Потребительский экстремизм как средство дохода

Нынешние потребители «подкованы»: выучили законы и могут за себя постоять. А некоторые не только в совершенстве овладели искусством качать права, но и сделали его стабильным источником дохода. Для таких предприимчивых товарищей придумали даже специальное название — «потребители-экстремисты». По разным оценкам, в эту категорию граждан входит от 10 до 20% россиян, которые отстаивают свои интересы. Потребительский экстремизм перекочевал в Россию из-за океана, где противостояние продавцов и покупателей длится не одно десятилетие. В США первыми под удар попали производители сигарет.

Умирающие от рака курильщики вспомнили, что те недостаточно настойчиво предупреждали их о вреде табака. Следующими опомнились американские толстяки, здоровье которых подкосила фастфудовская еда. Затем настал черед изготовителей одежды, бытовой техники, электроники и прочих товаров. У всех на слуху история о том, как пенсионерка из штата Нью-Мексико вчинила многомиллионный иск «Макдоналдсу» из-за опрокинувшейся на нее чашки кофе, причем суд встал на сторону истца.

Наслушавшись таких рассказов, некоторые граждане России вознамерились поправить свое материальное положение столь нетривиальным способом. Правда, российские потребители привнесли в этот метод пополнения семейного бюджета нечто новое. Многие из них «специализируются» на подделке некачественной продукции. Один из первых скандалов такого рода разгорелся в 2002 году, когда некие братья Кузнецовы решили, что крупнейший производитель прохладительных напитков должен поделиться с ними своей прибылью. Вымогатели потребовали у компании 100 тыс. рублей в обмен на пять бутылок газировки с битым стеклом. В итоге выяснилось, что злополучные бутылки еще на заводе были отправлены в брак, а с предприятия их вынес один из братьев, работавший там грузчиком. Другой потребитель-экстремист «нашел» в бутылке с пивом пластмассовый ключ и в качестве компенсации потребовал квартиру, надеясь таким образом решить свои жилищные проблемы.

Не так давно атаке подвергся производитель популярной в России марки сухариков. В пакетике с закуской трое москвичей отыскали запеченного крысенка и потребовали у изготовителя 50 млн. рублей. Получив отказ, шантажисты направились было в суд, но почему-то постеснялись продемонстрировать свою находку служителям Фемиды, а потом и вовсе отозвали иск.

А в конце 2007 года жительница подмосковного города Химки отсудила у компании по производству прохладительных напитков деньги на лечение хронической изжоги, которую она заработала, выпивая по 2-3 л газировки в день.

В погоне за легкой наживой некоторые предпочитают действовать по схеме: поскользнулся, упал, очнулся — гипс. Отечественные потребители перенимают опыт зарубежных «коллег». С недавних пор камеры видеонаблюдения в московских супермаркетах используют не только для борьбы с воришками. Зафиксированы случаи, когда посетители растягивались на магазинном полу, предусмотрительно пролив на него какую-нибудь жидкость.

Отечественные производители и торговые сети все чаще становятся объектами финансовых притязаний со стороны недобросовестных сограждан. Настоящий расцвет потребительского экстремизма, по прогнозам экспертов, наступит в России лет через десять.

Благодатная почва для этого уже давно подготовлена. «Российский закон «О защите прав потребителей», принятый в 1992 году, самый лояльный в мире после американского.

Только в этих двух странах покупатель наделен множеством прав и при этом почти не обременен обязанностями.

По словам известно адвоката Андрея КНЯЗЕВА, в 90% случаев судьи встают на сторону потребителя.

Излюбленный прием наших граждан — возврат товара в установленный законом двухнедельный срок. Попользовавшись покупкой, они без особых проблем возвращают ее продавцу и получают обратно свои деньги. Еще недавно от любителей всего бесплатного очень страдали книжные магазины. Некоторые покупатели, прочитав приобретенные книги, приносили их обратно, объясняя, что это не совсем та литература, которая им нужна. Подобные инциденты прекратились лишь после того, как книготорговцы пролоббировали принятие поправок, запрещающих обмен и возврат книг, не имеющих полиграфического брака.

Больше всего хлопот халявщики доставляют продавцам одежды, в особенности вечерних платьев и свадебных принадлежностей. В пятницу гражданка покупает дорогой наряд, а в понедельник, когда празднества закончились, приходит его сдавать с сохраненными ярлычками и чеком.

Чаще всего продавец вынужден идти на уступки, поскольку доказать, что вещь надевали один-два раза, очень трудно. Всегда можно сказать, что ее часто примеряли в магазине.

В нашей стране сложилась категория так называемых профессиональных туристов — людей, которые, возвратившись из заграничного вояжа, стараются вернуть потраченные на него деньги. Прежде всего от путешественников-вымогателей страдают страховые компании. К примеру, иногда курортники вступают в сговор с врачом отеля, и страховщикам приходится покрывать расходы на лечение мнимого больного.

Чтобы обезопасить себя от необоснованных претензий, некоторые компании вынуждены доходить до абсурда в разработке сопроводительной документации к своим товарам. Классикой жанра стала фраза из инструкции к микроволновой печи: «Не сушить домашних животных», появившаяся после того, как американская домохозяйка зажарила в микроволновке своего кота. Из инструкции к щипцам для завивки волос: «Только для наружного применения». К детской коляске: «Перед складыванием удалить ребёнка». К зажигалке: «Не использовать в кармане брюк». К сливному бачку: «Воду не пить». К фену: «Не использовать во сне». К оконной раме: «Использование сетки от насекомых не предотвращает выпадения детей из окон». К бензиновому мотору: «Не использовать спички или другой источник открытого огня для проверки уровня топлива». К утюгу: «Подошва утюга может нагреваться до высокой температуры». К мобильному телефону: «Не проверяйте зарядку аккумулятора языком».

Ирина Лисичкина, Россия, Север ДВ

Читайте также: