Самый опасный человек в стране

Назначение Сергея Арбузова главой Нацбанка не вызвало оживленных комментариев. Это понятно — финансы — крайне запутанная и весьма абстрактная сфера. Тем не менее, никакой налоговый кодекс не может так сильно ударить по экономике и по благосостоянию людей, как это может сделать глава Нацбанка одним росчерком пера.

С тех пор, как государство приватизировало денежную систему, роль центральных банков постоянно возрастала. Одной из главных ролей центральных банков стало обеспечение стабильности положения государственной элиты вне зависимости от ее партийности. Они, так сказать, призваны работать на долгосрочную перспективу. Правда, чем дальше, тем больше эта роль уступает место обеспечению текущих политических потребностей. Это процесс, который характерен для всего мира.

И когда центральные банки берутся за дело, они оказываются в авангарде самых громких и разрушительных кризисов. Великая депрессия — этот величайший крах государственного управления экономикой, никогда не стала бы «великой», если бы не ФРС со своими скачками денежной массы и не Рузвельт, мановением руки меняющий «содержание золота» в долларе. Или возьмем «потеряное десятилетие» в Японии 90-х с ее удивляющей всех дефляцией — это тоже дело рук Банка Японии и т.д. и т.п.

В общем, должность главы центрального банка весьма и весьма опасна. Вопреки распространенному заблуждению — «управление» денежными процессами на макроуровне — скорее иллюзия, чем реальность. Слишком сложны и непредсказуемы происходящие здесь события и слишком растянуты во времени их последствия. «Исправить» принятые в этой области решения иногда бывает невозможно. Поэтому наиболее полезным для общества бывает центральный банкир, который в минимальной степени вмешивается в эти процессы.

Глава центрального банка, который не обладает пониманием этого обстоятельства и подвержен внешним влияниям может нанести непоправимый ущерб стране.

Однако, вернемся к нашему назначению. О чем оно говорит? В ведении НБУ находятся два наиболее важных, с практической точки зрения, направления. Первое — наиболее хлопотное для самого банка, но и наиболее простое — это управление коммерческими банками.

Банкиры являются своего рода символами капитализма — на карикатурах капиталистов изображают именно в виде банкиров в смокинге, цилиндре и с мешком долларов в руках. Однако, на самом деле, банковское дело — это, скорее символ социализма, поскольку оно является наиболее регулируемой отраслью экономики. Центральные банки буквально в ручном режиме управляют политикой остальных банков страны, вне зависимости от их формы собственности.

Это направление, бузусловно, позволяет дать преференции «своим» банкам и, судя по всему, это уже делается.

Относительно второго направления — «управления гривной» — можно только строить догадки. Как уже, думаю, ясно читателю, стабильность денежной единицы в стране, в которой есть центральный банк, фактически находится в руках одного человека. И, соответственно, судьбу денежной единицы решает мотивация этого самого человека. Понятно, что развитые страны меньше рискуют в этом деле, так как центральный банкир, в худшем случае, будет действовать в русле наиболее распространенных заблуждений относительно работы денежной системы. Неразвитые страны вроде Украины с их удивительной смесью волюнтаризма и политического авантюризма рискуют куда больше.

Нам ничего неизвестно о г-не Арбузове и его взглядах на экономику. «Направления валютно-денежной политики», внесенные на днях в парламент, говорят только о том, что НБУ будет работать в пользу экспортеров. Это можно делать по-разному, в разной степени, то есть, опять-таки, ничего узнать из этого документа нельзя. Нам известны только обстоятельства и практика «донецкой» власти, и это сейчас единственное основание для предположений.

Разумеется, предположения являются всего лишь предположениями. Вполне вероятно, что все закончится хорошо и у нас не будет проблем с гривной. Однако, вероятность негативного прогноза существует. Главным обстоятельством, которое работает в пользу негативного прогноза, является то, что г-н Арбузов назначен не ради проведения определенной политики, а ради того, что с ним, судя по всему, можно будет проводить любую политику, которую посчитают полезной.

И здесь мы наталкиваемся на призрак «управляемой инфляции», который уже очень давно бродит по стране. Собственно, инфляция — это основное занятие всех центральных банков. Государство и правящие в данный момент политические группы получают прямой доход от инфляции, так как согласно закону, открытому Ричардом Кантильоном еще в 18 веке, в случае роста денежной массы цены не увеличиваются сразу и пропорционально. Владелец «новых» денег получает доход, покупая товары по «старым» ценам. Максимальный убыток ложится на того, к кому эти деньги попадают в конце цепочки, собственно, реальное богатство и перемещается от этих людей к тем, кто «производит» деньги.

Для больших экономик даже незначительная инфляция приносит значительное обогащение за счет перераспределения. Для экономик, разоренных чиновниками, обычной инфляции, производимой центральным банком, недостаточно для удовлетворения всех аппетитов. «Старые кадры», управлявшие денежной системой, были противниками «управляемой инфляции» просто потому, что панически боялись гиперинфляции.

Все они прошли школу начала 90-х, когда денежная система была полностью разрушена. Правда, они не могут объяснить «молодым реформаторам», почему такая политика опасна — марскистское образование, ухудшенное кейнсианством, не дает ответов. Поэтому инфляционные страхи считаются среди публики определенного сорта чем-то вроде старческих забобонов, а «управляемая инфляция» вполне реалистичной и весьма полезной политикой.

Думаю, не нужно говорить, что «управляемая инфляция» — это миф, особенно не подходящий к апробированию в наших условиях. Инфляция — это умственная конструкция, а не параметр, который можно измерить. Измерение инфляции по индексу потребительских цен ничего не говорит о реальных процессах. Поэтому момент перехода инфляции в гиперинфляцию остается совершенно неуправляемым.

В общем, похоже, что г-ну Арбузову придется делать выбор — каким именно интересам «донецких» служить — краткосрочным или долгосрочным. Следование краткосрочным интересам в виде «управляемой инфляции» черевато гиперинфляцией, результатом которой станет обязательное исчезновение «донецких». Следование долгосрочным интересам не приносит быстрого дохода, зато приносит стабильность, либо, по крайней мере, не создает новых рисков. Как это ни парадоксально, для нас с вами было бы лучше, если бы «донецкие» воспринимали себя, как власть пришедшую «всерьез и надолго». По крайней мере, так цена, которую мы заплатим за эту власть, будет ниже.

Автор: Владимир Золотарев, ЛИГА-Блоги

Читайте также: