Я б в холявщики пошел… Самые экзотические профессии

Недавно на одной из новостных интернет-лент наткнулся на список самых смешных и экзотических профессий и отметил: за более чем четверть века журналистской деятельности мне довелось пообщаться почти со всеми представителями перечисленных специальностей. Разве что с дегустатором кошачьего корма свидеться не довелось. 

Итак, по порядку.

Пункт первый — осеменитель крупного рогатого скота. С ним я познакомился в одном из совхозов Подмосковья. Совхоз богатый, во всем полный достаток, рабочие живут в собственных коттеджах со всеми удобствами. У Максима Горячева одна из самых уважаемых и ответственных профессий в совхозе — он осеменитель телок. Победитель российских и призер международных соревнований по искусственному осеменению…

В нашей стране искусственному осеменению стали придавать большое значение во времена правления Никиты Хрущева. Тогда при каждом животноводческом хозяйстве были организованы специальные курсы по подготовке соответствующих кадров. Результаты не заставили себя долго ждать. В короткий срок страна получила тысячи тонн мяса и молока, а осеменителей скота награждали Золотыми Звездами Героев Соцтруда. Так что же в этом смешного, если благодаря таким, как Максим Горячев, мы видим на прилавках изобилие мясо-молочных продуктов?

К слову, зарплата у осеменителя совсем не смешная. Профессия редкая, потому и спрос на нее всегда есть. Например, частный вызов к фермеру стоит порядка 20 тысяч рублей.

А покрыть чистокровную кобылу спермой жеребца-чемпиона — вообще 2 тысячи евро. Забор спермы от быка-производителя или чистокровного жеребца на пике его славы — от 500 до 1000 евро. Плюс проездные, командировочные и радушие хозяина. В общем, покрыл раз в неделю пару коровок, и можно ехать отдыхать на Канары.

Пункт второй — опрокидчик. С ним я познакомился на одной из горнорудных шахт под Нижним Тагилом. Сначала спустился с главным инженером в забой, где добывалась железная руда для производства лучших в мире танков Т-100М. Помню, репортаж хотелось сделать, что называется, «с нуля» — от добычи руды до схода танка с конвейера и показа ходовых и боевых качеств на полигоне.

В отличие от угольных забоев работать в железорудных штольнях намного безопасней. Своды железные, не всякая взрывчатка возьмет, да и взрывоопасные газы типа метана не скапливаются. Говорят, находиться в железорудной шахте даже полезно для здоровья. Но труд все равно каторжный. В этом я убедился, когда познакомился уже на поверхности с профессиональным опрокидчиком. Денис Пьянов опрокидывал тяжелые вагонетки с железной рудой, которые поднимал специальный транспортер из земных недр.

— Из нашей руды хоть и плавят самую прочную в мире сталь, оборудование на шахте далеко не новое (было это в 2002 году) — когда техника отказывает, опрокидывать вагонетки приходится вручную. За смену иногда выходит 2,5 тысячи тонн. Домой пришел и сам без чувств опрокинулся, — шутил тогда Денис. Так что если броня страны по-прежнему крепка и танки наши быстры, есть в этом и заслуга опрокидчиков, таких, как Денис Пьянов.

Пункт третий — разводчик холяв. Звучит, может быть, неблагозвучно, но зато незаменимая профессия при изготовлении стекла — на каждой стекольной фабрике или заводе такой разводчик есть. Его задача — закладывать в специальную печь сырье (как раз эти самые холявы), состоящее из смеси песка и кварца.

На комбинате в Гусь-Хрустальном узнал, что разводчик холяв — должность довольно ответственная. Нужно не только заложить смесь в печь, но и следить за температурным режимом и временем варки. Недоваришь — стекло получится слишком жидкое, переваришь — будет тягучим, как смола, и не польется в форму.

Часто холявщик добавляет в сырье различные красители и свинец. Потом из такого разноцветного и тяжелого стекла стеклодувы выдувают настоящие произведения искусства. И если после обработки на гранильном станке бокал не издает характерного хрустального звона, которым мы все с таким наслаждением упиваемся в новогоднюю ночь под бой курантов, то можно все претензии предъявлять разводчику холяв.

Ну, что у нас там еще осталось? Обсерщик и долбежник. Помню, несколько лет назад в редакцию стали приходить письма с жалобами на низкое качество спичек. Дескать, когда чиркаешь спичкой по коробку, либо шипит и не загорается, либо, наоборот, искры летят во все стороны, того гляди глаза выжжет. Когда приехал на спичечную фабрику, главный технолог, выслушав претензии наших читателей, вздохнул и выдал буквально следующую фразу: «Да, плохо работают наши обсерщики, совсем обсеривать разучились».

Корреспондент «МП» тогда чуть со стула не упал, еле сдерживая смех. Но потом выяснил, что обсеривать — значит наносить серу на спичечный коробок и спички. Правильно профессия называется «наноситель серы на спички», а неблагозвучное название осталось еще с дореволюционных времен.

Ну а долбежник — профессия редкая и звучная. Эти специалисты работают в крупных производственных компаниях и занимаются металлообработкой — изготовлением пресс-форм, печатей, штампов, то есть обрабатывают на долбежных станках простые и средней сложности детали.

Узнал я и про будни монтировщика скелетов мелких животных. С ним корреспондент «МП» познакомился в Тимирязевском музее. Профессия сродни таксидермистам, а проще чучельникам. Но если таксидермист работает с проволочным скелетом, который скрыт шкурой животного или перьями птиц, то монтировщик скелетов работает с настоящими либо искусственными костями животного. Профессия необычная, экзотическая и довольно трудоемкая. Но без монтировщика скелетов не обойтись музеям и кабинетам биологии, а также студентам ветеринарных учебных заведений.

Значился в списке и обкатчик клюквы. Он же опудриватель — человек, который обкатывает клюкву в сахарной пудре вручную на специальной стойке, то есть варит крахмальный клейстер, смачивает им клюкву, засыпает ее сахарной пудрой и трясет, чтобы пудра прилипла к клюкве. Профессия считается вредной. Мелкие кристаллы сахара с острыми гранями, витая в воздухе, попадают в легкие и наносят дыхательным органам микроскопические ранки, которые могут потом разрастись в язвы и даже у некурящего человека со временем вызвать рак легких со всеми вытекающими последствиями.

В общем, очень интересных и на первый взгляд немного смешных профессий у нас хоть отбавляй. Причем чем смешнее и непривлекательнее та или иная профессия, тем она, как правило, более востребована и высокооплачиваема.

Например, работник ОТК на заводе резиновых изделий, в обязанности которого входит проверка презервативов, получает в среднем 25 — 30 тысяч рублей в месяц. Причем раньше профессия проверяльщика презервативов была довольно трудоемкой. Из партии в 10 тысяч кондомов бралось наугад 10 готовых изделий. Вскрывалась упаковка, из нее извлекался презерватив и наполнялся литром воды. После этого наполненный водой мешочек крепился на специальный крюк и висел так целую минуту.

Если хотя бы один презерватив из контрольной десятки не проходил этот тест, вся партия шла под нож, а линия останавливалась — до выяснения причин брака. Сегодня все делает электроника, а рабочий лишь контролирует процесс через монитор. О чем и свидетельствует надпись «проверено электроникой», означающая, что изделие прошло спектральный анализ и не порвется в самый ответственный момент.

Андрей Федоров, «МП»

Читайте также: