Facebook орудие пролетариата. Кто воспользуется плодами Великой арабской киберреволюции

Пока до конца не определен «бенефициар» Великой арабской революции. Но по крайней мере одно действующее «лицо» не вызывает сомнений: драйвером, который инсталлировал революционную программу в исламский мир, стали американские медийные компании — владельцы социальных сетей.

Протестная волна, зародившаяся на севере Африки, пронеслась через всю Переднюю Азию, затянув в революционный водоворот самые разные страны вне зависимости от того, правят ли в них короли, президенты, аятоллы или режимы, чем-то даже напоминающие демократические.

В течение месяца зашатались троны и под лидерами вполне благополучных государств вроде Бахрейна, и под харизматиками типа Муамара Каддафи, пришедшими к власти на штыках. Всех их объединяет одно — они так долго сидели в своих золоченых креслах, что до смерти надоели своим верноподданным. Более внятных объяснений пока что не прозвучало.

Не определен до конца и «бенефициар» Великой арабской революции. Но по крайней мере одно действующее лицо не вызывает сомнений: драйвером, который инсталлировал революционную программу в исламский мир, стали американские медийные компании — владельцы социальных сетей.

Умная толпа

Примечательно, что героем революционных событий в Египте стал не бывший глава МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи, считающийся одним из лидеров оппозиции, а скромный менеджер ближневосточного отделения Google Ваэль Гоним. Выйдя на свободу после двенадцати суток заключения, он признался, что еще в июне 2010 года создал на Facebook антимубараковский ресурс, а в начале декабря, действуя под псевдонимом, призвал к уличным выступлениям — к этому времени на его страницу ежедневно заходило уже около полумиллиона человек.

И не только египтяне. Голос из Каира был услышан иранцами, которым Гоним посоветовал брать уроки у египетской оппозиции. Хотя власти Тегерана — видимо, тоже заглядывают в Интернет — оказались во всеоружии, Ваэль Гоним верит в Facebook, как большевики верили в газету «Искра». С той только разницей, что сегодня медийные технологии принципиально изменились.

Уже не нужны ни оппозиционные партии, ни подпольные ячейки, ни прямая поддержка из-за рубежа. Достаточно реального протестного потенциала, компьютера с доступом в Сеть и мобильника. Причем ноутбук стал орудием не только пролетариата, прежде предпочитавшего булыжник, но и более широких масс — интеллигенции, среднего класса и даже продвинутых феллахов. Интернет создал всем им условия для реализации прямой демократии и свободного распространения любой информации без какой-либо цензуры.

С легкой руки Говарда Рейнгольда, автора книг «Виртуальная реальность» и «Виртуальное общество», пользователей современных технологий называют сегодня «умной толпой». И хотя все они нередко разделены не только сословно, но и географически, как показал опыт, достаточно одного поста в Сети, чтобы объединить их вокруг конкретной революционной цели.

В общем, сначала в киберпространстве, а потом и в геополитической реальности появилась сила, которая в прямом и переносном смысле не знает границ. Чем, собственно говоря, и объясняется рапространение протестной энергии по принципу домино. И когда в интервью CNN Ваэля Гонима спросили, в какой стране начнется следующая революция, он ответил: «Спросите Facebook».

Революционное пламя разгорелось из искры — точнее, из публикации на WikiLeaks. В начале декабря 2010 года на сайте небезызвестного Джулиана Ассанжа была выложена шифротелеграмма, отправленная в Госдеп еще в июне 2008 года. В ней тогдашний посол США в Тунисе Роберт Годец разоблачал коррумпированность членов семьи президента Туниса бен Али, их своеобразные методы ведения бизнеса и способы игнорирования законов страны.

После появления в Сети этого документа в Тунисе начались уличные выступления и забастовки. Причем распространялась эта информация преимущественно через Twitter и Facebook. Отметился Ассанж и в египетских событиях, опубликовав на своем сайте депеши американских дипломатов из Каира о коррупции, в которой погрязло египетское руководство.

Кроме того, как сообщает израильская газета «Маарив», в Египте в конце прошлого года по электронной почте распространялась двадцатишестистраничная инструкция, в которой была подробно описана тактика госпереворота. Что-то наподобие «декабрьских тезисов», к которым прилагались спутниковые фотографии и схемы дорог, описания стратегических объектов, подлежащих первоочередному штурму, а также практические наставления по захвату ключевых объектов. Кто был автором этих наставлений, до сих пор неизвестно.

Как бы то ни было, не остается никаких сомнений ни в возможностях новейших информационных технологий, ни в серьезности подготовки интернет-бунтов. Как, в общем, нет сомнений и в том, что лидеры архаичных режимов проспали эпоху революционного хай-тека. Оказалось, что ни танки, ни истребители, ни иностранные наемники не в состоянии одолеть Twitter и Facebook. Их смели, что называется, одним кликом.

Кстати, исламисты, которые оказались тоже в оппозиции, не спешат признавать интернет-революцию своей. Их сильно коробит то обстоятельство, что в ходе протестных выступлений религиозных лозунгов практически не звучит. Зато каждый второй плакат в руках митингующих написан на английском, а каждый третий обращен лично к президенту США Бараку Обаме с призывом о помощи в свержении того или иного местного руководителя.

Что в тунисской революции, что в египетской, что в ливийской главными действующими лицами оказались молодые прагматичные люди, в большинстве своем чуждые исламской идеологии. Их пророк — это Интернет, который, как ни крути, пропагандирует западные ценности.

Доминирующие в Сети

«Мы не ясновидящие! — с раздражением заявил главный разведчик США Джеймс Клаппер призвавшим его к ответу сенаторам. — Как и когда нестабильность приведет к коллапсу того или иного режима, не всегда может быть известно или предсказано». Короче говоря, дал понять, что к революционному хаосу на так называемом Большом Ближнем Востоке Америка прямого отношения не имеет. Дескать, сюрприз…

Но поскольку именно американские корпорации доминируют в области социальных сетей, связи между правительством США и событиями на Ближнем Востоке легко прослеживаются, более того — давно зафиксированы. Например, в 2009 году в Иране во время демонстраций против избрания Ахмадинежада на новый президентский срок сотрудники Госдепа США дневали и ночевали в Сети. В Америке политические интернет-технологии отработаны филигранно.

Еще в ноябре 2008 года многие американские аналитики заявляли, что избрание Обамы стало возможным только благодаря беспрецедентному использованию возможностей социальных сетей. Республиканская пресса тогда прямо писала: «Не было бы Интернета, не было бы и президента Обамы».

Понятно, что у американцев соблазн применить виртуальные политтехнологии в качестве оружия массового поражения был велик. Организация управляемого хаоса в любой точке мира для продвинутых юзеров — пара пустяков. При этом, как отметил французский философ Андрэ Глюксман, Facebook и Twitter превращаются в эквивалент самиздата, а прослойка активных пользователей Интернета — в знаменосцев диссидентского движения.

Не сомневается в причастности США к событиям в Северной Африке и на Ближнем Востоке и американское издание The Daily Beast, опубликовавшее в начале февраля статью «Школа госдепартамента для революционных блогеров». В ней рассказывается, что еще в декабре 2008 года в студенческом городке юридического факультета Колумбийского университета проходили обучение молодые оппозиционные активисты из разных стран, в том числе из египетского движения «6 апреля», которые и стали инициаторами массовых выступлений против Мубарака.

Учебно-просветительский курс назывался «Борьба против репрессий, угнетения и насильственного экстремизма». Кстати, среди «учеников» оказался и венесуэльский активист, организовавший студенческие протесты против президента Уго Чавеса.

Зачем Америке понадобился «управляемый хаос» в самом нефтеносном регионе мира, вопрос непростой, но ответить на него можно. Влиять на унифицированные демократические (пусть даже чисто внешне) режимы значительно легче, чем на разношерстную толпу своенравных королей, коррумпированных диктаторов, фанатичных аятолл и экзальтированных вождей типа Каддафи.

Множится число жертв полковника Каддафи. Похороны погибших в Триполи Фото: OneDayOnEarth.org AFP

Множится число жертв полковника Каддафи. Похороны погибших в Триполи. Фото: OneDayOnEarth.org AFP

Однако кибероружие оказалось настолько мощным, а последствия его применения настолько непредсказуемыми, что даже бывший госсекретарь США Кондолиза Райс, далеко не «голубка» во внешней политике, советует администрации Обамы выбирать иные пути: влиять через связи с военными кругами, через контакты с гражданским обществом, через предоставление экономической помощи и торговых преференций. Но джинн уже выпущен из бутылки.

Да, на первом этапе Великая арабская революция выглядит в целом прозападно. Но никто не знает, кто воспользуется ее плодами. Кто даст гарантию, что это не сумрачные бородатые субъекты с Кораном в одной руке и калашниковым в другой?

Пока остается лишь гадать, где полыхнет в следующий раз. Например, аналитики американского исследовательского центра «Стратфор» причисляют к зоне риска три государства бывшего СССР — Таджикистан, Киргизию и Азербайджан. России в их списке пока нет.

Авторы: Олег Андреев, Николай Зимин, ИТОГИ

*****

Внезапная свобода — насилие без границ

Исламским обществам потребуется несколько поколений, чтобы достичь такого же уровня развития политической культуры, что и у современной западной цивилизации. Им предстоит пережить промышленные революции, формирование гражданского общества, приобщение к либеральным ценностям. Все то, на что у Запада ушли сотни лет. Любое резкое нарушение баланса сил в мире, любое внезапное перераспределение власти, границ, ресурсов всегда приводит к вспышке экстремизма, вооруженной борьбе и насилию.

**

 

Бывший резидент Моссад: «Нам всем нужно ожидать террористической активизации экстремистских групп»

Стремительно развивающиеся события в странах Ближнего Востока и Северной Африки, небывалая революционная активность населения, традиционно лояльного, как казалось, своим правителям, резко меняют привычную политическую картину мира. С особым вниманием и тревогой за этими событиями наблюдают из Израиля. Наш собеседник — Элиэзер (Гейзи) Цафрир, легендарный израильский разведчик-нелегал.

Резидент Моссада в Курдистане (Северный Ирак), Иране и Ливане. В 1974-1975 гг., находясь на нелегальном положении в Ираке при Саддаме Хусейне, он создавал вместе с лидером курдов Барзани боевые партизанские формирования «пешмерга» (дословно – «идущие на смерть»). Израильское ведомство разведки и специальных задач вооружало партизан захваченным во время Семидневной войны у египтян трофейным советским оружием. В качестве резидента во время иранской революции 1979 года Цафрир организовывал экстренную эвакуацию работавших в Иране полутора тысяч израильтян. С 1983 по 1984 года находился на нелегальном положении в Ливане.

12 лет назад вышел в отставку. За это время опубликовал три книги, в которых рассказывает в рамках дозволенного о своих секретных миссиях. Перед отставкой занимал в Моссаде положение, которое можно приравнять к положению бригадного генерала (в Моссаде нет званий – это гражданская, как ни странно, организация ).

Генерал Цафрир является убежденным противником переговоров с террористами и выкупа заложников. Считает, что спецслужбы должны быть достаточно сильны, чтобы воздействовать на террористов, не идя ни на какие уступки. Любой компромисс с террористами только провоцируют их на новые атаки. В качестве примера эффективности спецслужб любит вспоминать советское КГБ, добившегося освобождения в конце октября 1985 года в Ливане похищенных месяцем ранее советских дипломатов. В Моссаде поговаривали, что агенты КГБ отрезали и послали голову одного из террористов людям, имевшим влияние на похитителей. Советские граждане были вскоре освобождены.

«Примитивный экспорт демократии неосуществим и опасен»

– Г-н Цафрир, значение президента Египта Хосни Мубарака для Израиля, как гаранта стабильности и предсказуемости египетско-израильских отношений, общеизвестно. Был ли египетский кризис для Моссада предсказуем или израильское правительство «проспало» ситуацию?

– Я уже 12 лет не работаю на правительство…но, конечно, стараюсь следить за происходящим. Мне кажется, никто не ожидал такого развития египетских событий. Ни наша разведка. Ни правительство. Для египетских спецслужб эти события также стали неожиданностью. Кстати, во времена иранской революции, ее приближение мы почувствовали примерно за полгода. Хотя тогда наши прогнозы тоже не были безупречны. И для нас, и для шаха, и для САВАКа (иранская служба сведений и безопасности), момент переворота стал сюрпризом, но мы к этому сюрпризу готовились где-то полгода…

А в Египте ситуация оказалась сложнее иранской… Ни у кого не было реальной информации. Отсюда сегодняшняя растерянность некоторых израильских правительственных чиновников.

Механизмы произошедшего еще предстоит изучить. Но уже ясно, что огромную роль в этих событиях сыграли новейшие средства коммуникаций – Twitter, Facebook . Я бы на месте всех правительств призадумался, насколько справедливо то, что они так буквально соблюдают гражданские права в эпоху бурного развития новейших и мощнейших средств социальной мобилизации, которые подарил нам интернет. Огромную роль в происходящих процессах сыграл и продолжает играть телеканал «Аль-Джазира». Этот телеканал по сути не освещает события, он их создает.

«Обама предал Мубарака»

– Что вы думаете о роли США в египетских событиях?

– Мне горько об этом говорить, но президент США Обама предал исторического союзника, я бы даже сказал, великого союзника свободного мира – Хосни Мубарака. Мне это напомнило другое политическое предательство. Предательство иранского шаха американским президентом Картером в 1979 году. Конечно, любой гражданин свободного мира, тем более президент США, должен поддерживать демократию и демократические реформы в любой точке планеты. Однако жизнь устроена чуточку сложнее.

Посмотрите, что произошло в Иране. Разумеется, режим шаха Мохаммеда Резы Пехлеви был очень далек от демократии. Был очень и очень коррумпированным. Это было полицейское государство, где людей часто забирали ночью из дома, и они исчезали. И что сделал тогдашний американский президент Джимми Картер? Он начал сдавать шаха. Вынудил его дать населению больше политической и гражданской свободы. Казалось бы, правильно.

Но только в результате американского давления шах стал терять уверенность в себе, стал терять контроль над ситуацией. Результатом стала революция и воцарение в Иране сатанинского режима, во сто крат опасней и для собственных граждан и для всего свободного мира. Мы должны понимать, что примитивный экспорт демократии неосуществим и опасен. Нельзя в одной стране механически установить такой же порядок, как в другой. Особенно американского типа. Мы должны осознать, что мир не может жить, да и не живет под диктовку из Вашингтона.

Внезапно свалившаяся на мусульманские страны демократия, свободные выборы приводят к власти исламские фундаменталистские группы. Других победителей в этих странах не бывает. И демократия заканчивается прямо в день выборов. Поскольку, как показывает история, ислам и демократия практически несовместимы.

На сегодняшнем историческом этапе, исламским обществам потребуется несколько поколений, чтобы достичь такого же уровня развития политической культуры, что и у современной западной цивилизации. Им предстоит пережить промышленные революции, формирование гражданского общества, приобщение к либеральным ценностям. Все то, на что у Запада ушли сотни лет.

Любое резкое нарушение баланса сил в мире, любое внезапное перераспределение власти, границ, ресурсов всегда приводит к вспышке экстремизма, вооруженной борьбе, насилию. Насилию над маленьким человеком, который всегда незащищен, всегда уязвим. Русским читателям с советским прошлым мои слова должны быть очень понятны.. Вы пережили распад второго по могуществу государства в мире. Свобода говорить о политике, делать политику – это прекрасно.

Но эта же внезапная свобода будит в людях не только высокие, созидательные, но и самые гнусные, низменные инстинкты… А механизмов контроля уже нет. Посмотрите, чем обернулось для представительницы свободной американской прессы корреспондентки CBS Лары Логан ликование «освобожденных» египтян на площади Тахрир в Каире… групповым избиением и изнасилованием…

В мире 1,3 миллиарда мусульман, безусловно достойных граждан. Достойных хорошего уровня жизни, хорошего образования для своих детей, нормальных, а не усеченных гражданских прав. Но на политической арене оказываются радикалы, которых всего несколько сот тысяч человек. Все эти аль-кайиды, исламские джихады, хезболла, хамас, ваши северокавказские экстремисты. Все они пытаются манипулировать мусульманским населением.

«На Востоке демократия заканчивается прямо в день выборов»

– Каким вам видится политическое будущее Египта?

– Однозначно, «Братья-мусульмане» оказались самой организованной силой, участвовавшей в свержении Мубарака. Никто не знает точно, сколько египтян солидарно с ними, по нашим оценкам, где-то 15-20%. Не важно сколько их, а важно, что другой, более мощной движущей силы у произошедших событий не было… Руководители «Братьев-мусульман» достаточно умны, чтобы пока не выходить на сцену. Они не хотят пугать армию, народ своими радикальными идеями. Но, вне всякого сомнения, ждут возможности прихода к власти. Нам всем также придется ждать и внимательно наблюдать за развитием событий. Сегодня военные контролируют ситуацию в стране. Но переходный период когда-то закончится. И тогда грянут «подлинно свободные, демократические выборы». Несложно предугадать, кому достанется власть в результате выборов, если единственная реальная политическая сила в стране – это «Братья-мусульмане», а других серьезных участников просто нет. Придя к власти, «братья» установят, разумеется, не сразу, а постепенно законы Шариата. Египетское общество начнет жить ненавистью к Америке, другим странам свободного мира, тому, что мы называем иудео-христианской цивилизацией. Что скажет тогда президент Обама?

Беседовал Иван КАДУЛИН, Совершенно Секретно


Так устроен арабский мир

Александр Зотов, Чрезвычайный и Полномочный посол РФ, бывший Посол России в Сирии, специальный представитель Президента РФ по боснийскому урегулированию:

– Тревога израильтян понятна. Разумеется, удобный Израилю баланс сил в регионе нарушен. Если раньше Израиль был обеспокоен только ситуацией в Иране, а обстановка в других странах казалась относительно стабильной, то события в Тунисе, казавшиеся локальными, дали толчок к массовым событиям на Ближнем Востоке. Вряд ли можно оспаривать центральное место Египта в конструкции арабского мира. И именно египетские события на данный момент оказывают в силу центральности мощнейшее воздействие на окружающую арабскую среду. В Израиле понимают, что речь может идти о коренном переустройстве ближневосточного мира, в который Израиль сначала не сумел, а потом не стал интегрироваться как ближневосточная страна. Это коренное переустройство может создать самые неожиданные и весьма опасные ситуации для Израиля.

Движущей силой событий в Тунисе и Египте стала городская молодежь достаточно широких взглядов, получившая образование, но не имеющая возможность полноценной самореализации в условиях клановых коррумпированных обществ.

Исламские радикалы пока в тени, но в результате свободных выборов они могут прийти к власти. Традиционной европейской самовоспроизводящейся демократической системы, когда лица политиков меняются, а сама система остается неизменной, здесь быть не может. Арабский мир так устроен, что им может управлять либо мощная, харизматичная личность типа Каддафи или Мубарака, либо религиозные лидеры.

Что могли сделать США в ситуации с Мубараком? Ввести войска? Но население этих стран требует не исламизациии, а перспектив социальной справедливости, борьбы с коррупцией, свободы, а фундаментальным принципом внешней политики США является повсеместное содействие демократизации. Так что ситуация очень непростая. Не только для Израиля, но и для США. Аналогии же со сдачей Иранского Шаха президентом Картером мне представляются натяжкой. К моменту иранской революции шахский режим себя полностью исчерпал.

 

Читайте также: