За рубежом работают от 5 до 6 миллионов украинцев. Почему им нет дороги назад

Убегать за границу наших соотечественников толкает желание улучшить свое экономическое благополучие. «За рубежом украинцы зарабатывают в среднем 2—2,5 тысячи долл. в месяц (от 700 долл. в России до 3—4 тысяч долл. в Ирландии и Швейцарии). Чем дольше наши соотечественники находятся за рубежом, тем меньшая достоверность, что они вернутся. Тем более — КУДА?

 Нужно создать все условия, чтобы вернуть трудовых мигрантов из-за рубежа в Украину. Об этом сказал, подводя итоги 20-летия независимости нашего государства, премьер-министр Украины Николай Азаров. «Много это или мало (20 лет. — Авт.)? Сумели ли мы создать современное государство?

Стало ли это государство уютным домом для наших людей, в котором нам всем вместе хотелось бы жить? — резюмировал глава правительства в своем выступлении перед студентами. — Мы четко и ясно ответим: наверное, не стало. Наверное, не стало для тех шести миллионов наших соотечественников, которые ищут себе место под солнцем в других странах». По мнению Азарова, с трудовой миграцией нужно что-то делать.

Убегать за границу наших соотечественников толкает желание улучшить свое экономическое благополучие. «За рубежом украинцы зарабатывают в среднем 2—2,5 тысячи долл. в месяц (от 700 долл. в России до 3—4 тысяч долл. в Ирландии и Швейцарии). В Украине есть сотни тысяч вакансий, но зарплата на этих должностях — не более 1,5 тысячи гривен», — объясняет «Дню» главный мотив трудовой миграции доктор экономических наук, заместитель начальника Управления организации и сопровождения розничного бизнеса АО «Укрэксимбанк» Андрей Гайдуцкий, который не первый год изучает этот вопрос.

«По специальности я гидролог, свою работу очень любила, но зарплаты не хватало даже на элементарное. Поэтому вот уже десятый год работаю в Италии», — подтверждает сказанное экспертом в интервью «Дню» трудовая мигрантка Лариса. Сначала, говорит женщина, думала, на год-два, а теперь решила, что навсегда. «После легализации ежегодно на месяц-два приезжаю домой. Увиденным очень разочарована. Ситуация все ухудшается.

Даже на продукты питания цены в Украине уже на порядок-два выше, чем в Италии: и это при зарплатах, которые меньше европейской помощи по безработице!» — с грустью констатирует мигрантка. Женщина рассказывает, что в 2004-ом, когда к власти пришел Ющенко, украинцы в Италии надеялись, что скоро вернутся домой. «Но Ющенко пренебрег гигантским лимитом доверия, ничего для людей не сделал. Не верю, что это сделает кто-то другой, потому что изменить нужно очень многое», — говорит она.

Наемный работник Анатолий рассказал «Дню» свою историю скитаний: «Был на заработках три года: работал во Франции, Германии, Италии. В Италии до сих пор работает жена, а дочь вместе с мужем навсегда осталась в Испании. Там родились внуки. Их воспитывают в украинских традициях, дети хорошо знают родной язык (летом гостили в Черновцах), понимаю, что домой они не вернутся. Слишком многое нужно для этого изменить».

По словам мужчины, в Испании его дети (оба с высшим образованием) переквалифицировались в рабочих. Дочь работает парикмахером, зять — в автомастерской. «Однако заработка им полностью хватает, чтобы приобрести в кредит приличную квартиру под невероятные для Украины 3% годовых. При этом они ни в чем себе не отказывают, смогли даже приехать в гости через всю Европу, и дома тоже не экономили», — рассказывает Анатолий.

А когда дочь рожала в Испании, говорит он дальше, это не стоило ни копейки. Сегодня его старший внук ходит в школу, но родители понятия не имеют о каких-то «добровольных взносах». «Зять говорил, что со временем планирует заняться собственным бизнесом: государство поддерживает предпринимателей льготными кредитами, начинающих освобождает от налогов. В Украине это лишь обещают перед выборами. Жена тоже не спешит домой. Заслуженная учительница дома, она в Италии работает поваром. Зарабатывает на пенсию. На ту, которую будет иметь дома, — будет прозябать, а на итальянскую — сможет жить по-человечески», — подытожил он.

И с каждым годом количество желающих покинуть Украину в поисках лучшей судьбы только растет. «По нашим подсчетам, за рубежом работает (или находится с другой целью на постоянной основе) около пяти миллионов украинцев. В целом украинцы работают более чем в 70 странах мира, основное их количество сосредоточено в 20—25 странах. Больше всего в России — до двух миллионов человек, в Польше — до одного миллиона, в Италии — 500 тысяч, в Греции — 350 тысяч, в Португалии — 200 тысяч, в Чехии — 130 тысяч и т. д.», — говорит Гайдуцкий.

О катастрофических последствиях трудовой миграции говорить еще рано, говорит «Дню» заведующий отделом миграционных исследований Института демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи НАН Украины, кандидат экономических наук Алексей Позняк. Но масштабы этого явления, по его мнению, достаточно серьезны. По оценкам Позняка, если в начале этого тысячелетия 85% всех мигрантов работали нелегально, то в настоящее время показатель составляет 50% на 50%.

А директор Института изучения Украины Владимир Чеповой рассказал «Дню» еще об одном аспекте проблемы миграции. «По последним исследованиям, 60% молодежи собираются выехать из страны, потому что здесь не осуществляются их мечты. А главная задача власти — организовать пространство, в котором будут осуществляться мечты ее граждан. Тогда люди не будут покидать страну. Пока в этом как раз и состоит основная проблема», — делает он вывод.

Чтобы исправить ситуацию, по мнению трудовой мигрантки Ларисы, в Украине в первую очередь нужно прекратить тотальное разворовывание государства, ограничить аппетиты чиновников. «Чиновники крадут везде, но не большую часть ВВП. В Европе, став членом парламента, в заработке теряет даже учитель, а наши депутаты только выигрывают», — говорит она. Нужно также преодолеть коррупцию, продолжает она, потому что из-за нее морально деградировало общество.

«Коррупцией заражена даже интеллигенция, преподаватели вузов: чему они смогут научить молодежь? Людям нужны достойные зарплаты, чтобы каждый на рабочем месте не думал, где достать дополнительную копейку, чтобы хватило не только на коммунальные платежи и хлеб с водой, а честно выполнял служебные обязанности», — говорит она. Кроме того, нужно перестать уничтожать народ некачественными продуктами питания, говорит женщина.

«Украина имеет потенциал стать мировым производителем экологически чистых, а следовательно, очень ценных в мире продуктов. Вместо этого людей банально травят невесть чем. Поняла это во время нынешнего отпуска. В Италии завтракаю йогуртом, но то, что купила в супермаркете в Черновцах, является таким лишь условно. Аналогично и с другими продуктами», — возмущается женщина.

По мнению Позняка, одного лишь повышения уровня жизни недостаточно, чтобы вернуть наемных работников. Необходимо способствовать возможности развития частного бизнеса в Украине. «Если человек будет знать, что заработанные деньги может вложить в собственное дело, нормально зарабатывать и иметь прибыль, тогда он будет ехать домой», — называет первое условие эксперт. Должна параллельно осуществляться программа адаптации мигрантов, потому что проработавшие за рубежом пять-семь лет, будут возвращаться в совсем другое общество по сравнению с тем, из которого он уезжал.

Чеповой советует власти сделать только одно: не мешать развитию малого бизнеса. «То, что сегодня «закрутили гайки» мелким предпринимателям, — очень плохо стратегически. Потому что малый когда-то станет средним, а потом перерастет в крупный бизнес. Но если сейчас затоптать или закатать в асфальт грядку для роста малого бизнеса, то на ней точно ничего не вырастет. И если эти суперактивные люди не смогут реализоваться дома, то они выедут из страны», — подытоживает он.

К этому набору Гайдуцкий предлагает приобщить мировой опыт. Например, в Мексике работают программы «3х1», где к каждому доллару мигранта на развитие бизнеса или социального проекта на родине государство прибавляет три доллара (по одному доллару из бюджетов федерации, штата и района). Средний размер инвестиционного проекта — 40 — 60 тысяч долл.

В Индии и Португалии Центробанк мотивирует банки открывать для мигрантов специальные депозитные и текущие счета с повышенной ставкой, отсутствием налогообложения прибыли, возможностью свободно репатриировать средства. В Турции для развития сельских территорий создавались специальные кооперативы из домохозяйств мигрантов, которые развивали сельское хозяйство.

С этой целью был даже создан Государственный банк промышленности и инвестиций мигрантов (DESIYAB). В целом за 1961—2003 годы в Турции было реализовано 45 (!) программ по привлечению денежных переводов мигрантов. И этот опыт нельзя игнорировать, говорит Гайдуцкий, потому что возвращение трудовых мигрантов — хорошая инвестиция в экономику. По данным Всемирного банка, ежегодные сбережения украинских мигрантов составляют около 10 миллиардов долл., которые сегодня они держат за рубежом.

Поэтому получается, что рецепт решения проблемы существует, и он испытан другими государствами. Но почему его не принимает Украина? Возможно, ответ кроется в том, что трудовые мигранты кормят не только себя?

По данным НБУ, в 2010 году в Украину через финансово-банковскую систему поступило 5,9 миллиарда долл., говорит Гайдуцкий. Это на 10% больше, чем в 2009 году, но на 5% меньше, чем в рекордный 2008 год (6,2 миллиарда долл.). Однако, по мнению Гайдуцкого, настоящие ежегодные объемы переводов в Украину — почти 25,6 миллиарда долл..

Большинство из этих средств поступает по неофициальным каналам: через курьеров (водителей маршруток и грузовиков, проводников поездов, других мигрантов, торговых агентов и т. п.) или по банковским каналам, которые не подпадают под отчетность как денежные переводы (снятие наличных по платежным картам, дорожным чекам, интернет-системам переводов и т. п.). В среднем в месяц один мигрант переводит около 430 долл., приводит цифры Гайдуцкий.

Но последняя статистика систем переводов показывает, что в 2010 году средняя сумма уже составляла 500 — 600 долл., говорит эксперт. Поэтому, если посчитать по официальной статистике НБУ за 2010 год, говорит Гайдуцкий, денежные переводы в Украину формируют 4,2% ВВП. «Если исходить из наших более полных данных, это почти 18% ВВП в 2010 году», — говорит он «Дню». Для сравнения: по данным Всемирного банка, в Таджикистане часть переводов в ВВП — 35%, в Молдове — 23%, Кыргызстане — 15%, Боснии и Герцеговине и Сербии — 14%.

Однако вице-премьер-министр-министр социальной политики Украины Сергей Тигипко называет трудовую миграцию неминуемым следствием глобализации, как и перемещение капитала. Поэтому правительства должны не бороться с этим явлением, а вводить его в правовое русло, упрощая все процедуры. Поэтому Тигипко выступает за легализацию труда мигрантов за рубежом. В начале этого года он даже подписал Меморандум о сотрудничестве относительно вопросов трудовой миграции между Минсоцполитики Украины и Федеральной миграционной службой РФ.

Документ предусматривал создание условий для комплексной социальной защиты трудовых мигрантов. «По нашим оценкам, менее 10% из 3,5 миллиона украинцев, которые сезонно или длительное время работают в России, делают это легально. Главная причина — сложность получения официального разрешения на трудоустройство.

Причем в Украине иностранцы сталкиваются с той же проблемой. Наша цель — освободить эти процедуры от ненужных бюрократических сложностей», — объяснил тогда Тигипко. Он также добавил: если гражданин работает за рубежом, а государство об этом не знает, то он сознательно лишает себя защиты со стороны своей страны. «Думаю, опыт эвакуации из Ливии и Японии, примеры, когда украинцы попадали в рабство в Таиланде, Турции и других странах, должны всех приучить к мысли, что лучше платить налоги и работать за рубежом легально. Иногда это просто спасает жизнь», — подчеркнул он.

Но, по мнению экспертов, кроме легализации нужно не забывать и о другом аспекте. По мнению директора Института демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи НАН Украины Эллы Либановой, если удастся достичь упрощенного визового режима с ЕС, это будет на пользу Украине, потому что упростит возможность мигрантам возвращаться».

Не стоит особо рассчитывать на возвращение мигрантов в таком случае, говорит Позняк. По его словам, всех мигрантов можно разделить на краткосрочных (работают в России, Чехии, Польше, Венгрии на сезонных работах) и долгосрочных (в Испании, Португалии, Италии). Первые традиционно возвращаются домой, а вторые — только частично, добавляет эксперт. В последние годы, продолжает он, наметилась тенденция уменьшения количества желающих среди долгосрочных мигрантов вернуться домой. «Мировая практика свидетельствует: чем дольше человек находится за рубежом, даже если ехал с целью вскоре вернуться, тем меньшая достоверность, что он вернется», — объясняет Позняк. Поэтому нужно четко осознать, что часть из них уже не вернется.

Его поддерживает Гайдуцкий, который говорит, что наши соотечественники и в дальнейшем будут выезжать, в первую очередь, в Польшу, Венгрию, Чехию, Словакию, потому что из этих стран рабочая сила едет дальше, на Запад (в страны ЕС-15 и Америку). «А с отменой визового режима за два года выедет дополнительно 2—3 миллиона украинцев.

Так произошло в Польше и Румынии после их вступления в ЕС: поляки массово выехали в Великобританию, Ирландию, Швецию, а румыны — в Италию и Испанию», — говорит он. В будущем, прогнозирует эксперт, Украину ожидает то же, что и большинство стран ЕС и США — количество населения начнет расти за счет иммигрантов и их будущего поколения, а не за счет повышения рождаемости коренных украинцев.

Так, рассказывает он, если в Украине еще в 2005 году чистый прирост иммигрантов компенсировал негативный естественный прирост населения (рожденные минус умершие) лишь на 1,2%, то уже в 2010 году уровень такой компенсации составил почти 10%. «То есть через 7 — 10 лет в Украине прекратится уменьшение и опять начнется рост общего количества населения», — добавляет Гайдуцкий.

Авторы: Наталья БИЛОУСОВА, Анна ГАРГАЛЯ, Черновцы,  «День»

Читайте также: