Вчера были наглые и по пять, а сегодня добрые и по три. Жизнь пролетариев учит!

От безмерных аппетитов и откровенного хамства строительных бригад образца лета-2008 не осталось и следа. Мы строим наш дом в Киево-Святошинском районе уже более года, и за это время на участке сменилось несколько бригад. Добрая половина этой строительной саги пришлась на ценовой пик стройматериалов и скачок махрового, высокомерного отношения строителей к заказчикам. 

Я с уважением отношусь к тяжкому труду этих работяг, но все время недоумевал – как могут в Украине попираться базовые экономические законы? Как не может хрущевка на Нивках стоить дороже квартиры в Берлине, как не может выпускница вуза на должности офис-менеджера покупать в кредит машину стоимостью $60 тысяч, так и каменщик ну никак не может получать больше толкового офисного специалиста с двумя высшими образованиями.

«Мы к вам задарма работать не нанимались»

В целях экономии мы с женой сразу отказались от услуг посредников-прорабов, и поэтому сами ежедневно имели удовольствие контактировать с представителями элитарной профессиональной касты – строителями индивидуального жилья в пригородах Киева. Это особый тип, выпестованный, казалось, неистощимым спросом на их услуги и искренне верящий в то, что заказчик – это лох и мешок с деньгами. А посему единственная цель строителя этого сословия – лишить заказчика как можно большей части этих денег независимо от сроков и качества услуг.

Спрос на услуги стройбригад в 2007–2008 годах действительно был таким, что именно они диктовали цены, ежемесячно их взвинчивая («Да вы что? Это же цена за май! Мы в июне не будем класть лицевой кирпич по 2,5 гривни за штуку. Мы к вам задарма работать не нанимались» и т.д.). И даже выторговав цену в верхнем диапазоне рынка, они потом снимались с объекта, не предупредив хозяев и едва услышав по телефону более привлекательное предложение.

$100 в день – летом было мало

У нас таких бригад было три – и их не сдерживало даже то, что, по традиции, при расчете за очередной этап работ мы придерживали на следующую неделю долларов эдак 300–400, дабы получить хотя бы какую-то гарантию, что они не улизнут. Но летом 2008 года эта сумма (по $100 на брата) уже была такой ничтожной, что они снимались с места при первом же сигнале еще больших прибылей.

В субботу рассчитались – в понедельник объект пустой, а в телефонной трубке – «да мы уже за Борисполем, нам тут предложили столько, шо ваши расценки и рядом не стояли». И хихиканье в трубку. В разгар строительного сезона остаться без бригады и с открытой для дождей кладкой или стропилами? Пару недель на поиски («биржами труда» на Обойном рынке и Вокзальной не пользуемся, больше по рекомендациям таких же застройщиков, как мы сами) – и новые лица, с еще более заоблачными тарифами.

А если дискуссия по расценкам заходит в глухой угол, то тогда на свет вытаскивается убийственный тезис, который должен продемонстрировать заказчику, с каким спецом свела его судьба – «да я меньше чем за 70 (а бывало и 100) долларов в день и руки не подниму». Ладно, плиточник или гипсокартонщик, но и разнорабочие под самый конец этого безумия начали: «Да меньше чем за 15 баксов за куб земли и лопату не возьму».

…И чистое постельное белье, пожалуйста!

Бытовые условия на нашем участке сносные – армейский вагончик, скважина, душевая, обогреватели, плита и телевизор. Но чем дальше, тем притязательнее были строители, независимо от региона – Калуш на Ивано-Франковщине, Ракитное на Ривненщине или Бортничи на Киевщине. Кроме того, от заказчиков требуют обеспечить чистое постельное белье, подушки и одеяла. И раз в неделю заряжать баллон газа.

К концу сезона начались уж совсем беспрецедентные вещи – работяги начали требовать от хозяев то болгарку, то шлифовальную машину, хотя раньше ни один уважающий себя мастер не появлялся на объекте без инструментов.

В курсовых нюансах строители разбирались не хуже правления НБУ. Когда весной гривня обманчиво подорожала, требовали плату в национальной валюте или в долларах, но с компенсацией в гривнях разницы между официальным и наличным курсами.

При этом могли запросто уехать на выходные пошабашить на стройку неподалеку. В ответ на наше возмущения, мол, почему хотя бы не предупредили, чтобы мы позаботились об охране или сами скорректировали свои выходные – услышали: «Да мы вам сторожить не нанимались!» После этого мы потребовали от них паковать свои пожитки, хотя и понимали, что монтаж гипсокартона замирает на неопределенный период.

Казалось, еще месяц этого угара – и бравые ребята, торгующие цементом с машин на Окружной, предложат покупателям самим мешки таскать.

Случались и высокооплачиваемые бракоделы, вроде тех, кто не удосужился «привязать» отдельно достраивавшуюся веранду к основной стене дома (мы как раз отлучились на недельку). В результате – пристройку, которая отклонилась от стены, пришлось демонтировать и возводить новую.

Строители дорожали быстрее материалов

Ежедневно растущие цены на металл, лес, цемент и иные стройматериалы – тема отдельного разговора. Но сейчас мы о строителях. С первого дня строительства я взял за правило вести учет всех расходов – ведь понимаешь, что над тобой долгие годы будет висеть дамоклов меч кредита, и пытаешься пристроить денежку сугубо по назначению. Так вот, завершив первый этаж летом 2007 г., мы подсчитали структуру наших трат. 62 процента – материалы, 21 – работа, 7 – транспорт, оставшиеся 10 – основные фонды вроде скважины, насоса и электрогенератора.

Ближе к Новому году, покрыв дом и законсервировав строительство на зиму, мы увидели изменение соотношений: 59 процентов – материалы и 24 – работа. Прежде, чем написать эту статью, я обновил расчеты и убедился, что строители к осени 2008 г. дорожали гораздо быстрее материалов. В нашем проекте до недавних пор это соотношение было 53:30. И это при том, что мы не переплачиваем, что жена (у нас распределение обязанностей: она – «плохой коп», а я вроде – хороший) выторговывает каждую гривню или доллар, и мы пытаемся не пускать на самотек работу строителей (обжегшись на веранде). И позволю себе подытожить – цена услуг строителей росла в унисон с их самоуверенностью, гонором и правом сильного в отношениях с заказчиком.

Сентябрь стал переломным

В сентябре ситуация начала меняться. Нам забавно наблюдать эти трансформации, поскольку они происходят с той же бригадой, соблаговолившей приступить к работе в конце сентября и пытающейся ее удержать в ноябре.

В начале осени незаконченный забор, палеты кирпича на участке, перспективы угасания сезона и очередные заносчивые виртуозы по укладке пролетов и столбиков по цене художников-витражистов не добавляли нам оптимизма. Посему довелось согласиться на условия этой бригады, отвоевав малость от выставленных ими тарифов. Ударяя по рукам, они дали четко понять, что снизошли к нам и проявляют милосердие своей работой. Тем временем кризис начал собираться свинцовыми тучами, нависнув над Киевом и пригородами.

В бытовке на столе я заметил «Газету по-киевски», развернутую на статье «Они уезжают…». «Коллеги» из строящегося неподалеку «таунхауза» рассказали нашим строителям, что хозяева, даже снизив цены, не могут продать ни единой из восьми квартир, входящих в комплекс. Посему таунхауз решили «заморозить» и распустить всех по домам на Черкасщину до лучших времен. Если так пойдет, весной будут ниже себестоимости продавать. Строители эти, кстати, теперь просятся к нам на работу. Особенно действенным для поведенческого слома был телерепортаж, показавший переполненный трудовыми мигрантами киевский ж/д вокзал. Да плюс звонки из дома и от коллег, оставшихся без работы.

Цены теперь – вполне демократичные

Расценки на оставшуюся часть забора были пересмотрены сначала на 20%, а затем на треть. Дебатов о стоимости штукатурки и облицовки цоколя уже не было, и цены были вполне демократичные – как для заказчика, так и для ребят, зарабатывающих на хлеб вдалеке от своих семей. Ведь они в большинстве своем нормальные парни. Просто поставленная с ног на голову и вскормленная на обильных кредитных удобрениях экономика вскружила им головы.

Главное, чтобы для всех нас кризис ограничился просто ушатом холодной воды, а не перешел в навязчивый страх безработицы, банкротства и болезни.

А пока мы с женой рады возможности, по крайней мере, завершить дом в условиях лопающегося на глазах пузыря строительного рынка.

 Станислав ГОЛУБЕНКО, «Газета по-киевски»

 

Читайте также: