Профессия «перекупщик»: как я покупал машину на рынке

Хорошо, когда есть с кем поехать на автобарахолку и выбрать машину. Недавно мы с моим товарищем Лехой — перекупщиком со знаменитого авторынка — выбирали мне нового железного коня.

У профессионалов свои хитрости! Сейчас проверим…

7 утра. Потихоньку собираюсь. Звонок на сотовый.

— Выходи, — слышу голос Алексея.

Только успеваю спуститься, как к подъезду подкатывает Лехина зеленая «копейка». «Странно, — подумал я о нем, — куплей-продажей автомобилей занимается уже давно — даже сейчас на рынке стоит несколько вполне приличных его тачек, а ездит на «тазике», еще и итальянской сборки».

— Чего это ты на ведерке с гайками до сих пор катаешься? — пытаюсь подколоть перекупщика. — Или дела совсем хреново идут?

— Дела у тебя хреново идут, — не поддается Леха. — Я машины продажные не трогаю. Нечего техресурс растрачивать. А это разъездной тарантас.

Эту машину не продам — рухлядь

За разговорами доезжаем до Гайдашовки-Ястынской. Народу и машин уже к этому часу пруд пруди. Суета, беготня. Кто-то прохаживается по рядам, кто-то натирает автомобили… У Алексея здесь три подержанных тачки: «Ниссан-Пресел», свежая «Тойота-Королла» и пожилая «девяносто девятая».

— Сейчас я их протру немного, чайку попьем, а потом пройдешься по рядам, посмотришь, что там есть.

— А может, эту? — показываю на «девяносто девятую».

— Не нужна она тебе. Серьезное битье. Подвеска на живую нитку собрана. Стойки никакие, — отговаривает приятель. — Только и есть достоинств, что двигатель нормальный. Короче, я тебе эту машинку не продам, а то потом будешь на всех углах трещать, что я тебе рухлядь подсунул. А ты вообще на что рассчитываешь? Денег сколько примерно?

— Сто тысяч почти. Ну, «Спринтер», «Королла», «Карина», если получится.

Мы пьем чай, и я отправляюсь прогуляться по авторынку. Моя задача — затратив как можно меньше денег, купить максимально качественный автомобиль. Пока интересного ничего не вижу, но всё же подхожу к некоторым продавцам, интересуюсь ценой машины и годом выпуска. О! «Спринтер» неплохой. Запоминаю место его дислокации, иду дальше. Тут же, неподалеку, замечаю свеженькую «семерку», довольно пристойного вида микроавтобус «Ниссан» и совершенно великолепную «Корону». Возвращаюсь к Лехе и застаю его за непонятным занятием: он для чего-то прикладывает к бортам симпатичной «девятки» обернутый во фланель магнитик. Приспособление иногда падает. Перекупщик в таких случаях неодобрительно покачивает головой. Наконец, переговорив о чем-то с водителем, отходит в сторону.

— Что это за «минута славы» вокруг машины?

— Знакомый попросил посмотреть. Видишь, симпатяшка какая. Хорошо окрашена, но непонятно, по какой причине. То ли просто обшарпанная была, то ли в аварию попала. Ну а про фокус с магнитом сейчас каждый «чайник» знает. Прикладываешь его — и сразу ясно: есть шпатлевка или нет. До металла далеко — магнит не держится. Кто пограмотнее, так даже толщину слоя вычисляет. Причем всё зависит от узла. Крылья, двери — это еще ничего. А вот с несущими элементами посложнее. Нарушенная геометрия кузова — смерть для машины. У резины повышается износ, вибрация при езде, да и много каких еще болячек потом вылезет.

— Так что с этой «девяткой»?

— Был серьезный удар в левый бок. Стойки не на месте, и лонжероны повело. «Мастера» ее выправили маленько, а всё остальное замазали шпатлевкой. Правда, вывели плоскости достаточно качественно и покрасили качественно. Но на самом деле это уже не машина… Рухлядь, — машет рукой Алексей. — Со временем шпатлевка осыпаться начнет. Ладно, ты-то что, присмотрел себе что-нибудь? Пойдем посмотрим…

Сначала блондинка понравилась, но при детальном осмотре…

Первая цель — белая «Тойота-Спринтер». Леха одобрительно кивает головой. Видно, что этот экземпляр японского автопрома ему очень нравится.

— Знаешь, складывается интересная ситуация, — рассуждает торговец. — До 1993-95 года японские автомобили были намного качественнее, чем сейчас. Тогда японцы делали машины ДЛЯ СЕБЯ. А теперь они точно знают, что через год-полтора автомобиль поедет в Россию. Соответственно, сделали поправки на недолговечность, и машины стали хуже. Намного хуже.

За разговорами подходим к «спринтеру». Алексей настроен серьезно. У него целый чемодан каких-то принадлежностей. Пока владелец расхваливает «японца», Алексей навскидку оглядывает машину. Видно, что первое впечатление более чем удовлетворительное. Но проверка есть проверка. Сначала внешнее состояние. Леха обходит автомобиль, гладит его, встав по солнцу, внимательно осматривает каждую деталь. И вдруг я замечаю, что перекупщику явно не нравится крышка багажника. Он меняется в лице, продолжая нахваливать автомобиль уже без прежнего энтузиазма. А дальше начинаются совсем непонятные вещи. Алексей раскладывает газеты под двигателем и командует:

— Заводи машину!

Владелец в шоке. Леха тем временем берет еще один газетный лист и подносит его к выхлопной трубе.

— Нажми на газ!

Полминуты мотор работает на полных оборотах.

— Всё, хорош! — Леха внимательно осматривает газету.

— Мотору — хана! Видишь капли масла на газете? — обращается он ко мне. — Поршневые кольца или выработали свой ресурс, или полопались. Мотор выбрасывает масло, а значит, был перегрет. Возможно, повело головку и блок цилиндров. Для японских машин это смерть. А этот движок по-любому обработан «Антидымом».

Затем Леха осматривает газеты, что были разложены под капотом.

— Здесь тоже хреновня. Масло гонит. Все сальники ни к черту. Короче так: эта машина тебе не нужна. Придется солидно вкладываться в мотор. Задок у нее ремонтированный, а бампер сшит на живую нитку. На крышке багажника тонна шпатлевки. Габариты прикручены на проволочки. Вот мастера! Эта машина побывала в аварии. Диагональный удар в корму слева. Хреново. Я не смотрел, но подозреваю, что и лонжероны повело. Жаль, сначала машинка мне понравилась. Но, как говорится, при детальном осмотре… Ладно, пошли дальше. Что там у тебя по графику?

Урчит, как котик. Пукает, как слон

На очереди ВАЗ-21099, который я присмотрел ранее. Однако Леха почему-то еще издали начинает морщить нос. Ему явно что-то не нравится. Подходим к хозяину, добродушному толстячку с блестящими свинячьими глазками, одетому в мешковатую куртку неопределенного цвета. У мужичка несколько подбородков, кривенькие, но очень быстрые ножки, а пальчики-сосиски нервно теребят губку и бутылочку с полиролем. Он пытается придать блеск своей ласточке.

— Здравствуйте, дорогие, — встречает толстяк. — Как говорится, у нас товар — у вас купец! Вы посмотрите, какой автомобильчик! Резина — свежая, моторчик — как котик сытый урчит, на кузовке еще и муха не сидела.

— Не сидела, говоришь? — Леха наконец-то обращает внимание на продавца. — Сейчас мы проверим, что на ней сидело, а что нет.

Лицо моего приятеля почему-то брезгливое. На этот раз Леха не раскладывает под машиной газеты, не просит погазовать, а сразу велит хозяину открыть капот. Из сумки он достает… сварочный электрод. Один конец прикладывает к костяшке за ухом, а другой — к крышке клапанов. Через пару минут обходит автомобиль и нюхает выхлопные газы.

— Глуши мотор, — небрежно бросает он хозяину и снова лезет в свою волшебную сумочку.

На этот раз на свет божий появляется пачка салфеток.

— Ремень ГРМ менял?

— О, конечно, менял, — чиркает ногтем по зубу хозяин. — Я же должен хороший автомобиль вам продать!

Алексей легонько проходится салфеткой по ремню газораспределения. Затем внимательно ее осматривает и совершенно неожиданно выкручивает ремешок на девяносто градусов.

— Нет, дружище, не менял ты здесь ничего. Чем смазывал? Маслицем?

— Да что ты, совсем новый ремень…

— Новый, новый… Со старыми дырками.

— На ремне солидный износ, — говорит он уже мне. — Мужик его отмыл хорошенько да маслом смазал, чтобы скрипа не было. Старый трюк. Такие раньше применяли, когда ремни в дефиците были.

— Что же ты несколько сот рублей пожалел? — журит он хозяина.

Тот виновато качает головой.

— Ладно, это не смертельно. Давай кузов посмотрим, — продолжает Леха.

…Ну, тут процедура уже известна. Перекупщик оглядывает автомобиль и спрашивает у хозяина:

— Дверь водительская почему окрашена?

— Да поцарапал маленько…

Но Леха мгновенно определяет причину дефекта.

— Маленько, говоришь? Да тут не маленько. Обшивка на двери заменена. При царапинах этого не делают. Так, среднюю стойку повело. Тебе, дружище, в бок въехали. Вот и на задней двери краска свежая. Хоть бы отполировал машину-то. И на крыше бугор. Видимо, крепко стукнули. А это у нас что? — Леха добивает хозяина очередным вопросом и сам же на него отвечает: — А это у нас пластиковые молдинги. Прикрыли мятые пороги. И гниль спрятали. Откуда машина? Из Кемерово? Понятно, там — самое гнилье: соль на дорогах.

Потом мой приятель снова подходит к капоту:

— А ну-ка, заведи еще раз.

Расстроенный продавец чиркает зажигание. Мастер с полминуты смотрит на работающий мотор, затем внезапно отвинчивает пробку расширительного бачка.

— Так я и думал. Глуши, — командует он хозяину и долгим неодобрительным взглядом смотрит на него.

Тот съеживается и опускает глаза. Алексей тем временем накрывает подвернувшейся под руку тряпкой крышку радиатора и откручивает пробку.

— Так-с, а это у нас что? — жестом фокусника перекупщик показывает проволочное кольцо, которого по всем признакам в этом узле быть не должно. — Перегревался моторчик-то!

Собирая приспособления в свою «волшебную» сумку, Леха, словно ясновидящий, рассказывает мне прошлое «девяносто девятой»:

— Мотор был перегрет. Для «девяточной» движки это не есть гуд. Либо прокладка прогорела, либо перегородки на поршневой группе. Возможно, повело и головку цилиндров. Двигатель выбрасывает газы. Этот деятель (Леха кивает в сторону толстяка), чтобы снять давление в системе охлаждения, подложил проволочное кольцо под пробку радиатора. Я заподозрил неладное, когда он в первый раз мотор заводил, только не сразу уразумел, в чем дело. Потом понюхал выхлоп — а он горелым маслом воняет. Всё стало ясно окончательно после того, как я увидел пузырьки в расширительном бачке. Мертвая эта машина. Что-то не везет нам сегодня. Дрова одни попадаются. Пошли к твоему микроавтобусу.

Пузырьки тут при том, что головке кирдык пришёл

— «Ванеттка», говоришь? — чувствуется, что Леха всерьез заинтересовался этой машиной.

Дизель, 4 WD, механика, 1991 года. Электропакет, центрозамок. Подходим к автобусу. Хозяин радостно подбегает к нам, но Алексей хранит безмолвие. Это отчасти помогает сбить цену. Психология бизнеса.

— Так, что у нас с годом? Девяносто первый? — Леха поднимает правое сиденье автобуса. — Что-то я не понял! На бирке стоит девяностый.

— Да какая разница, — тут же нашелся хозяин. — Ну декабрь девяностого. Почти девяносто первый.

— То-то и оно, что «почти». Ты из-за этого «почти» ценник сбросишь. Мотор какой?

— Двухлитровый дизель.

— LD-20, если я правильно понимаю. Дизель на ремешке… (В отличие от других моделей этот мотор оборудуется не цепью, а ремнем ГРМ, это даже я знаю.) Такие моторы из всех ниссановских самые ненадежные. Если обрывается ремень, сразу гнет клапана. Причем так гнет, что приходится целиком менять головку. А стоит это… Ладно, посмотрим состояние кузова. Так, левая передняя арка подмята. А это что? Стойка назад ушла. Что-то мне это не нравится. Стекло лобовое… Геометрия не та… Отливали стеклышко в мастерской… Перевертыш, что ли?

Затем Алексей забирается в машину:

— Опаньки!!! А обшивочка-то не родная! Смотри, видишь, на потолке обычное ковровое покрытие? Менялась крыша, точно перевертыш. Но грамотно сделано, ничего не скажешь. И швы в порядке, и покрашена хорошо. Стойка ушла совсем чуть-чуть. Стекло лобовое поставлено очень качественно. Если бы не обивка — ничего не заметил бы. Ну давай всё же посмотрим мотор. Может, хоть он порадует. Если с ним да с ходовкой порядок — заберем машину.

Дизель, коротко рявкнув, выпускает сизый клуб дыма. Слышен отчетливый тракторный звук.

— Ничего страшного, — Алексей замечает мой вопросительный взгляд. — Сейчас прогреется, и всё будет нормально.

Он просит продавца выйти из машины. Тот нехотя выбирается, но — странное дело. Дизель тут же сбрасывает обороты и начинает работать неустойчиво. Оказывается, этот перец держал ногу на педали газа.

— Так, холостых оборотов практически нет, — перекупщик подводит резюме. — Проблемы с топливной аппаратурой.

Леха поднимает водительское кресло и добирается до двигателя. Резко газует. Мотор захлебывается, попутно задымив чернотой.

— ТНВД — ни к черту.

Затем повторяется давешняя процедура с пробкой радиатора. Перекупщик дает мотору полные обороты, попутно внимательно вглядываясь в горловину радиатора.

— А пузырьки тут при чем? — спрашивает продавец.

— А пузырьки тут при том, — ответствует ему Леха, — что головке цилиндров кирдык пришел. Если только прокладка не прогорела. Этот дизель был сильно перегрет. Головке — хана. Скорее всего, менять придется. Тысяч на десять ремонт потянет.

Черт его знает, что мы купили….

— Что-то тебе не везет, — говорит он мне, когда мы отходим от «Ниссана». — Дрова одни попадаются. Ну, что там у тебя на примете осталось?

— «Тойота-Корона», девяносто первый год. Просят недорого. Хозяин, немногословный рыжеусый крепыш, безучастно смотрит на Алексея. Странно. Никаких расхваливаний. Но Леха найдет, к чему придраться. Он не торопясь прохаживается вокруг «Короны», время от времени поглаживая ее то тут, то там.

— Крашена давно, но очень качественно. — Сколько за машину хочешь?

— Девяносто.

— Многовато. Сбрасывай десяточку, и поехали оформляться. Давай прокатимся? — Леха, пока владелец не опомнился, усаживается за руль.

Крепыш было дернулся, но, махнув рукой, уселся на пассажирское место. Леха едет по авторынку, внимательно прислушиваясь к работе двигателя и подвески. Выбравшись на открытую площадку, резко выкручивает руль и дает полный газ. Слышен отчетливый хруст.

— Гранаты менять надо. Полторы тысячи штука. Их две. Значит, минус три тысячи, — резюмирует он.

Выезжаем на шоссе. Алексей то резко разгоняется, то, наоборот, сбрасывает газ, тормозя двигателем. Внезапно машина начинает реветь на холостых оборотах.

— Третья передача вылетает. Сбрасывай ценник, — говорит он и начинает разглядывать фары: — А это у нас что? Ха, да они менялись! И решетка радиатора не родная. У-у, и сам радиатор другой.

Алексей внезапно ныряет под машину, ощупывая изнутри бампер.

— Сшит бамперок-то, — потирает руки перекупщик. Короче так: мы тебе восемьдесят тысяч даем за нее, и это последняя цена. Деньги прямо сейчас.

— Ладно, — соглашается хозяин. — Поехали оформляться.

— Ну что, дружище, сбылась мечта идиота? — обращается ко мне перекупщик. — Давай-ка, проставляйся. Ну, а завтра ко мне в гараж подъедешь. Будем твоего конька тестировать. Черт его знает, что мы купили.

Вот так я взял себе машину. Бывший хозяин получил деньги, а Алексей — очередное эстетическое удовольствие.

Красноярск, Сегодняшняя Газета

Читайте также: