Трамадол: лед тронулся… частично

Мы продолжаем серию публикаций о «фармакологическом кайфе», который, не являясь наркотиком, согласно официальной классификации, стал в последние годы настоящим бичом украинского общества. Речь, как, наверное, многие уже поняли, снова пойдет о трамадоле — опиоидном анальгетике, являющемся готовым синтетическим аналогом опиума. Со всеми «вытекающими». Однако очень долго на все эти «вытекающие», о которых мы уже писали в нескольких прошлогодних номерах, почему-то закрывали глаза чиновники ряда государственных ведомств и структур, в том числе Кабинета Министров, проигнорировавшего неоднократные обращения МВД о признании трамадола наркотиком. Причина очевидна — фармакологические компании, производящие смертоносные таблетки, становятся первым звеном в цепочке их незаконного оборота, скорее всего, вполне осознанно.

Так, количество трамадола на украинском рынке превышает необходимое для медицинского употребления более чем в 20 раз (90 млн. доз ежегодных поступлений при потребности в 4 млн. доз). Себе в убыток частные предприятия, как известно, не работают, а значит, лишнее реализуется не в медицинскую сферу. Само собой разумеется, что любой серьезный удар по трамадольному бизнесу наиболее ощутимо скажется именно на их прибылях. Как, опять-таки, само собой разумеется и то, что любой уважающий себя предприниматель-производственник масштабом выше среднего просто обязан иметь пару-другую лоббистов из «высших эшелонов»…

Впрочем, масштабы проблемы и вызываемый ею общественный резонанс по своему размаху настолько приблизились к критической точке, что замалчивать вопрос и дальше стало просто невозможно. В конце прошлого года о трамадоле «вдруг» заговорили и Янукович, и Тимошенко, и высшие чиновники МОЗ.

«И взял он меч…»

Наконец, были приняты поправки к 321 статье УК Украины («Незаконное производство, изготовление, приобретение, перевозка, пересылка, хранение с целью сбыта или сбыт отравляющих или сильнодействующих веществ или отравляющих или сильнодействующих лекарственных средств»), а также изданы приказы Министерства здравоохранения, которыми был определен собственно перечень этих самых «лекарственных средств», в который вошел и трамадол.

За суконными формулировками «поправок» и «перечней» кроется по сути революционный поворот в истории вопроса, который, несмотря на некоторую запоздалость, обещает выход на качественно новый уровень борьбы с ранее «непризнанным» наркобизнесом. До принятия этих документов (точнее — до их вступления в силу в октябре прошлого года) пойманного «на горячем» торговца трамадолом трудно было привлечь даже к административной ответственности и наказать хотя бы штрафом. Благодаря «белым пятнам» в законодательстве для возбуждения уголовных дел просто не было оснований.

Теперь за те же деяния закон предусматривает наказание вплоть до 10 лет лишения свободы — в зависимости от количества зелья, изъятого у подпольных «фармацевтов», и уровня организации преступного «бизнеса».

Так, по информации главы кировоградского ОБНОНа Владимира Очеретнюка, только за первый месяц 2008 года по отредактированной 321 статье его ведомством возбуждено 12 уголовных дел, фигурантам которых официально предъявлены обвинения. Сейчас проводится «профильная» отработка области, ведутся проверки деятельности в том числе должностных лиц — прежде всего лечебных учреждений и аптечного бизнеса.

Конечно, преступники очень быстро учатся, и уже через несколько месяцев их перестанут брать «пачками» на улицах — торговля препаратом, как и другими наркотиками, переместится в подполье, выйдет на новый уровень «засекреченности». Но это уже будет большой победой — трамадол перестанет быть легкодоступным «соблазном», купить который для любого подростка не сложнее, чем семечки. И явление, по сути своей неискоренимое (ведь с наркоманией и наркобизнесом боролись всегда и везде, но полностью победить их пока не удалось ни одной стране), по крайней мере, перестанет быть столь массовым.

«Главное, — говорит Очеретнюк, чтобы по первым делам, дошедшим до суда, были вынесены обвинительные приговоры и несколько торговцев получили хотя бы условные сроки. Это позволит держать их под жестким контролем и в случае рецидива — привлекать уже к более суровой ответственности».

«Домашнее задание»

Однако говорить о том, что хотя бы в правовом поле вокруг трамадола наступила полная ясность, по нашему мнению, пока не время. Новый закон, несколько развязавший руки правоохранителям, касается лишь низового звена — реализаторов отравы. Возможностей же для того, чтобы перекрыть каналы, по которым зелье попадает к ним, по-прежнему нет, и виной тому, опять-таки, несовершенство законодательства — ниточки, за которые нужно «подергать», снова ведут в Киев.

С завода или оптовой фирмы трамадол по-прежнему можно купить практически без каких бы то ни было документов — норм, четко регламентирующих условия оптовой продажи, не существует. Сами же предприятия имеют лицензии на торговлю, и, с правовой точки зрения, к ним невозможно придраться. В то же время розничная продажа, например, трамадола в аптечных сетях, по закону, может осуществляться исключительно по рецепту врача. Вот такой парадокс…

Учитывая доводы, приведенные выше, остается лишь констатировать: доработка и принятие законов, которые позволят на должном уровне контролировать производство и реализацию «отравляющих лекарственных средств», а значит — в 20 раз снизят доходы их производителей, — дело непростое и небыстрое. Хотя нужно для этого всего ничего — наличие доброй воли, не зависящей от «цены вопроса», измеряемой деньгами, у пары десятков людей, от которых реально что-то зависит в государстве. Ведь в «человеческом» измерении цена вопроса более чем высока.

Справка: Трамадол — обезболивающий синтетический опиоидный препарат, применяется при выраженном болевом синдроме, при длительном применении может вызывать зависимость, при применении в соответствии с рекомендациями врача вред минимальный, при употреблении в больших доза все возможно, вплоть до кладбища. Привыкание к употреблению трамадола, который относится к наркотическим препаратам анальгетического действия и преимущественно применяется при лечении онкобольных, достаточно быстрое — 5-10 доз, в зависимости от организма человека.

Андрей Гиреев, «УЦ»

Читайте также: