«Отлуп» тюремщиков правозащитникам: бумага стерпит? И при чем тут… член?

Если кто-то думает, что тюремное творчество ограничивается изготовлением зэками игрушек из жеваного хлеба или рисованием «лубочных» икон и пасхальных псевдояиц, то он сильно заблуждается. Тюремное творчество включает в себя и писательские поделки «пенитенциарных» администраторов. Пример тому — вот этот абсолютно голословный «документ», для объективности «разбавленный» комментарием специалиста.

ПРЕСС-РЕЛИЗ

УПРАВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО
ДЕПАРТАМЕНТА УКРАИНЫ
ПО ВОПРОСАМ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ
В ЗАПОРОЖСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Криминалитет пытается заручиться

поддержкой общественности

К заявлению Винницкой правозащитной группы:

«Мы увидели только то, что хотели увидеть»

 

25 сентября 2010 года по итогам совместного рабочего визита в Каменскую исправительную колонию № 101 сотрудников управления ГДУ ВИН в Запорожской области и Винницкой правозащитной группы (ВПГ) было проведено совещание, в ходе которого стороны обменялись своими мнениями.

 

Руководство управления высказало уверенность в необходимости дальнейшей совместной работы. В частности было отмечено, что представители Винницкой правозащитной группы выслушали лишь малую часть осужденных. Недостаточно были охвачены праворазъяснительной работой осужденные крайне негативной направленности.

Комментарий. А кто это — осужденные крайне негативной направленности? Законодательного определения этого термина не существует. Имеется официальный термин «злостный нарушитель режима», но он почему-то в пресс-релизе не был применен, значит, речь не о нарушителях?.. А бывают осужденные крайне позитивной направленности? И кто определяет этот позитив и негатив?

Без ответов со стороны правозащитников остались вопросы, имеющие для осужденных первоочередное значение. Это, кроме прочего, незаконное предварительное заключение в ИВСах и пропажа там паспортов, правовые проблемы при оформлении пенсии в местах лишения свободы и несовершенство пенсионного законодательства, ненадлежащее обеспечение права на защиту во время судебного разбирательства, восстановление сроков наследования и многие другие вопросы, ответы на которые осужденные так и не услышали.

Комментарий. Безусловно, это самые «насущные» вопросы для строгих зэков, многократных рецидивистов, возраст 95% которых от 20 до 50 лет. Они так страдают от несовершенства пенсионного законодательства! Трудно придумать что-либо глупее. Правозащитникам, не мудрствуя лукаво (и вообще не мудрствуя), попросту «подсунули» «заряженных козлов-активистов», чтобы те дурацкими вопросами заморочили гостям головы и заняли все их время. Но, видно, в этот раз не «прокатило». Осталось «пенитенциариям» губы надуть.

Как было указано в ходе совещания, недостаточное внимание руководителя ВПГ Дмитрия Гройсмана и его помощника Олега Веремеенко к основной массе осужденных, в своем большинстве простых рабочих, вызвало справедливые нарекания на правозащитников. В неловкое положение была поставлена и администрация колонии, обеспечившая беспрепятственный допуск представителей ВПГ на охраняемую территорию.

Комментарий. Вот это песня! Во-первых, Веремеенко не помощник Гройсмана, а известный киевский адвокат. Во-вторых, «пенитенциарии» забыли, что перед ними «вольные» правозащитники, и по привычке стали чванливо указывать им, словно подчиненным, чего достаточно, а чего недостаточно. А, в-третьих, «простые рабочие» — это вообще чисто круто по-марксистки! На строгом-то режиме? Такие себе простые рабочие-рецидивисты. И, в-четвертых, если уж в колонии есть простые рабочие, то, значит, есть и непростые? Это кто?

Оценивая результаты визита в ИК № 101, Дмитрий Гройсман провел ряд спорных параллелей, с которыми руководство УГДУ ВИН не смогло согласиться. Так, правозащитник безапелляционно сравнил осужденных с крысами и предложил сотрудникам исправительных учреждений использовать в своей деятельности опыт вивариев, где над указанными зверьками проводят эксперименты.

На резонное замечание, что осужденные далеко не крысы, Гройсман возразил: «Зоопсихология одна».

Комментарий. Это непонятно, совсем не «привязано» к сути вопроса. Хотя, если речь шла о, например, условных рефлексах, то почему бы и не сравнить зэков с крысами? Психология действительно одна. А если сравнение было в нравственной плоскости, то сопоставление уголовников с крысами, конечно, несправедливо. Крысы намного безобидней для общества.

Продолжая оскорбительные выпады, винницкий правозащитник перешел на личности и позволил себе насмешки над физиологическими особенностями одного из руководителей колонии. К сожалению, Гройсман не захотел поинтересоваться состоянием здоровья данного сотрудника.

Комментарий. Непонятно, что за «физиологические особенности» такие у руководителя. В штаны он мочится, что ли? А здоровьем его пусть интересуются врачи, правозащитникам это зачем?

Такой поверхностный, можно сказать эпатажный, подход к изучению проблем учреждений исполнения наказаний получил негативную оценку со стороны руководства УГДУ ВИН. Однако диалог прерван не был. Присутствующие уже неоднократно слышали о Гройсмане как об искусном провокаторе: на последних выборах Президента Украины он цинично нарисовал на бюллетене мужской детородный орган.

Комментарий. Во-первых, на кой черт правозащитникам изучать проблемы учреждения, их задача защищать нарушенные права конкретных людей. У «пенитенциариев» для этого своих мозгов не хватает? Во-вторых, непонятно, чем это так искусен в провокаторском «искусстве» Гройсман? Кого и на что он спровоцировал? И, в-третьих, Гройсман когда-то ЗАЯВИЛ о том, что нарисовал в бюллетене член. Только заявил. А как оно было на самом деле, не знает никто. И не узнает! Тайна голосования. А вот «пенитенциарии», оказывается, узнали. В дырочку, что ли, подглядывали? Да и в чем здесь цинизм? По закону в бюллетене можно ставить любой значок. Цинизм — это когда 90% зэков голосуют на выборах за «казенного» кандидата. Того, которому прислуживают «пенитенциарии». Вот это особый цинизм!

Дмитрию Гройсману и его коллеге было предложено определить конкретные рекомендации по улучшению повседневной деятельности Каменской ИК № 101. Ответ представителей ВПГ свелся к необходимости установления лавочек и беседок в отдельных локальных секторах. Также правозащитниками было рекомендовано закрыть производство, связанное с обработкой гранита, а на его месте создать участок для работы осужденных «с гуманитарным складом ума».

Комментарий. Ну, это дурость повторяется. Правозащита не имеет никакого отношения к повседневной деятельности тюрьмы.

Переходя к теме жалоб осужденных негативной направленности, получившей широкое освещение в ряде средств массовой информации, Дмитрий Гройсман и его помощник еще раз подчеркнули свое нежелание общаться с основной массой отбывающих наказание в Каменской ИК № 101. Со слов правозащитников, они не прокуроры и не журналисты, поэтому мнение обеих сторон их не интересует.

Комментарий. И это дежавю. Кто это, осужденные негативной направленности? Не те ли, которые сейчас наше государство возглавляют? И почему правозащитники должны общаться с основной массой осужденных, если эта масса не обращается к ним с жалобами на нарушение своих прав?

К удивлению присутствующих, Дмитрий Гройсман особо подчеркнул, что при необходимости он и его сотрудники будут использовать для дискредитации органов и учреждений исполнения наказаний все законные и незаконные методы. Подобная неразборчивость в средствах ошеломила сотрудников криминально-исполнительной системы, у которых возник закономерный вопрос о целях финансирования ВПГ хорошо известными организациями. Возможно, Гройсман невольно выдал основную цель своей группы, а именно: организовывать в самые ответственные для страны моменты дискредитацию органов государственной власти, успешно выполняющих взятые Украиной обязательства перед Советом Европы.

Комментарий. Во-первых, дискредитировать можно лишь то, что имеет безупречную репутацию. К «органам и учреждениям» это, увы, не относится. Во-вторых: а как это, дискредитировать незаконными методами? Помочиться на них, на органы и учреждения? Или как? В-третьих, что за непонятный намек на «хорошо известные организации»? Кому они известны, и почему бы их прямо не назвать? Неужели это Аль-Каида? В-четвертых, Украина «успешно» НЕ ВЫПОЛНЯЕТ обязательства, взятые перед Советом Европы. В частности — и кому как не «пенитенциариям» это знать — Украина до сих пор не передала уголовно-исполнительную систему в подчинение Минюсту. А ведь обещала! Как принято говорить у «простых рабочих» — «двинула фуфло»! Какая уж тут дискредитация…

Внимательно выслушав представителей ВПГ, руководство регионального управления поинтересовалось у правозащитников их видением вопросов, связанных с минимизацией влияния отрицательного элемента на основную массу осужденных. Вразумительного ответа не последовало. Правозащитники сослались на глобальный характер этой проблемы, чем, собственно, и обосновали нежелание о ней говорить.

Комментарий. И правильно сослались. Во-первых, непонятно, кого руководство регионального управления считает отрицательным элементом. Может, взяточников и иных коррупционеров в погонах? И, во-вторых, это проблема совершенно других специалистов: социологов, криминалистов, психологов и т.п. Но никак не правозащитников.

Дальнейший ход совещания определило признание Дмитрия Гройсмана о прямой связи его приезда в Запорожскую область с договоренностью, достигнутой между ВПГ и лицами, поддерживающими воровские традиции. Последние передали правозащитнику заранее заготовленный список осужденных, открыто недовольных предусмотренным законом режимом содержания.

Комментарий. А что это такое — «воровские традиции»? Это белье на чердаках красть? Или гнусавить «Мурку»?.. И чего «пенитенциариям» бояться, что правозащитники будут знать осужденных, открыто недовольных режимом? Да и вообще, могут ли существовать психически здоровые люди, довольные тюремным режимом, хоть бы он и был предусмотрен законом?

По оперативной информации, приезд Дмитрия Гройсмана и Олега Веремеенко должен был стать сигналом для отказа от выполнения законных требований администрации несколькими осужденными. Однако этому помешали совместные упредительные действия сотрудников Каменской ИК № 101 и органов прокуратуры, что дало повод представителям ВПГ безосновательно обвинить работников прокуратуры в непрофессионализме.

Комментарий. Оперативная информация — это сплетни, бездоказательная болтовня. Открыто ссылаться на нее пристало только кухаркам и фельдфебелям. А что касается «упредительных действий» и «безосновательных» обвинений в непрофессионализме, то что в этом бестолковом наборе слов можно понять? Что это были за действия? Почему нет конкретики? Боязно говорить? Надо думать, так…

Свое же пребывание в ИК № 101 правозащитники оценили следующими словами: «Мы увидели только то, что хотели увидеть». Субъективизм такой позиции очевиден, на что немедленно было указано Гройсману и Веремеенко.

Комментарий. Любой субъект может иметь лишь субъективную позицию. И субъект-"пенитенциарий" в том числе. Объективная картина (и то — относительно объективная) складывается только при наличии различных точек зрения на проблему. Так что «немедленно указывать» на субъективизм — признак ограниченности и самодовольства.

В заключительной части совещания Олег Веремеенко предложил персоналу учреждений исполнения наказаний относиться к каждому осужденному как к «чистому листу» и давать «шанс на исправление». Безусловно, правозащитник хотел засвидетельствовать свои благие намерения, но, сам того не подозревая, Веремеенко призвал внедрить в жизнь методы карательной медицины, некогда описанные Бёрджессем в «Заводном апельсине».

В данном случае руководство УГДУ ВИН категорически не согласилось с представителями Винницкой правозащитной группы, указав на необходимость учитывать в процессе ресоциализации индивидуальный жизненный путь каждого осужденного, иначе никогда не будет достигнута предусмотренная законом дифференциация воспитательного влияния. Человека нельзя превращать ни в «чистый лист», ни в «заводной апельсин».

Комментарий. Ну, автор пресс-релиза и загнул! Особенно на счет «сам того не подозревая». Чистый Фрейд! Как он еще учение о бессознательном не вспомнил? Для чего бы Веремеенко, профессиональному и успешному юристу, лезть в малопонятные и сомнительные дебри психиатрии?

Поверхностная и малокомпетентная позиция правозащитников вызвала откровенное сожаление принимающей стороны. Тем не менее, в конце встречи руководство УГДУ ВИН выразило готовность содействовать повышению профессионального уровня Дмитрия Гройсмана и Олега Веремеенко. Для этого планируются дальнейшие совместные мероприятия.

Комментарий. Ну, эти профессиональный уровень поднимут! Блажен, кто верует…

К пресс-релизу прилагаются 3 фотографии осужденных (с заявлениями), проигнорированных Д. Гройсманом и О. Веремеенко в ходе визита в ИК № 101.

 

 

 

 

Комментарий. Фотографии как приложение к тексту бессмысленны. Они ни о чем. На одной из них два заявления. Можно было и пять написать и сфотографировать, но смысл какой? На двух других стоят себе какие-то зэки, скучают. Кстати, зэки одни и те же, просто сфотографированы в разных ракурсах. Для чего это? И Бог знает, о чем они скучают? Но если опытным глазом на фото посмотреть, то немало информации получить можно. Внешний вид «простых рабочих» говорит о многом. На головах у них разноцветные кепки и бейсболки. Курточки и брюки разномастые. Рубашки тоже разные, у большинства их вообще нет. Туфли «вольные». Это каким же режимом такая форма одежды предусмотрена? Одежда эта (формой ее называть нельзя) куплена малоимущими мамами, сестрами и женами зэков, но никак не «пенитенциарными» интендантами. Может, «простых рабочих» попросту нещадно эксплуатируют, как рабов, и прибыль от их труда уходит в непонятно (или понятно?) чьи карманы, а вот на приобретение дешевой робы и ботинок им ну никак не заработать?

Телефоны для справок: 214-92-32; (факс) 214-92-31;
(моб.)
050-881-69-90.

ПРЕСС-СЛУЖБА
управления Государственного департамента Украины
по вопросам исполнения наказаний
в Запорожской области

Комментарий. Я не поленился и позвонил по одному из указанных телефонов. Ответил мужчина, невнятно пробормотавший фамилию. Имя-отчество он «стеснительно» не назвал даже после прямого вопроса. Вместо этого он поинтересовался, какую организацию я представляю. Услышав в ответ, что я свободный журналист, он предложил мне прийти на личный прием. Пришлось ему втолковывать (именно втолковывать), что коль номер его телефона дан в пресс-релизе как справочный, то пусть он справки по телефону и дает. Впрочем, продуктивного диалога все равно не получилось, через четыре минуты путаных объяснений ни о чем собеседник сообщил, что к нему пришли люди, и он разговаривать не может. Ну, и слава Богу!

Заключительный комментарий. Документ этот изготовлен в лучших традициях «пенитенциарного» ведомства: тенденциозно, бездоказательно и неубедительно. Пишу именно «пенитенциарного», а не тюремного. Во-первых, потому что сами «пенитенциарии» слово «тюрьма» употреблять боятся, это вроде как не по-европейски. Поэтому стараются к месту и не к месту говорить позаковырестей. Получается не ахти как, больше похоже на фразочки «великого» Голохвастова, но уж так получается. Во-вторых, традиции тюрьмы все же менее лживы. Безусловным же достоинством пресс-релиза является то, что написан он почти без грамматических ошибок. Вот только не следовало писать «в ИВСах», это вроде как «в СССРе». В остальном же все безупречно. Даже не верится, что «пенитенциарии» так умеют. Растут!

Владимир Ажиппо, ветеран МВД, специально для «УК»

Читайте также: