Ход конем или Лошадь на службе полиции

Сталкиваясь с конным милиционером в парке, я понимаю, почему казаков бросали усмирять рабочих в 1905-м. Бунт, бессмысленный и беспощадный, очень быстро выветривается, когда на тебя лезет хрипящая 500-килограммовая туша и норовит лягнуть куда-нибудь в пах. С тех пор мало что изменилось. Повсюду в полицейском мире — будь то Америка, Франция или Россия — лошадь считается спецсредством, которое в определенных ситуациях незаменимо. Мы инкогнито заглянули за кулисы конного мира московской милиции.

«Взятки берём только от хороших людей…»

— Фу, не балуй! — прикрикивает на каурого красавца коня сержант милиции Алексей. Коня по кличке Валет он держит под уздцы. Потом достает из кармана морковку. — На, черт бешеный…

Валет осторожно стягивает угощение шершавыми губами, кося на меня вывернутым диким глазом. Причмокивая ест. Потом делает губами

«Тп-п-р-р».

— Теперь готов, — говорит Алексей. — Лезь.

Левая нога долго не попадает в стремя, потом я позорно падаю поперек седла и пытаюсь забросить через конский круп правую, но не хватает растяжки. Наконец выпрямляюсь в седле. Черт подо мной недовольно переминается с ноги на ногу и фыркает. Ощущение не из приятных. Будто сидишь на верху стремянки, которая вот-вот упадет.

— Ты, главное, не ссы, — доносятся с далекой земли инструкции Алексея. — Конь умный, он неуверенность в седоке сразу чует. Потверже с ним, и все будет нормально. Щас мы с тобой рейд организуем…

Лошадь встряхивает головой и шагом идет за сержантом.

А теперь откроем карты. Сержанта зовут не Алексей, лошадь — не Валет. А название столичного парка, где все происходит, вообще страшная военная тайна. На конспиративные меры пришлось согласиться, иначе бравый кавалерист говорить о службе отказывался.

— Примерно так мы и патрулируем, — говорит Алексей. — Парк разбит на зоны. На разводе тебе назначают маршрут. Катаешься по нему и смотришь, не жгут ли костры, нет ли пьяных. Иногда удается подзаработать…

«Подзаработать» — значит оштрафовать. В столичных парках категорически запрещено разводить открытый огонь. Но поскольку москвичи не представляют выходных без шашлыков, костры жгут повсеместно. Вот милиционеры и заглядывают «на огонек».

— Многие начинают качать права, — говорит Алексей. — Мол, вон за кустами тоже костер жгут, почему штрафуют нас? Я на это говорю, что другим пока повезло, а отвечает каждый за себя…

У конной милиции в таких разборках роль маленькая: вызвать «бобик» и проводить до него компанию — в лес, понятно, машина не поедет. Почти все пытаются «решить вопрос» с помощью взятки. Но милиция берет деньги далеко не у каждого.

— Стремно сейчас стало, — жалуется Алексей. — Граждане чуть что строчат заявление в службу собственной безопасности. И если тебя запалят на взятке, командиры заступаться не будут. Уволят из органов задним числом — и привет. Деньги мы, конечно, берем. Но только у хороших людей…

Кстати сказать, много на шашлыках не срубишь. К счастью для кавалеристов, бывают ситуации, когда граждане платят много и после этого гарантированно молчат. Речь идет о раскуривании «флейты» — самодельного кальяна из пластиковой бутылки.

Курят, естественно, анашу. В отличие от безобидного разведения огня в неположенном месте анаша — попадалово конкретное. Это понимают все участники конфликта. Поэтому предметом переговоров бывает только размер суммы отступного и способ ее доставки. Как признался наш собеседник, меньше 100 долларов милиционеры в этом случае не берут. Максималка может достигнуть и трех сотен, если курильщиков много.

Обычно из компании за деньгами отряжается гонец. Остальные остаются в заложниках до момента расчета под присмотром милиции. Спешить кавалеристам некуда. За службу им платят всего 10 тысяч в месяц. Прожить на такие копейки невозможно. Причем не только рядовым, но и отцам-командирам.

Овёс нынче дорог

— Ты пойми, содержать лошадь стоит уйму денег, — говорит Алексей. — Сбруя, седла, тот же овес — все это дорогие вещи. Конечно, командиры «химичат» — продают, что возможно, налево. За полцены снаряжение с руками оторвет любой конно-спортивный клуб. Поговаривают, иногда даже лошадей сбывают с рук. Нужно, допустим, списать лошадь. Ее не списывают, а под другой кличкой переводят в соседний кавалерийский батальон. А свежего коня, что поступил на замену, продают…

Снаряжение для занятий конным спортом и впрямь обширное. Понадобятся седло, уздечка, нагавки передние и задние — чтобы не травмировать ноги. Добавьте сюда вальтрап — мягкую подкладку под седло, чтобы лошадь не стерла спину жестким потником, потом и сам потник. И целый набор «косметических» средств по уходу — щетку мягкую, щетку массажную, скребок, крючок для чистки копыт, суконку.

Теперь о ценах. Сбруя стоит в среднем 600 долларов, седла бывают и по 800. Питание одного коня обходится примерно в 100 долларов в месяц. Деньги не бог весть какие, даже если перемножить на 20 лошадей, имеющихся на базе. Поэтому никто из командиров-кавалеристов на операциях со снаряжением миллионером не стал. Живут все скромно. Многие, даже старшие офицеры, в жуткой милицейской общаге.

По словам Алексея, несколько лет назад в конной милиции служилось куда вольготнее, чем сейчас. Кавалеристы крышевали рынки и проституток и получали приличный навар к скудной зарплате. Но потом начальству закрутили гайки. Сейчас даже за участие в массовых мероприятиях — например, патрулирование митингов или футбольных матчей — рядовые кавалеристы не получают ничего.

— Командирам за такие мероприятия платят хорошие деньги, — уверяет Алексей. — По идее, каждый из нас тоже должен получать 3-4 тысячи дополнительно. Но мы этих денег не видим…

Несмотря на шаткое финансовое положение, и офицеры, и рядовые кавалеристы за место держатся. Прежде всего, добрая половина состава из «альтеров» — солдат и офицеров, проходящих в милиции альтернативную службу. Потом практически каждый из милиционеров имеет комиссионные с разного рода услуг по оформлению документов.

— Служить в перспективе все равно выгодно, — считает Алексей. — Стоит дослужиться до определенного уровня, как ты получаешь доступ к кормушке. Так что лично я увольняться не собираюсь…

Боевая машина охоты

— Самое опасное — действовать против толпы, — говорит Алексей. — Собственно, кавалерию и держат ради таких случаев. Если, допустим, после матча «Спартак» — ЦСКА фанаты затевают потасовку, даже ОМОН не в силах ничего сделать. Бойцам нужно прорваться вдоль «линии фронта» и оттеснить дерущихся в разные стороны. Чтобы прорубить коридор в толпе, на дело посылают нас…

Прусский император Фридрих Великий первым догадался, что кавалерия практически неотразима, если нападает быстро и единым потоком — «лавой». Лава способна смять все, что попадется на пути. Примерно той же тактики придерживается современная конная милиция. Кроме того, боевой конь именно в толпе представляет собой идеальное оружие.

— Прежде чем попасть к нам, лошади проходят годичный курс подготовки, — рассказывает Алексей. — Их приучают к резким хлопкам, взрывам петард, выстрелам, размахиванию палкой перед мордой…

Но главное, лошадей учат лягаться по команде. Если резко надавить на круп позади седла, лошадь сделает «отбивку» — вскинет зад и лягнет задними ногами. Представьте теперь, что будет, если эти самые ноги угодят вам в живот. Еще один прием — дать коню шенкелей и потянуть уздечку. Лошадь немедленно встанет на дыбы и лягнет уже передними ногами. Они, кстати, окажутся примерно на уровне головы потенциального противника. Третий прием — слегка стукнуть лошадь резиновой дубинкой по передней ноге. Конь послушно поднимет эту ногу и лягнет ею в воздухе.

— Конника, освоившего весь арсенал, стащить с седла практически невозможно, — уверяет Алексей. — Я как-то участвовал в футбольной потасовке. В гуще фанатов лошадь напоминала ледокол, взламывающий людскую массу. Сзади, по расчищенному пространству, в месиво дерущихся врубался ОМОН. Кое-кто из фанатов, я видел, попал под копыта. Но насколько я знаю, пока не было ни одного случая, чтобы лошадью задавили кого-то насмерть. Максимум пострадавший получал сотрясение мозга. Но я считаю, парни сами знают, на что идут, затевая такое…

Незаменима конная милиция и при патрулировании парков. Перед заступлением на дежурство кавалеристы получают ориентировки на преступников, объявленных в розыск. Многие из них традиционно предпочитают отсиживаться между «делами» в лесу. Так, конные милиционеры задержали парочку рецидивистов, которые коротали время за бутылкой водки в Зюзинском парке. Классикой стала история, когда патрульные наткнулись в парке на группу бандитов. В лучших традициях американских боевиков, братва стояла и ждала, когда жертва сама выкопает могилу. А по-настоящему звездной операцией стало задержание маньяка Александра Пичушкина в Битцевском лесопарке. На счету душегуба 62 убийства…

Без конной милиции нам сегодня не обойтись. Это понимает и милицейское начальство, и сами граждане. А что до «перегибов» — не в конных милиционерах дело. Отстраивать надо всю правоохранительную систему. Тогда и граждане будут относиться к «ментам» с симпатией. Хотя конную милицию и без того уважают куда больше обычной.

Андрей Полунин, Русский курьер

Читайте также: