Государство-импотент: почему Украина – не защитник своим гражданам

 Для спасения людей от пиратов или повстанцев нужны не тысячи танков или межконтинентальных ракет, а совсем другие ресурсы. По некоторым расчетам, стоимость содержания в течение года миротворческого или антитеррористического подразделения сопоставима с ценой нового танка. Так почему, когда в беду попадают граждане Украины, у 47-миллионного государства нет сил быстрого реагирования для спасения соотечественников и покарания виновных в издевательствах над ними?

Начало этой недели насыщено происшествиями, связанными с нападениями на украинцев за границей. В понедельник утром в Аравийском море пираты захватили судно Dover под флагом Панамы, в состав экипажа которого входят два гражданина Украины. Во вторник двух наших соотечественников — сотрудников ООН в Кот-д’Ивуаре похитили боевики местной группировки «Молодые патриоты».

События минувшей недели также напомнили о теме безопасности наших граждан, находящихся далеко за пределами Родины. Прежде всего революционные события в Ливии поставили на повестку дня вопрос об экстренной эвакуации значительного количества украинцев, оказавшихся на территории этой далекой африканской страны. По официальной информации МИДа, на консульском учете посольства Украины в Ливии состояло 60 украинских граждан, однако реально их в этой стране гораздо больше, ориентировочно около 2,5—3 тысяч.

24 февраля военно-транспортный Ил-76 доставил в «Борисполь» 152 пассажира, в частности 38 детей и 47 женщин. Ночью 26 февраля самолетом Boeing-737 «Международных авиалиний Украины» из Триполи прибыли 94 пассажира, в том числе 50 наших соотечественников.

Об эвакуации своих граждан из Ливии МИД Украины договорился с Российской Федерацией (воздушным транспортом из Триполи и Сирта, морским — из Бенгази и Сирта), Турцией (морским транспортом из Бенгази), Италией (эвакуация украинцев, работающих в итальянских компаниях), Бразилией (морским транспортом из Бенгази в Грецию или Мальту) и другими странами. 25 февраля самолетом ВВС Испании из Триполи в Мадрид прилетели трое граждан Украины, а самолетом МЧС РФ (рейс из Сирта в Москву) — 16.

26 февраля в 5.04 с военной площадки аэропорта «Борисполь» вылетел и в 9.04 совершил посадку в Триполи военно-транспортный Ил-76МД. Это был второй рейс в рамках операции по эвакуации наших граждан из Ливии. Экипаж дополнительно обеспечили специальной спутниковой аппаратурой для связи с Триполи и Киевом на случай отсутствия средств связи в Ливии. На борту самолета находились два врача для квалифицированной медпомощи пассажирам. 27 февраля в 2.18 самолет возвратился в «Борисполь» со 185 пассажирами, в их числе были 122 гражданина Украины и 63 иностранца.

Всего с 23-го по 27 февраля в рамках эвакуации территорию Ливии покинули 337 украинцев, также было оказано содействие в отъезде 145 гражданам других государств.

Но и это не все. 26 февраля глава Департамента информационной политики МИД Олег Волошин сообщил: «Существует оперативный штаб, который возглавил первый вице-премьер Андрей Клюев, МИД активно участвует, Минобороны. Стоит вопрос отправки военного корабля в Ливию — это, фактически, сейчас обсуждается. Мы будем смотреть по ситуации».

А пока внимание мира было приковано к ливийским событиям, а также другим «цветным революциям» на Ближнем Востоке и в Северной Африке, сомалийские пираты фактически впервые пошли на беспрецедентное преступление — убийство четырех американских граждан, захваченных ими на яхте.

Напомним, что яхта «Квест», на которой две пожилые пары совершали кругосветное путешествие, была захвачена 18 февраля в Индийском океане, в 240 морских милях (около 444 км) от берегов Омана.

22 февраля Центральное командование США сообщило, что пассажиры яхты убиты пиратами. Утром этого дня с судна, которое захватчики вели в сторону Сомали, доносилась стрельба. После этого преследовавший его корабль американских ВМС решил перейти к активным действиям и отбить судно у пиратов. В ходе штурма были убиты два пирата и 13 захвачены в плен. Всего, как оказалось, в нападении на яхту участвовали 19 человек. Заложников спасти не удалось — несмотря на первую помощь, они умерли от ран.

Известно, что торговые суда регулярно подвергаются нападениям пиратов, орудующих в территориальных водах Сомали. Однако американские граждане погибли впервые.

В апреле 2009 г. сомалийские пираты попытались захватить американский контейнеровоз «Маерск Алабама». Экипажу удалось отбиться, но в плен попал капитан Ричард Филлипс. Вскоре его освободил спецназ ВМС США. При этом трое захватчиков были убиты, а один арестован. Задержанного на позапрошлой неделе осудили в США на 30 лет заключения.

Понимая, насколько опасно иметь дело с военно-морскими силами Штатов, развернутыми вблизи сомалийских берегов, пираты раньше не сильно «беспокоили» американские гражданские суда и их экипажи. Что же изменилось? Что, если увидев системное противодействие мирового сообщества, пираты решили ужесточить и свой стиль поведения? И насколько это должно тревожить нас? Ответ на последний вопрос состоит в том, что, по некоторым подсчетам, каждый 14-й моряк на судах торгового флота в мире — украинец. И пиратские захваты наших сограждан уже давно исчисляются десятками.

22 февраля президент Янукович дал поручение активизировать сотрудничество Украины с Европейским Союзом в сфере безопасности и предупреждения пиратских захватов. В связи с этим Кабмин должен совместно с МИДом и Минобороны проработать вопрос об участии страны в операции ЕU NАVFOR АТАLАNТА начиная с 2012 г., в том числе с использованием самолета-амфибии ВСУ Бе-12. А порядок применения ВСУ за пределами государства для противодействия пиратству должен быть урегулирован законодательно, как и объемы и источники финансирования этого участия.

Россия предложила использовать свои боевые корабли для базирования украинского спецназа для борьбы с пиратством в Аденском заливе. Об этом 27 февраля во Владивостоке сообщил министр обороны РФ Анатолий Сердюков — теперь ответ за Киевом.

В свою очередь Михаил Ежель отметил, что каждая страна должна внести свой вклад в операцию АТАLАNТА, а участие нашей может предполагать и размещение оперативных групп на кораблях. Но самое главное — это взаимодействие стран в регионе. «У нас есть план использования самолета-амфибии Бе-12 в этом районе во взаимодействии с российскими моряками. Этот противолодочный самолет имеет достаточный радиус действия и хорошие возможности по наблюдению за морской обстановкой», — сказал министр.

Николай Азаров также выступает за участие ВМС в операциях по борьбе с пиратами: «Вместо того чтобы ржаветь у стенки, корабли могут приносить пользу, а моряки — набираться боевого опыта. Боевые корабли Украины готовы к патрулированию в Аденском заливе и участию в операциях по предотвращению захвата судов и борьбы с пиратством».

Кстати, о такой деятельности шла речь в ходе визита генерального секретаря НАТО в Украину. Андерс Фог Расмуссен, выступая перед студентами Киевского национального университета им. Т. Шевченко, сказал: «Украинские суда и матросы очень часто становились жертвами пиратов в Индийском океане, поэтому я очень надеюсь, что украинские Вооруженные силы рассмотрят возможность присоединения к операции по борьбе с пиратами в этом регионе под эгидой НАТО». При этом генсек отметил, что у украинских военных моряков уже есть опыт участия в подобных операциях в Средиземном море.

Информация к размышлению

«2000» неоднократно публиковали материалы по проблеме безопасности наших граждан за границей. Украинские власти в каждом конкретном случае предпринимали те или иные попытки оказать помощь попавшим в беду согражданам, начиная от содействия в переговорах с пиратами и заканчивая эвакуацией их из Ливии. Но большинство экспертов признают эти действия бессистемными и, самое главное, не упреждающими. Правда, реакция руководства страны на февральские события в Ливии имела черты комплексного подхода: был развернут оперативный штаб, согласованы действия ряда министерств, эвакуация сограждан проведена всеми доступными средствами, в т. ч. во взаимодействии с другими странами, и др.

А ведь ситуации могут быть и более жесткими, например такими, с которой столкнулись израильтяне 27 июня 1976 г. В этот день самолет авиакомпании Air France, следовавший по маршруту Тель-Авив—Афины—Париж, был захвачен группой террористов «Бригады Газа», действовавшей от имени Организации Освобождения Палестины (ООП), и по требованию террористов изменил маршрут, приземлившись в угандийском аэропорту Энтеббе. Главаря экстремистов поддержал угандийский диктатор Иди Амин.

После безуспешных переговоров было решено высадить в Энтеббе израильский спецназ. В результате его рейда освободили 102 из 106 заложников, четверо погибли, погиб и руководитель операции Йонатан Нетаниягу. Во время штурма были уничтожены все террористы, а также 35 поддержавших их угандийских солдат. Операция вошла в анналы деятельности спецслужб, а на ее основе снято несколько фильмов.

Ситуация, на первый взгляд, ясна: у руководства Украины есть желание защищать своих граждан, но скромные возможности страны ограничивают все здоровые амбиции.

Но ведь для спасения людей от пиратов или повстанцев нужны не тысячи танков или межконтинентальных ракет, а совсем другие ресурсы. А кроме того, позвольте напомнить, хотя де-юре пираты, террористы и повстанцы не являются субъектами международных отношений, но де-факто давно превратились в фактор, существенно влияющий на события в мире.

Причем проблемы в обеспечении безопасности граждан страны не сводятся лишь к недостатку финансовых ресурсов. Значительную роль играют правильно выбранные приоритеты. Ведь, например, по некоторым расчетам, стоимость содержания в течение года миротворческого или антитеррористического подразделения сопоставима с ценой нового танка. Но танк может устареть и быть списанным на металлолом, не сделав ни одного боевого выстрела. А подразделение спецназа может быть применено по назначению неоднократно, т. к. этого требуют реалии.

Миллионы наших граждан, находящихся за границей, по закону «Об основах национальной безопасности Украины» являются объектами защиты со стороны государства. Как уже упоминалось, только в Ливии их около 3000. Есть и десятки ежегодно захватываемых пиратами украинских моряков. Все это — объем задач наших силовых структур.

Каковы же наши возможности в этой сфере? Безусловно, первая составляющая — это политическая воля руководства страны. С этим наконец что-то проясняется. Но для претворения политической воли в жизнь нужны ресурсы. Почему в Ливию летает лишь один и тот же самолет Ил-76 из 25-й бригады транспортной авиации, базирующейся в Мелитополе? Почему не полетели два, четыре или целая эскадрилья? Ведь в случае ухудшения обстановки нужно будет эвакуировать тысячи людей. Версий может быть много, но причина, наверное, в том, что в упомянутой авиабригаде лишь несколько самолетов могут подняться в воздух из-за технического состояния. Да и с экипажами, подготовленными для выполнения задач такого уровня, у нас, к сожалению, не густо… Поэтому и летал фактически в горячую точку гражданский Boeing-737 из «Международных авиалиний Украины».

Давайте представим, что ситуация в Ливии ухудшилась и садиться в аэропорту нужно будет уже под огнем «плохих парней». Да и людей (например персонал нашего посольства) нужно собирать со всего города, на улицах которого полно опасностей. Нужна для этого силовая поддержка? Видимо, да. Что делают в таких случаях нормальные страны? Вариантов много, но самый «взрослый» ответ: десантники или спецназовцы, которые прибывают на военно-транспортных самолетах, берут ситуацию под контроль, обеспечивая эвакуацию граждан.

Несмотря на подобные примеры в истории, этот вариант, безусловно, очень трудный для исполнения. Но ведь для этого и готовят элитные войска. Например, командующий Силами спецопераций ВС США (USSOCOM) адмирал Эрик Олсон по похожему поводу сказал (2008 г.): «…сегодня утром солдаты войск специального назначения вооруженных сил США проснулись в 62-х странах мира». Что они там делают? Воюют? В большинстве случаев нет. Зато своим незримым присутствием способствуют продвижению национальных интересов США и обеспечению безопасности своей страны. А как дела у нас? Где и как сегодня проснулся наш спецназ? И готовы ли мы к участию в похожих операциях?

Ответа на этот вопрос нет. В стране уже который год создаются Силы специальных операций. Тема специфическая, и нам тяжело судить, в какой стадии развития они сейчас находятся. Но приведем высказывания двух осведомленных людей.

Народный депутат Анатолий Гриценко: «Необходимо выполнить Программу развития сил специальных операций… Вынужден констатировать, к большому сожалению, выполнение Программы… министр Ехануров сорвал. Это не вопрос бюджета или Кабмина, это именно вопрос Минобороны в рамках того бюджета, который выделен. И вот такая важная программа была сорвана! На начальном этапе планирования в Генштабе и Минобороны, когда был утвержден бюджет, на нее выделили вместо 300 примерно 160 млн. (на бумаге), а по факту — вдвое меньше. Не будут закуплены современные системы связи, оружие и боеприпасы, парашюты…»

Начальник Управления специальных операций Генштаба Юрий Серветник: «Что такое специальные подразделения? Это хорошо подготовленные и соответственно оснащенные военнослужащие. И если с подготовкой украинских спецназовцев в целом все нормально, то в вопросах технического обеспечения, снаряжения, экипировки — огромные проблемы. К сожалению, на сегодняшний день этот вопрос наиболее болезненный и наименее решаемый. И дело тут не только в финансировании».

Здравый смысл подсказывает, что главным критерием успеха проекта «Силы специальных операций» должна стать способность страны проводить эти спецоперации. Вероятно, пока мы этой системной готовности не достигли. А если ошибаемся, готовы выслушать аргументированные возражения.

Обидно, что Россия предлагает нам свои корабли для размещения «спецназа», чтобы бороться с пиратами в Аденском заливе. Но начинаешь понимать, что это объективно: у нас нет соответствующего подкласса кораблей, способных на дальний переход, продолжительную боевую службу и возвращение без пополнения запасов. Даже флагман флота — фрегат «Гетман Сагайдачный» имеет автономность по запасам провизии 30 суток и дальность плавания 900 миль при скорости 30 узлов и 3500 миль при 14. Значит, нужно направлять туда суда обеспечения, с которыми у нас также «напряженка». Злые языки утверждают, что от части судов обеспечения украинские ВМС избавились в недалеком прошлом именно тогда, когда ими командовал адмирал Ежель…

Кстати, эксперты с изрядной долей скептицизма восприняли заявления о том, что скоро с пиратами будут бороться с помощью самолета-амфибии Бе-12 украинских ВМС. Почему? Сама по себе идея хорошая. Самолет имеет тактический радиус действия (находясь в районе поиска в течение трех часов) около 600—650 км. Но есть множество нюансов его применения. Во-первых, нужно где-то постоянно базироваться. Во-вторых, желательно иметь минимум две машины, исходя из необходимости поисково-спасательного обеспечения. В-третьих, подумать о тактике: обнаружение пиратов — это лишь полдела. Нужно применить спецназ с борта таким образом, чтобы самому не превратиться в цель (пираты-то вооружены). И самое главное: эти машины производились до 1973 г., т. е. они уже «в возрасте». Помимо прочего, это порождает сомнения в их способности садиться на воду и взлетать с нее.

Высокопоставленный источник в командовании ВМС Украины подтвердил эти сомнения, сказав, что наши морские летчики взлет с воды и аналогичную посадку уже не отрабатывают. Тогда зачем тратить деньги на проект с сомнительной эффективностью? Может, лучше потратить их на создание экранопланов, производство которых готовили в свое время в Феодосийской судостроительной компании «Море»*? Или Украина вообще не нуждается в собственной морской мощи, коль поступило предложение бороться с пиратами на кораблях России?

__________________________
* ФСК «Море» — известный в мире производитель скоростных судов, включая военные, на подводных крыльях, на воздушной подушке, на каверне, глиссирующих и т. п. В июле 2008 г. Хозяйственный суд АР Крым открыл процедуру санации ОАО «ФСК «Море», а 2010 г. компания закончила с убытком в 22,354 млн. грн.

Автор: Олег АНИСИМОВ, газета 2000

Читайте также: