Безопасность авиаполетов: можно ли выжить в авиакатастрофе?

После феноменальной смоленской трагедии, в которой погибла элита целого европейского государства, люди опять заинтересовались безопасностью авиаполетов. 

Об этом — разговор ведущего программы «Академия Безопасности» Юрия Кормушина и корреспондента «КП» Дмитрия Стешина.

ЗНАКИ СУДЬБЫ

Юрий Кормушин: — Сегодня мы будем говорить об авиакатастрофах. Можно ли выжить в авиакатастрофах? Я пригласил на эфир Дмитрия Стешина — он непосредственно занимался трагедией в Смоленске, работал и на других авиакатастрофах. Дмитрий, из-за чего эта катастрофа произошла?

Дмитрий Стешин: — Мы нащупали причину. Объективно всем ясно, что погода была плохая. Аэродром не самый лучший, скажем так. Возможно, пилоту нужно было принять предложение посадить машину в Витебске или в Минске. Но самолет сажали в Смоленске.

Первое, что мы увидели, когда туда примчались из Москвы, — стоящую у въезда на аэродром «Северный» машину одной польской телекомпании. Пустую. Заваленную гвоздиками. Журналисты должны были снять финал мемориального телемарафона, посвященного событиям в Катыни. И финалом должны были стать кадры в прямом эфире, как президент Польши и польская делегация выходят на смоленскую землю из самолета.

Политика оказалась важнее безопасности.

В таком зыбком вопросе, как перемещение по воздуху, надо к каким-то знакам судьбы все-таки прислушиваться. Но здесь люди пошли наперекор всем обстоятельствам…

Ю. К.: — Как читать вот эти знаки судьбы? Они реальны?

Д. С.: — При работе по авиакатастрофам существует целый сегмент репортерской работы — интервью с опоздавшими на рейс. На каждый погибший рейс обязательно находятся один-два человека, которые опоздали по каким-то причинам! Прислушались к знакам судьбы и решили не лететь. Например, на борт, разбившийся под Смоленском, опоздала женщина. Еврейская делегация, насколько я знаю, наотрез по религиозным соображениям отказалась лететь в субботу. Тут можно четко сказать — Бог спас, и атеистам сложно это опровергнуть.

Юрий Кормушин, ведущий программы «Академия Безопасности» на радио «КП».

 

ПРЕВЕНТИВНЫЕ МЕРЫ

Ю. К.: — Интересно, есть ли какие-то меры безопасного поведения на борту самолета? Вот радиослушатель спрашивает: почему на множестве снимков с авиакатастроф целым, как правило, остается хвост?

Д. С.: — Если серьезно заниматься своей безопасностью, для начала не пользоваться услугами маленьких авиакомпаний. Они экономят на всем — могут садиться и взлетать в любую погоду, могут пролететь сквозь грозовой фронт, экономя топливо. Бывает, приобретают восстановленные в Китае или кустарно запчасти. По поводу уцелевшего хвоста — многие заметили эту особенность. Я билеты беру в самом хвосте, места возле аварийного выхода, где не откидываются спинки. Обычно они свободны, на них мало желающих.

Ю. К.: — Наверное, не стоит пренебрегать инструктажем бортпроводников. Люди обычно их слушают с плохо скрываемой скукой. Хотя тот же ремень безопасности, отрегулированный по размеру, может спасти жизнь. У нас звонок от Сергея Горлова из Красноярска:

— Я в прошлом командир Ту-154. Модели Б-1, Б-2, «М»… Налет — 15 тысяч часов, допуск к расследованию авиакатастроф. Я бы раскрыл некоторые секреты пассажирам. Всегда надо смотреть на номер самолета!

— Что это значит?

— А это значит, если номер на борту самолета 85225, на этом закончился самолет типа Б-1, он старый, еще времен дедушки Калинина. Если первые цифры номера 85, а потом 500, это тип Б-2. Значит, самолет начинен уже системами «слепой» посадки. Если номер после 500, это тип «М», это уже суперсамолет. Для каждой машины существует норма летной годности, и они каждый год устаревают или ужесточаются.

— То есть если Б-1, это потенциально опасный самолет?

— На нем уже по земле рулить нельзя даже.

— Что бы вы посоветовали пассажирам?

— Не паниковать. У меня была в 1983 году предкатастрофическая ситуация в воздухе, а я вот с вами по радио разговариваю, и 16 пассажиров в живых остались.

— Сергей, а на каком типе самолета безопаснее летать?

С. Г.: — Хочу успокоить. Ту-154 — самый скоростной, самый высотный самолет в мире среди гражданских самолетов, самый крепкий. Поэтому бояться не нужно. Даже если его тип Б-1, не волнуйтесь, сейчас у каждого летчика в кармане свой, личный спутниковый навигатор.

Ю. К.: — Чем же хуже «Боинг»?

— По статистике, и фактически, самые аварийные — это фирма «Боинг».

— Почему же наши фирмы его закупают?

— Он дешевле, меньше расход топлива, соответствует западным экологическим нормам по шуму. И последнее. По поводу кресел. Не садитесь на задние кресла, там рядом с вами двигатель. Там не самые безопасные места.

— А где самые безопасные?

— Где угодно, но только не в хвосте. И не волнуйтесь, если отказывают двигатели. На эти отказы все пилоты оттренированы, и в каждом летательном аппарате заложено такое качество, как планирование. Это достаточно рядовая ситуация для пилотов.

22 марта 2010 года самолет Ту-204 совершил аварийную посадку в километре от границы аэродрома «Домодедово». Несмотря на серьезные повреждения, никто из 8 пассажиров не пострадал. Причина аварии — отказ навигационного оборудования.

 

«ВЫСОТА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ»

— Что, на ваш взгляд, произошло в Смоленске?

— Вообще полная вина пилота. И когда на борту главный пассажир — президент или губернатор, наоборот, пилот более уверенно заходит на посадку. Он знает, что ненаказуем, он может нарушать любой минимум. И давление здесь ни при чем. Наоборот, когда на борту такие значимые люди, мне как командиру корабля на все наплевать, я зайду в любую погоду и сяду.

— Вы фактически переворачиваете ту версию, которая была.

— Абсолютно!

Д. С.: — Очевидцы катастрофы говорили мне, что в то утро над аэродромом был сильный туман. И это — главная причина.

С. Г.: -Туман — это видимость менее тысячи метров. Я норильский пилот в прошлом. Рядовая посадка — видимость 100 — 200 метров. Заходим и молчим. Безопаснее всего, когда самолет садится на автомате. У автомата это лучше получается, у него нет эмоций. Активное пилотирование при этом, ведет второй пилот — просто, как обезьяна все повторяет. А командир оценивает метеобстановку.

— Но что-то же случилось в Смоленске!

Есть такое понятие и основная причина всех авиакатастроф — «высота принятия решения». Я писал диссертацию на эту тему. Если было четыре захода, то допускаю, что на четвертом заходе самолета в кресле пилота сидела кукла, а не пилот. Человек использовал все свои резервы и совершил ошибку. И потом, говорят, что за штурвалом был военный летчик. В авиации есть поговорка — «летает лучше тот, кто больше летает». Военные летчики летают меньше гражданских, хотя их и называют «элитой».

— Подведем итог — за штурвалом самолета с польской делегацией был летчик с недостаточным опытом и уставший. Он совершил ошибку, например, неправильно оценив высоту…

— Давайте на этой версии пока остановимся.

ЦИФРЫ

По данным статистического исследования, заказанного правительством США, с 1993 по 2003 год в мире произошло 568 авиакатастроф с участием 53 тысяч пассажиров. 51,2 тысячи пассажиров выжили — более 90%.

Дмитрий Стешин, КП

Читайте также: