Место пахнет шантажом. Каких льгот лишаются работники

Считать, пересчитывать, взвешивать и сравнивать приход-расход приходится нынче практически всем, независимо от докризисного благосостояния. Как и объективно оценивать степень трагизма тех или иных потерь.

Даже счастливчикам, избежавшим сокращения и сохранившим уровень заработной платы, есть на что жаловаться. Их так называемые вынужденные потери заключаются в отказе работодателей от компенсационного пакета льгот — когда-то одного из важнейших элементов системы мотивации персонала.

В первую очередь кризисные издержки исключили для большинства компаний возможность нормально поесть в обеденный перерыв. Чаще других от этого сегодня отказываются предприятия, не имеющие собственных столовых и заказывающие обеды у сторонних организаций, а также те, кто выплачивал сотрудникам фиксированную сумму на питание сверх зарплаты. Так что бутерброды в бумажку перед уходом из дома на полный рабочий день упаковывать нынче приходится многим.

— Проблема в том, что у меня язва желудка, — сетует москвич Сергей П. — Когда к нам в офис привозили горячую пищу, полноценный обед, у меня проблем не было. А сейчас чувствую: загибаюсь! Чай в пакетиках и кофе из банки не для меня. Сухой паек — тоже. Что делать, пока не решил, поскольку понимаю: не то сейчас время, чтобы менять работу.

«Съеденную» кризисом льготу на питание, согласно социологическим опросам, всерьез оплакивает подавляющее число офисных сотрудников столичных учреждений и ведомств. Если в прошлом году этой дотацией пользовались порядка 40 процентов работающих горожан, то сегодня за счет фирмы обедают лишь 8 процентов.

Расплачиваться за услуги мобильной связи из собственного похудевшего кармана, а не по корпоративным тарифам тоже неприятно. К хорошему и «халявному», что греха таить, привыкаешь моментально. До недавнего времени оплата услуг сотовых операторов была в столице одной из самых популярных составляющих компенсационного пакета, ее могли себе позволить даже небольшие компании. Но не теперь.

С 15 до 9 процентов уменьшилось и число тех, кому щедрые до кризиса и прижимистые после оного работодатели покрывают транспортные расходы. Гвардия не уволенных по сокращению курьеров рыдает навзрыд. Теперь львиную долю их заработка поглощают траты на проездные. Если учесть, что большинство представителей этой суетной профессии студенты, можно предположить, что через некоторое время рынок вакансий будет пополнен спросом на желающих поработать «ногами». Добираться на своих двоих из одного конца мегаполиса в другой мало кто согласится.

О премиях, которые перманентно получали в прошлом году 58 процентов трудящихся масс, стоит упомянуть лишь вскользь и шепотом, дабы не раззадоривать налоговые службы. «Черный нал» этого вида компенсационных льгот нынче греет душу, частенько превышая официальную зарплату, лишь девяти процентам служащих, причем преимущественно банковской сферы.

Теряются в догадках «как быть и что делать» нынче и те, кто имел неосторожность взять в качестве компенсационной льготы беспроцентную ссуду на своем предприятии. В случае сокращения ее неизбежно придется вернуть сразу, а с учетом инфляции выплатить взятые в долг у фирмы средства сегодня могут далеко не все.

— Я взяла в прошлом году ссуду на ремонт квартиры, — рассказывает офис-менеджер Татьяна С. — Очень выгодные условия! По договору у меня вычитают из зарплаты долг по частям, проценты не начисляются. Но проблема в том, что мужа недавно уволили. И теперь я — единственный кормилец в доме. Денег не хватает катастрофически, а я даже уволиться, чтобы найти более оплачиваемую работу, не могу. На мне ссуда висит!

Количество горожан, получающих возможность обучаться или повышать квалификацию за счет компании, с наступлением кризиса уменьшилось на 10 процентов. Казалось бы, и это ерунда по сравнению с бедой вовсе лишившихся работы. Однако если принятый год-два назад молодой специалист не успел довести мастерство до совершенства, то, при условии огромной конкуренции соискателей (в том числе опытных, не нуждающихся в дополнительном обучении), опасность потерять место возрастает для него многократно.

Озлоблять тех, кто потерял работу, совершенно не хочется. Тем не менее, по мнению экспертов, хорошие условия труда и прелести различных поощрений сотрудников играют существенную роль не только при подборе новых кадров — они важны и для сохранения персонала. Конечно, посещение бассейнов и спортклубов архиважной составляющей назвать сложно, но ведь привыкли!.. Как же теперь без еженедельного заплыва всем отделом? Льготные путевки, доставка на работу корпоративным транспортом, оплата горюче-смазочных материалов, компенсация за жилье, приобретение со скидкой продукции, производимой компанией… А подарки от фирмы к праздникам, наконец?!

Есть, право, есть что оплакивать счастливчикам, умудрившимся не встать в ряды лишенных стабильного заработка и рабочего места. В качестве бонуса продолжающим ходить на работу — успокоение: «Спасибо, не уволили!» Только почему-то это утешение в последнее время попахивает мелким шантажом. Все чаще и чаще москвичи слышат от владельцев фирм и руководителей компаний, на которых трудятся, жесткое: «Не нравится? До свидания!» Мы, мол, себе других работяг найдем, посговорчивее да всем довольных. Нечестно это! Не бездельников же и лодырей работодатели оставили, а тех, в чьих труде и способностях кровно заинтересованы даже в условиях экономической нестабильности. И им, трудягам, руки выворачивать грех. Даже в кризис. Потому что они работают! И в последнее время нередко — не только за себя, но и за того парня…

Наталия Покровская, МП

Читайте также: