Минобороны РФ засекретит персональные данные военных, служивших в «горячих точках»

Министерство обороны России согласно засекретить всю персональную информацию о военнослужащих, побывавших в «горячих точках», сообщает пресс-служба ЛДПР на сайте партии. Она напоминает, что лидер ЛДПР в середине июня направил официальное обращение министру обороны РФ Анатолию Сердюкову, в котором заявил о необходимости засекретить такого рода сведения, и теперь из Минобороны получен ответ.

«Дополнение перечня лиц, сведения о которых составляют государственную тайну, военнослужащими, проходившими либо проходящими службу в „горячих точках“, как на территории РФ, так и на территории иностранных государств, Минобороны поддерживается», — цитирует пресс-служба либерал-демократов текст письма, поступившего из военного ведомства на имя вице-спикера Госдумы Владимира Жириновского.

Пресс-служба отмечает, что поводом к данному обращению послужил тот факт, что в электронных СМИ появились сведения о запросах прокуратурой Чеченской Республики в Министерстве обороны РФ персональных данных российских военнослужащих, проходивших службу в Чечне во время операций в 1994-1996 годах.
 
Эта информация появилась вскоре после того, как в Москве был убит бывший полковник Юрий Буданов, который ранее отсидел 10 лет за похищение и убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, напоминает радиостанция «Эхо Москвы».
 
Позднее СМИ писали, что недавние громкие события, так или иначе связанные с Чечней, заставили российских военных, служивших в этой республике, задуматься о личной безопасности. Ветераны чеченских кампаний опасаются мести за то, что правозащитники называют «внесудебными казнями», а некоторые даже подыскивают себе подходящее оружие для самообороны — чтобы не пасть жертвой киллеров, как Буданов.
 
Спустя две недели после его расстрела в центре столицы попытались расправиться с капитаном спецназа «Витязь» Александром Крементовым, тоже воевавшим на Кавказе. В него было выпущено пять пуль, состояние офицера оценивается как крайне тяжелое.
В промежутке между этими двумя покушениями СМИ получили информацию о том, что в Минобороны поступают многочисленные запросы от чеченских следователей на личные данные военнослужащих — участников чеченских кампаний, включая их фотографии, адреса проживания и контакты. Отправители запросов ссылаются при этом на расследования уголовных дел 10-летней давности о похищениях и убийствах мирных жителей республики.
 
В следственном управлении по Чечне тогда рассказали, что в производстве лежит около 200 уголовных дел о похищениях и убийствах мирных жителей, еще около тысячи приостановлены. По данным правозащитного центра «Мемориал», речь идет как минимум о трех тысячах нераскрытых дел. В СК по Чечне назвали отправку запросов «рутинной работой следователей», отметив, что ответы из военных ведомств в итоге передаются тем же военным прокурорам. Но спокойствия бывшим участникам конфликта с обеих сторон эти слова не принесли.
 
Так, бывший спецназовец ГРУ по имени Дмитрий (фамилия, естественно, не указывалась) в 1990-х с пристрастием допрашивал боевиков на военных базах. Теперь чеченские следователи квалифицируют эти действия по ст. 111 УК РФ — «Причинение тяжкого вреда здоровью». «Я вообще не понимаю, что дальше делать. Сначала Буданов убит, потом нас „чехи“ разыскивают. Я не верю, что когда-нибудь какой-нибудь военком за бутылку водки не даст чеченцам мой адрес», — рассказал он «Газете.ru».
 
При этом больше любых запросов военнослужащих, побывавших в «горячих точках», пугает молчание власти. Многие военные считают, что как бы ни было трудно определиться в этой ситуации, власти следует четко высказать свою позицию и успокоить военнослужащих, отмечали СМИ.
 

 

Читайте также: