующими бактериями вроде тех, что в природе есть у бобовых растений. Пока такой культуры нет, но принципиально ничто не мешает ей появиться в будущем.

На новые поля не надо тоннами лить инсектициды. Белок, вырабатываемый в листьях картошки, столь же несъедобен для колорадского жука (и безопасен для нас), как к примеру, белки апельсина.

Что важно: протеин этот не вырабатывается в клубнях (лишь в листьях), а если человеку придёт в голову пожевать листья, токсинов никаких (сверх тех, что есть в обычной картошке) он не отхватит.

Та же история и с гербицидами. Новые сорта будут подавлять сорные виды растений сами. Причём используя для этого средства, безопасные для животных и человека.

Мы сможем «откатить назад» процесс опустынивания земель и вернуть планете её плодородные почвы, если используем специальные ГМ-растения, бактерии и лишайники. Мы, наконец, сможем терраформировать другие планеты с их помощью, что тоже, согласитесь, не абы что.

Мораль

Огромное количество токсичной агрохимии не окажется на полях (и, как следствие, на вашем столе), если вы сегодня принципиально откажетесь поддерживать ГМ-истерию, раздутую жёлтой прессой и псевдоучеными вроде Ирины Ермаковой.

Автор: Ренат Атаев,  Newtonew

 

Читайте также: