Как я побывал в немецкой тюрьме! (фоторепортаж)

По роду своей прежней службы, неоднократно приходилось бывать в местах лишения свободы, или как теперь они называются, учреждениях исполнения наказания.

На заре независимости, эти учреждения находились в системе МВД. Изоляторы, колонии, колонии поселения производят на любого человека впечатление если не страха то обреченности. Это ограничение свободы, нахождение длительное время в обстановке всевозможных ограничений не только свободы но привычного общения с родными, близкими и друзьями.

В 1992 году удалось познакомиться с работой немецких коллег. По нашей просьбе нам организовали и посещение одной из тюрем расположенных в Берлине. Перед нашим прибытием были согласованы формальности, получено разрешение от Федерального министерства юстиции, рекомендательные письма от Федерального министерства внутренних дел Германии.

Ранним утром наш микроавтобус остановился возле массивных ворот тюрьмы, которую окружала высоченная крепостная стена, с башнями по углам.

Со скрипом открывается калитка. Нас встречает директор. Моложавый сорокапятилетний человек, больше похожий на успешного бизнесмена или преподавателя университета.

Заходим на территорию учреждения, проходим несколько тамбурных переходов, которые отделены друг от друга стенами из стекла, которое на столько толстое, что вряд ли его смогут разбить.

Проверка документов, обмен паспортов на внутренние удостоверения, в которых указано, что мы гости. «Что бы вас не перепутали с нашими клиентами» — шутит директор тюрьмы. Нас приглашают в кабинет директора. Проходим по коридорам, которые совсем не похожи, на тюремные. Похожи они на престижное общежитие или гостиницу. В вестибюлях стоят автоматы по продаже сигарет, кондитерских изделий и прохладительных безалкогольных, напитков, кофе.

«Каждый сотрудник и заключенный может воспользоваться автоматами и разнообразить свой рацион. Автоматы принимают кредитные карточки, на которые начисляются, всем, кто работает в производственной зоне или получает денежные переводы» — по ходу движения поясняет директор.

Кабинет состоит из двух помещений. Сам кабинет и комната, где принимают гостей или проводят совещание.

«Кто хочет, может курить, на территории, курят только в специально отведенных местах, предупредили нас

«Тюрьма была построена в конце 19 века» — начал рассказ директор. «Были построены три корпуса, тюремная церковь, лазарет, хозяйственные постройки, производственные и складские помещения. Потом в конце 60-х, произведена реконструкция всех зданий, постройка новых корпусов, учебных классов, клуба, а самое главное, новых цехов, оснащенных современным оборудованием и станками. Производственная база систематически обновляется.

Содержание людей ограниченных в свободе, соответствует всем требованиям «Совета Европы».

Заключенные содержатся по секторам, на которые разделено учреждение. В камерах они размещены по одному — два человека в зависимости от их желания.

В учет принимаются срок заключения, статья уголовного кодекса, национальная и этническая принадлежности. Германия населена представителями различных стран и континентов.

Заключенные за время пребывания в учреждении проходят курс общеобразовательных дисциплин, а также получают современную специальность. Получая при этом сертификат и свидетельство об общем образовании. Всем желающим предоставляется возможность продолжать образование.

«Мы готовим столяров, плотников, кондитеров, печатников и переплетчиков. Проводим обучение по металлообработке, наша производственная располагает современным оборудованием с программным управлением. В результате этого человек, освободившись, имеет специальность и сертификат о получении специального образования. Получить хорошую работу у нас может только высококвалифицированный специалист. К большому нашему сожалению мы имеем рецидивы, некоторые наших заключенных снова возвращаются к нам. (правда этот процент в несколько десятков раз ниже, чем у нас в Украине. – авт.)

После освобождения бывший заключенный не остается без внимания. Он опекается службами реабилитации освобожденных из мест лишения свободы. Если ему сразу не смогли найти работу, то он будет получать пособие, как безработный» — закончил свой монолог директор.

Мы с нетерпением ждали экскурсии по учреждению. Нас предупредили, что людей (заключенных и надзирателей) фотографировать категорически запрещено.

Директор берет связку больших ключей, поверх гражданского костюма надевает цивильное пальто, на рукаве, которого, пришит шеврон с гербом Берлина. Это единственное, что подсказывает, что он на государственной службе.

Мы подошли к высотному зданию, больше похожему на студенческое общежитие (их немецкое, а не наше), окруженное спортивным городком, с футбольным полем. Поднимаемся на второй этаж. Длинный, светлый, чистый коридор с множеством белых пластиковых дверей. Правда, в каждой двери глазок.

Директор стучит в двери, спрашивает разрешения войти. Через несколько минут выходит и сообщает, что «хозяин» камеры не против, что бы её осмотрели журналисты и гости. Небольшого размера помещение выкрашено в светлые тона, кушетка, стенная полка с книгами, стол на котором стоит магнитола. В комнате еще одна дверь. Это санузел. Кроме обычных в таких случаях предметов, он оборудован еще и душем.

(в подобном номере я жил занимаясь в зональной комсомольской школе на острове Хортица в Запорожье в 1974 году. Это была школа ЦК ЛКСМУ ) .

«Хозяин» комнаты (никак не камеры) извинился и сказал, что ему нужно получить обед. Мы покинули камеры, и вышли в коридор. Там с подносами сновали заключенные. На каждом подносе было, как минимум 4-5 блюд. В обязательном порядке мясо и салат. Для тех, кто хочет разнообразить свой рацион, есть небольшая кухня. Там он может подогреть купленные в тюремном магазине полуфабрикаты, сделать чай или кофе.

Нам объяснили, что каждый из заключенных, уходя, на работу или учебу закрывает на ключ свою камеру. Только на ночь или в случае чрезвычайных происшествий надзиратели перекрывают все камеры, включая автоматические замки.

Надзиратели, с которыми нам пришлось беседовать, подобных случаев припомнить, не смогли.

В старой части тюрьмы, построенной в конце прошлого века, коридоры, металлические двери и глазки, окошки для приема пищи, которые не используются, были больше похожи на наши отечественные. В камерах проживают по одному человеку. Именно проживают, так как пребывание здесь отсидкой не назовешь.

Следующим пунктом нашей экскурсии была производственная зона. Здесь работали люди с разным цветом кожи, но из-за запрета пришлось снимать только станки без людей.

Кругом идеальная чистота, отличное освещенные, рабочие в спецовках, которые никак не напоминают тюремные робы. Ну, просто современное производство, да и только.

Для нашего заключенного пребывание здесь показалось бы отдыхом в пансионате. Нас, естественно, заинтересовало, были ли в тюрьме случаи побега? Каковы наказания за нарушения режима? Отбывают ли в тюрьме наказания граждане из бывшего СССР?

Как рассказал директор, заключенного в виде крайней меры, можно посадить в карцер, ограничить его свободу передвижения, а также количество свиданий с родными, близкими и количество телефонных переговоров. Мер воздействия на нарушителей вполне хватает.

За всю историю существования тюрьмы было несколько побегов, в основном, это было невозвращение с работ, которые проводятся за территорией тюрьмы.

Что касается пребывания в стенах тюрьмы, бывших граждан СССР, то они есть. В основном граждане России, Прибалтийских государств. Когда их передавали российской стороне, они очень просили, чтобы им позволили остаться.

Завершил нашу экскурсию осмотр башни на одной из стен тюрьмы. С этой точки служащий имел обзор большого сектора ограждения и самой территории. Ко всему прочему, на вышке находилось несколько телевизионных мониторов, на которых просматривалась вся контролируемая им территория.

Наше время пребывания в столь специфическом учреждении закончилось. Кто-то, предложил обменяться делегациями заключенных. Тогда в немецких тюрьмах рецидива не будет. Они не захотят попасть под своды нашего учреждения, в котором условия содержания далеки от европейских.

Александр Наумов, для УК

Читайте также: