До пенсии? Или до смерти?

Грядущая пенсионная реформа продолжает занимать умы наших сограждан. Похоже, власть нам гарантирует единственное право — на труд до гробовой доски. Или на голодную смерть — если не хватит сил трудиться из-за преждевременной старости и болезней.

Ненормально бодрыми голосами дикторы телеканалов читали тексты о будущем повышении квалификационного (страхового или, по-старому, трудового) стажа и пенсионного возраста. Мелькали на телеэкранах до боли «родные» лица чиновников и политиков, ликующе предсказывавших, как радостно будут трудиться украинцы, зная, что их не отправят на пенсию в самом расцвете физических и творческих сил.

И верили — будут! Особенно те, кто это предсказывает. Вяло бурчали что-то в микрофоны сидящие на лавочках пенсионеры, которых реформа не коснется. И даже отловленные на улицах случайные прохожие трудового возраста нет-нет, да и скажут в камеру: а почему бы, дескать, не поработать?! Меморандум подписан. МВФ потребовал — исполним!

На самом же деле к исполнению принято даже больше, чем потребовал Международный валютный фонд.
В растерянности пребывают кадровые военные (от них и получил эту информацию): им продлят-таки срок службы до увольнения в запас. Чем это грозит украинской армии, еженедельник «2000» рассказал еще весной в статье «Внимание! Атакуют 55-летние солдаты». И вот возможное превращается в реальность. По войскам якобы уже негласно дана установка: кто не хочет служить до 55-летнего возраста, должен успеть уволиться до ноября.

О военных (как и о милиции, которая тоже «не останется в стороне») в меморандуме — ни слова, но власть и без МВФ заинтересована в снижении нагрузки на Пенсионный фонд.

Потому и женщинам начнут увеличивать пенсионный возраст (это уже по меморандуму) не с обещанного ранее 2012-го, а с этого года, и трудовой стаж для всех поднимут на 10 лет: до 30 лет для женщин и до 35 — для мужчин. При этом, как сообщают СМИ (не с иронией ли?), увеличение квалификационного периода для получения полной пенсии должно стимулировать работающих дольше сохранять работоспособность. И никаких оговорок! И никаких вопросов, чем это обернется для общества!

Но такой огульный подход оставляет больше вопросов, чем ответов.

Заметьте, если увеличение пенсионного возраста растягивается на 10 лет, то новый страховой стаж вводится враз, одним махом, словно ударом топора с плеча. Р-раз — и все! Еще вчера у тебя был пенсионный стаж, а сегодня — нет!

Представим себе женщину предпенсионного, без пяти минут 55-летнего возраста. Достаточно благополучную (для выпавшего нам всем неблагополучного времени), чтобы успеть заработать, скажем, 27—28 лет стажа. И вот завтра, в пятьдесят пять с половиной, она получит право на пенсию по возрасту, но отнюдь не на полную пенсию! И что дальше — уйдет на неполную или «радостно» отработает еще 2—3 «стимулирующих» года? Но будет ли ответ на этот вопрос зависеть от нее? Или все же от работодателя — ибо формально право на пенсию по возрасту она уже получила?

А потому, может быть, и увеличение квалификационного периода следует растянуть на те же 10 лет?

Мне, автору, в отличие от чиновников, за женщин обидно. Ведь они (женщины, а не чиновники) — не только винтики хозяйственного механизма. Они — в большинстве своем еще и матери. Многие из них шли сознательно на перерыв в трудовом стаже ради воспитания детей, откладывая трудовой стаж на потом. А теперь какой-нибудь дядя с телеэкрана рассказывает им, что увеличение страхового стажа и пенсионного возраста делается для их же блага — дабы «стимулировать дольше сохранять работоспособность».

А подумал ли кто-нибудь о тех тружениках — и о женщинах, и о мужчинах, кому в наших роковых «послеперестроечных» 1990-х было около сорока? Какой трудовой стаж успели они заработать к тому времени? Ну, положим, 20—22 года. Затем последовала массовая остановка предприятий — на годы. Массовые сокращения персонала. Какой трудовой стаж может быть у этих людей сегодня? Ведь очень многие предприятия попросту исчезли с лица городов.

Корпуса бывшего кировоградского «Пишмаша», например, производившего пишущие машинки «Ятрань» для всего СССР, ныне занимают два супермаркета и несколько фирм. Почти ничего не осталось от завода АРЗ, входившего в структуру Ракетных войск стратегического назначения и кормившего 2000 человек. А сколько угольных шахт прекратило существование в той же Кировоградской области?

Но и те заводы, которые выстояли, возобновили производство со значительно меньшей численностью персонала. Очень многим из оставшихся тогда и остающихся сегодня за бортом приходилось хвататься за любые шабашки. Они вынужденно работают без трудового договора, получая зарплату из рук в руки, без налоговых и пенсионных отчислений. Без права на компенсацию в случае увечья или гибели. Эта система широко существует, но ее почему-то никто в упор не видит.

Не столь давно довелось мне писать о молодом человеке, у которого не было иных средств к существованию, но когда он погиб, его гибель представили как результат некой «трудовой самодеятельности». Да что далеко ходить! Известны мне и коллеги-журналисты, которые вынуждены точно так же работать в частных изданиях — без трудовых книжек, с зарплатой «в конверте», без трудового стажа, без права на пенсию.

Так, может быть, не потому Пенсионный фонд Украины оказался в столь плачевной ситуации, что пенсионеров «слишком много», а потому, что государство борется с теневой экономикой только на словах?

А кто подумал о людях, которым давали, а потом отбирали инвалидность — и хорошо, если в связи с действительным выздоровлением? Им удастся наверстать годы, потерянные «на группе»?

И еще — подумал кто-нибудь, в каком таком «расцвете физических и творческих сил» подходят украинцы к пенсионному рубежу, если средняя продолжительность жизни в нашей стране лишь немногим выше 60? А для мужчин — по ряду регионов — 60 лет и менее.
Наиболее свежие данные — со ссылкой на Госкомстат Украины и Институт демографии и социальных исследований НАН Украины — приводит бюллетень «Население и общество» №403-404 от 21-31 декабря 2009.

Таблица 11. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин
Область Средняя продолжительность жизни
Мужчины Женщины
Украина 62,30 73,99
Закарпатская 63,75 72,81
Полтавская 62,58 73,89
АР Крым 62,11 73,92
Львовская 64,71 76,15
Запорожская 62,64 74,12
Черновицкая 65,88 75,78
Харьковская 63,48 74,26
Черкасская 62,84 74,65
Сумская 62,18 74,27
Херсонская 60,80 73,12
Волынская 62,18 75,03
Луганская 61,31 73,01
Хмельницкая 63,08 75,36
Киевская 60,69 73,38
Черниговская 59,31 74,16
Ивано-Франковская 65,16 76,15
Ровенская 62,45 75,13
Тернопольская 65,43 76,75
Донецкая 59,97 72,65
Одесская 61,87 72,06
Николаевская 60,70 72,64
Винницкая 63,34 75,18
Днепропетровская 60,61 72,37
Кировоградская 60,19 72,85
г. Киев 66,56 76,27
Житомирская 60,08 73,35
 

Не добавляет оптимизма и информация, которую дает со ссылкой на УНИАН интернет-газета «Новости N» в выпуске от 21.02.2008::
«… в Украине нетипичная структура смертности — треть от умерших составляют люди допенсионного возраста. В нашей стране более 40% юношей 16—18-летнего возраста не имеют шансов дожить до 60-летнего возраста… На протяжении 2000—2005 гг. смертность мужчин в работоспособном возрасте выросла на 12,2%, среди женщин — на 9%».

И там же:
«… при общей продолжительности жизни 67,5 года… продолжительность здоровой жизни в Украине составляет 55 лет для мужчин».
Устрашают приводимые СМИ данные о детском здоровье. Пример — информация по Луганской области «85% детей рождается с различными патологиями и отклонениями».

А ведь это поколение, которому, как и нынешним 16—18-летним, вместе с теми, кому сегодня меньше тридцати, придется, возможно, преодолевать пенсионный рубеж не в 60, а в 65 лет.

Спаси и сохрани нас, Минздрав!

Но ведь и о ситуации в нашем здравоохранении сказать хорошего нечего. Без денег там делать нечего! Элементарные анализы, флюорография и рентген, УЗД и многое другое — за все изволь внести так называемую благотворительную помощь. Требуют «благотворительную помощь» и больницы — сразу, при оформлении в стационар.

В публикации «По уровню продолжительности жизни Украина отстает от Гондураса» от 30 апреля издание mediaUA со ссылкой на «Комментарии» сообщает: «Государство расходует на охрану здоровья одного украинца почти 89 долларов, сами украинцы еще ежегодно доплачивают по 71 доллару каждый». Правда, не уточняется, входит в эту сумму только «благотворительная помощь» или учитываются также и деньги «в конвертах» — для врачей, медсестер, хирургов и анестезиологов.

Если бы все эти деньги шли исключительно официальным путем, разве не пополнялся бы ими и бюджет — Пенсионного фонда в том числе?

Кто говорит обо всем этом? Кто задает эти больные вопросы?

На «контрольный звонок» в Федерацию профсоюзов Кировоградской области последовал в целом ожидаемый ответ: профсоюзы против вмешательства МВФ во внутренние дела Украины и готовят своего рода ноту протеста. Но ни пресс-конференций на эту тему, ни протестных акций пока не ожидается.

Правда, Василий Хара, политик и профсоюзный лидер, уже заявил публично («Вот и они — непопулярные реформы», «2000», №32 (520) 13 — 19 августа 2010 г.), что увеличивать пенсионный возраст для женщин до 60 лет никто не будет. Можно, дескать, принять любой закон, но… тут же наложить на него мораторий.

Но рядовой украинец сомневается: действительно ли будет так? Или это сказано просто для успокоения — чтобы «бдительность усыпить»?

А как расценивать звучащие с телеэкранов заявления, что сегодня «десяти работающим приходится кормить девять пенсионеров»? Как стремление разбудить в обществе ненависть к старикам, которых приходится «кормить»? А кто в таком случае «кормит» чиновников и политиков, живущих на наши налоги?

Но что-то никто из них не упал на колени перед телекамерой, не закричал: «Простите нас, люди, за то, что решение проблем, перед которыми оказалась Украина, мы перекладываем на ваши плечи!» Никто не сказал: да, это мы, власть, перед вами виноваты. Это мы, вместо того чтобы заниматься экономикой, обеспечением полной занятости, укреплением социальных гарантий, заигрались в политику, в перетягивание одеяла на себя. А потому можем дать вам единственное право — на труд до гробовой доски. Или на голодную смерть — если не хватит сил трудиться из-за преждевременной старости и болезней.

Анатолий ЮРЧЕНКО. газета 2000

Читайте также: