Селедка с сюрпризом

Еще полвека назад только в низовье Днепра водилось до 50 различных видов рыбы. А сейчас еле насчитается два десятка разновидностей. В советское время для промышленного лова в Украине было до 90 видов особей, а ныне осталось всего-навсего 15-16. Обнищало и Черном море: там из когда-то вылавливаемых 27-28 видов остался лишь один — черноморская килька. Остальное исчезло, выловили все! А то, что осталось — страшно кушать…

Украина уже не только не главная житница Европы, но еще и потеряла статус одной из передовых рыбопромышленных стран. Ученые и эксперты уверены, что в наших водоемах рыба практически уничтожена, моря и реки истощены. А те водные обитатели, которым все же удалось выжить, мутировавшие особи, пораженные всяческими болезнями. «Рыбы в чистом виде сегодня почти не осталось», — констатируют специалисты. А то, что поставляют из других стран, небезопасно.

Наша страна, да и не только, подобна человеческому организму, в котором все органы взаимосвязаны. Жить и дышать он будет до тех пор, пока не заболеет: пока не исчезнет кислород, пока не забьются сосуды, пока какая-нибудь инфекция полностью не уничтожит его… «Организм» Украины состоит из 63 119 рек — «кровеносных сосудов». И пока они были чистыми, нам с вами дышалось легко. Но сейчас они истощены…

В море осталась только килька

Оскудели наши «сосуды» — дальше некуда: в них уничтожено практически все живое — то, что поддерживало нашу жизнь многие века.

— Еще полвека назад в одном лишь низовье Днепра водилось до 50 различных видов рыбы. Сейчас же в этом когда-то богатом рыбном регионе еле насчитается два десятка разновидностей, — рассказывает Сергей Межерин, профессор Института зоологии им. Шмальгаузена НАН Украины, доктор биологических наук. — В советское время для промышленного лова в Украине было 80-90 видов особей, а ныне осталось всего-навсего 15-16! Обнищало дальше некуда и Черном море. Там из когда-то вылавливаемых 27-28 видов остался лишь один — черноморская килька. Остальное исчезло, выловили все!

Личинками анизакид заражены от 25 до 100% популяций терпуга, палтуса, камбалы, кеты, трески, мойвы, сельди и других рыб Охотского моря. Не ниже уровень заражения и рыб из Тихого и Атлантического океанов.

Статистические данные за последние два десятилетия плачевны: если в начале 90-х годов во внутренних водах Украины вылавливали по 30-40 тысяч тонн рыбы в год, то сегодня, если 6-8 тысяч тонн «соберут», уже хорошо.

— Нынешнее состояние рек можно сравнивать с застоем в кровеносных сосудах, — говорит ученый. — Самое экологически тяжелое место — это нижний Днепр. Проблемы начались еще в 50-е годы, когда там построили первое водохранилище. С тех пор на главной водной артерии страны соорудили еще несколько «отстойников». Подобное происходит и на других «сосудах»: их берега массово застраивают, из-за чего русла сужаются, заиливаются. От этого реки, которые по природе своей должны течь и самоочищаться, сейчас практически «застывают». От этого, в первую очередь, страдают речные обитатели и мы.

Сегодня рек как таковых у нас в стране практически не осталось, почти все они превратились в лиманно-озерные участки — от дамбы до дамбы. Текут они лишь по команде: открыли затвор — вода пошла, закрыли — опять превратились в болото. Если учесть, что многие предприятия сбрасывают туда небезопасные отходы производства, получается неутешительная картина: поскольку реки «стоят», то и эти стоки никуда не смываются. А мы ведь пьем из них воду! Что уж о рыбе говорить?! Представьте себе, какой она вырастет в этих условиях, и вырастет ли вообще.

«Мертвые» экопаспорта и речные мутанты

— Если оценивать качество воды в украинских реках, то за годы оно ухудшилось до 3-5 классов. А для разведения здоровой рыбы и ее жизни требуется первый класс, — констатирует Анатолий Яцик, академик Украинской академии аграрных наук, инженер-гидротехник, ученый-эколог. — Вы теперь представляете, какого качества рыба, которую продают в магазинах?

И в лучшую сторону в ближайшее время вряд ли что-нибудь изменится. Ведь, например, для очистки «сосудов» воду в Днепровском водохранилище никто спускать не будет. Да и предприятия не перестанут выливать в реки всякую гадость! Из-за этого в воде значительно снижается уровень кислорода — рыба начинает задыхаться. Это особенно проявляется зимой, когда водоемы начинают подмерзать.

— Ранее существовали экологические паспорта предприятий, выбрасывающих отходы в реки (комплексный документ, содержащий характеристику взаимоотношений предприятия с окружающей средой. — Авт.), так что ситуацию можно было хоть как-то контролировать. Но их отменили! — ведет свой рассказ академик. — Например, в Англии, также работает система слива в реки. Но на выходе стоит счетчик, который показывает, сколько фунтов стерлингов предприятию следует заплатить, если оно превысило определенные нормы. Если это случилось, ему грозит большой штраф. Хотя, скажу вам, система очистки там сильнейшая. За этим в Англии следят в оба.

Прежде чем покупать рыбу, прошедшую техническую переработку, требуйте сертификат качества и соответствия, а также смотрите на упаковке маркировку и срок годности. При покупке свежей рыбы, прежде всего, обратите внимание на ее глаза: если они прозрачные – рыба свежая, если мутные — задумайтесь. Можно также заглянуть под жабры — они должны быть розово-красными, но и это не гарантия, ведь сейчас их умудряются подкрашивать.

Вывод, почему в Украине отменили экопаспорта, напрашивается сам собой: многим это невыгодно — тем, кто сливает нечистоты в реки, кто искусственно намывает берега под застройку, кто держит рестораны… Ведь экологический паспорт в обязательном порядке содержал такие сведения о предприятии: сырье, которое оно использует, схемы очистки сточных вод и выбросов в атмосферу, а также характеристики после очистки… К тому же, документ содержал перечень планируемых мероприятий, направленных на снижение нагрузки на окружающую среду, с указанием сроков.

«От такого беспредела ничего хорошего быть не может. Сейчас фактически не осталось чистой и здоровой рыбы! — сетует Александр Чистяков, глава Всеукраинского совета Ассоциации рыболовов Украины. — В этом убедились, побывав в ближайшем к столице рыбколхозе возле Киевского водохранилища, который даже после чернобыльского взрыва не прекращал работать! Там нет лаборатории, которая должна проводить анализы, в том числе радиологические. Работают лишь по ветеринарным свидетельствам, которые выдаются пачками на год вперед. Там мы отобрали несколько видов рыбы и привезли на анализ в лабораторию биологического факультета КНУ имени Шевченко. Когда рыбу вскрыли, то обнаружили у нее под чешуей червяков! К тому же, она была мутированная! Дальнейшие исследования показали, что днепровская рыба больна 68 (!) болезнями.

Червивый деликатес

По официальным данным, сегодня рыбный рынок Украины достигает 700 тысяч тонн в год, то есть на каждого жители выходит примерно по 17 килограммов.

Если раньше для селекции рыбы нужны были долгие годы, то сейчас генетика все изменила. На столах жителей Америки вскоре появится генетически модифицированный лосось, который растет в два раза быстрее, достигая продажной рыночной массы за полтора года вместо трех. В геном рыбы внедрили ген чавычи, кодирующий гормон роста.

— Однако из этих 700 тысяч тонн рыбная продукция, добываемая национальным производителем, составляет лишь 100 тысяч тонн, — поясняет Василий Коротецкий, вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП), бывший заместитель начальника Госрыбхоза. — В то же время Государственный комитет рыбного хозяйства отчитывается о ежегодном вылове в 240-250 тысяч тонн океанического промысла. Если она действительно вылавливается в таких количествах, то реализуется за пределами Украины в промышленных регионах Мирового океана. Если учесть, что средняя рыночная стоимость одного килограмма рыбной продукции на сегодня составляет 20 гривен, то рыбный рынок достигает 14-15 миллиардов! Но у нас на прилавках рыба неопределенного происхождения и качества.

Если взять, к примеру, консервы, то мы можем знать лишь, где они произведены, но откуда взяли рыбу для изготовления и какого она качества, неизвестно. У нас нет служб, занимающихся определением места вылова этой рыбы! А существующие контролирующие органы подходят к оценке качества рыбной продукции (имеется в виду рыба в процессе технологической переработки) формально.

— Я бывший директор консервного завода и хочу сказать, что это производство — очень серьезный процесс. И в том, что качество нынешних рыбных консервов оставляет желать лучшего, убедился лично, — сказал Василий Павлович. — Мало того, что в банках масла больше, чем сардин, процентов эдак на 30%, так там еще и запредельное превышение канцерогенов! Но, увы, сейчас это никто не контролирует и не проверяет. В Госкомитете рыбного хозяйства когда-то был орган, контролировавший рыбопереработку, но его упразднили. Система госконтроля за происхождением и качеством рыбной продукции сегодня практически отсутствует. Она существует лишь формально.

Кроме выше указанных «упразднений», Госкомитет рыбного хозяйства также отменил Европейскую сертификацию качества. Так что к нам теперь можно привозить все, что угодно! Собственно, так это и происходит. Кроме того, что мы покупаем по нескольку раз размороженную и замороженную рыбу, так еще и потребляем зараженные «рыбными глистами» анизакидами пресервы и прочую слабосоленую или сырую морепродукцию!

— Дело в том, что сейчас северные моря очень серьезно больны этими анизакидами. Во время ловли рыбы на борту суден нет возможности проводить ее химический анализ. Это делают лишь в порту, — объясняет глава Всеукраинского совета Ассоциации рыболовов Украины. — Если анализы показывают, что рыба больна, фирма теряет очень большие деньги. К тому же ей грозят еще и дополнительные траты на ее утилизацию. Но тут появляются «предприимчивые» украинцы и за копейки скупают эту больную рыбу. По документам оформляют ее, как будто бы везут в Украину на утилизацию.

Но на самом деле здесь ее не утилизируют, а разделывают на филе, делают пресервы и другую продукцию. Поскольку черви-анизакиды и их личинки (взрослые особи этих гельминтов внешне по цвету и форме напоминают аскарид, но значительно меньшего размера: 4-6 см. – Авт.) находятся в полостях тела, например, под чешуей, или обматывают хребет и кости, во время разделки рыбы их изымают. Так что в пресервах их уже не видно. Однако паразиты могут находиться и в мышечной массе! И происходит такой беспредел постоянно. А все наши обращения к правительству, чтобы ужесточить контроль на ввоз рыбы и предлагаемые программы по оздоровлению и возрождению рыбного хозяйства Украины пока что безрезультатны… Никто об этом и слышать не желает.

После такого рассказа о любимой селедке мне навеки расхотелось ее видеть! Когда же детальнее почитала об этих анизакидах, так и вовсе оторопела: «Анизакидоз — заболевание, вызванное паразитированием личинок анизакид в желудочно-кишечном тракте человека. Впервые это заболевание человека было диагностировано в Голландии в 1985 году и было связано с употреблением слабосоленой сельди. К настоящему времени зарегистрированы сотни и тысячи заболевших в странах Европы, Северной и Южной Америке и Юго-Восточной Азии.

Проглоченные с морепродуктами живые личинки анизакид внедряются головной частью в слизистую оболочку на протяжении от глотки до толстого кишечника. На месте внедрения личинок развивается воспаление. Человека беспокоит тошнота, иногда рвота с кровью, острые боли, лихорадка и аллергия типа крапивница, отек Квинке. К серьезным осложнениям кишечного анизакидоза относится прободение кишечной стенки и попадание кишечного содержимого в брюшную полость с развитием перитонита».

Так что делайте выводы…

Оксана Бида, газета «Новая»

Читайте также: