Украина станет аграрным придатком Китая в ближайшие годы?

Проблема Украины не в том, что у нас в верхах или в низах нет понимания, проблема в одном – что украинец за 20 лет независимости потерял главный инстинкт свободы — чувство ответственности за будущее. Поэтому у нас все так и происходит, как происходит. Когда психология остается на уровне «моя хата з краю» то, соответственно, мы идем туда, куда идем все это время. И это не Европа.

На вопросы отвечал Александр Кендюхов, доктор экономических наук, профессор

Что, на Ваш взгляд, могло бы стать двигателем нового мирового экономического порядка и развития? 

— Новый мировой экономический порядок уже складывается, и то, что послужило причиной формирования этого порядка, вряд ли можно назвать «двигателем». Отвечая на ваш вопрос, нужно учитывать целый комплекс факторов, ключевыми в котором являются следующие:

Первый фактор, – это то, что Западная цивилизация, которая доминировала всю известную историю человечества, на сегодняшний день явно начала пробуксовывать. И мир стоит на пороге смены доминирующей цивилизации: Западной – на Восточную.

Что послужило одной из главных причин изменения такого мирового порядка? Прежде всего то, что у Западной цивилизации за последние 30, максимум, 40 лет, ценности общества потребления стали фактически доминирующими и, соответственно, как результат распространения этих ценностей Западное европейское общество и американское, и славянское, перестали рационально соизмерять свои потребности со своими реальными финансовыми доходами. Отсюда увеличение потребления за счет финансово-необеспеченных ресурсов, за счет раздувания кредитных мыльных пузырей.

Кроме того, ценностные основы христианской культуры в сознании большинства людей начали уступать место ценностям «золотого тельца», культуре роскошной жизни, со всеми вытекающими последствиями. Соответственно, жажда потребления требует все новых и новых благ, новых товаров, ресурсов, зачастую без реального финансового обеспечения. А отсюда и те самые кредитные программы, те самые раздутые государственные бюджеты. Отсюда неподъемные социальные программы, диспропорции в инвестиционной политике и в структуре производства.

То есть, в то время, когда и страны Европейского Союза, и Соединенные Штаты, – я уже не говорю о нашей стране, – должны были обновлять свое национальное производство в сторону новых ориентированных на экспорт мощностей, они эти денежные ресурсы пускали на потребление. И в это время, на базе совершенно другой философии развивалась экономика восточных стран, а именно Китая и близлежащих стран, плюс Индия. Индия, я думаю, в ближайшие 15–20 лет себя очень сильно проявит.

Когда на Западе раздувалось потребление, на Востоке оно, с одной стороны, изначально было очень низкое, а, с другой – искусственно сдерживалось, и все финансовые ресурсы, инвестиционные потоки направлялись на создание новой производственной базы.

И пока европейцы и американцы пребывали в иллюзии, что Китай не сможет создать современную, конкурентоспособную в технологическом плане производственную базу, и что в реальности Китай – это индустриальное производство первичных технологических укладов, Китай за 20 лет продемонстрировал очень серьезный рывок в сторону создания новых высокотехнологичных производств в очень большом масштабе, причем экспортно-ориентированных. Соответственно, появился мощный серьезнейший конкурент на мировом рынке, конкурент всему Западному миру.

И соответственно, такая ситуация на рынке на сегодняшний день показывает, что Украина по существу оказалась зажатой между интересами Западной Европы, США и Китая, и позже к ним подключится Индия. Что характерно? Китай за последние 3 года принял ряд программ, нацеленных на захват весовых долей наиболее перспективных мировых рынков. Три года назад он вышел на первое место в мире по количеству открытый в области химии.

Это повышение цен, особенно на зерно, имеет серьезные последствия для бедных южных стран, зависящих от продовольственного импорта, и для миллионов семей, которые тратят от половины до 60% своего дохода на покупку продовольствия. В наиболее бедных странах эта цифра достигает 80%. Для таких людей рост цен на продукты делает их просто недоступными. Хотя не везде так худо, к примеру Шри-Ланка занимает 1-е место в Южной Азии по объёму ВВП на душу населения ($4300 в 2008 году). Поэтому если купить путевку в Шри-Ланку, то можно насладится дешевизной продуктов в этой стране.

Новый продовольственный кризис: планету ждут народные восстания 

Это говорит о том, что Китай ориентируется на значительный захват мирового фармацевтического рынка, а это тот рынок, который продолжал расти даже в годы кризиса, и значительной части рынка биотехнологий. Для этого нужны собственные изобретения и собственные открытия. И если 5 лет назад тот же Китай ориентировался на дженерики (лекарственных препаратов, являющихся воспроизведением оригинальных препаратов, на действующее вещество которых истёк срок патентной защиты – прим. редактора), как и Индия, то сейчас их химическая промышленность способна выдавать инновационные фармацевтические продукты не хуже, чем Западноевропейская и Американская.

И я думаю, что этот рынок скоро также во многом будет зависеть от Китая и контролироваться Китаем. Индия в последние годы тоже делает рывок по захвату новых рынков. Она специализируется на двух – фармацевтическом и информационном продуктах, программном обеспечении. Результат – на сегодняшний день это 45% мирового производства дженериков и 75% мирового фармацевтического сырья. Все это, конечно, отражается и на экономиках этих стран.

Китай за последние 20 лет сделал сумасшедшей рывок, увеличив свой внутренний продукт по сравнению с тем, который был 20 лет назад, в 12 раз, а Украина все еще не может выйти на уровень 1991 года. В Индии, где 20 лет назад предел нищеты был 2 доллара в месяц, на сегодняшний день официальный прожиточный минимум 200 долларов в месяц, то есть, при доходах меньших 200 долларов, считается что человек нищий. А для Украины, как и 20 лет назад зарплата в 200 долларов была очень даже неплохой, так и сегодня для большинства населения она является вполне нормальной. То есть мы топчемся на месте, когда другие страны захватывают наиболее перспективные рыночные ниши.

Соответственно, тенденция такова, что через 20–25 лет, наиболее вероятно, что Китай стает флагманом мировой экономики, следом за ним будет идти США, но очень быстро их может догнать Индия, если ей удастся побороть коррупцию. Ведь единственный фактор, который сейчас сдерживает экономический рывок Индии, это крайняя закоррумпированность. Нынешним летом там прошел целый ряд заседаний индийского правительства, где они пытались эту проблему решить и приняли соответствующее законодательство, но я, честно сказать, не знаю, насколько оно будет эффективным. Но если Индии удастся побороть свою коррупцию, то она очень быстрыми темпами начнет приближаться к Китаю и превратится в одну из лидирующих стран.

Через какие механизмы и как подобные тенденции могут отразиться на Украине?

Сегодня, говоря о цивилизационных сдвигах, стоит заметить, что и Западня Европа, и США, и все славянские государства, включая Украину, стоят перед ценностным тупиком, когда существующее мировоззрение и существующая система ценностей практически трещат по швам. Как следствие – это ничем не обоснованные террористические акты, как в той же Норвегии, когда их не «мусульманские фундаменталисты» устраивают, а сами европейцы.

Мы все чаще слышим о ничем не мотивированных, безумных расстрелах детей в школах в США. Когда мы видим всплеск различного рода социальных волнений по всем европейским странам, увеличение протестов по всей Европе. Когда мы видим нарастающую апатию и нигилизм в тех же славянских странах, в том числе и в Украине, – это все следствие ценностного кризиса. Когда даже восточная культура, в плане буддизма, даосизма и конфуцианства все сильнее и масштабнее захватывает молодежные европейские круги – это говорит, что традиционная ценностная система Западной цивилизации трещит по швам.

То есть, мы сегодня наблюдаем, что за экономической экспансией Восточной цивилизации вплотную следует культурно-мировоззренческая экспансия. Прибавьте к этому огромную китайскую диаспору, которая сегодня распространилась по всей Европе, США и в той же Украине.

Еще одна из ключевых тенденций, это то, что Китай в последние 2–3 года начал активно скупать серьезные европейские фирмы, причем их чаще скупают государственные китайские компании, а не частный бизнес.

Одно из последних приобретений – шведский концерн Volvo стал принадлежать китайской автомобильной компании. Китай строит свои платные дороги в Польше, и за последние года два Китайских государственных банка выдали кредитов развивающемся странам более 110 млрд. долларов, а это больше, чем этим же странам за то же время выдал Мировой банк. Китай становится основным кредитором развивающихся стран, и кредиты выдаются в основном по двум направлениям: или под государственные гарантии, или под сельскохозяйственные проекты, которые явно будут нерентабельными, под залог земли.

Смысл в том, что если по этим кредитам не будет своевременной выплаты, тогда будет поставлен вопрос о залоговом имуществе. В тех странах, где разрешена продажа земли нерезидентам – возможна вынужденная расплата землей, или, как в нашей стране, это может быть долгосрочная аренда.

На вопрос, почему экономический мир Украины такой убогий и отсталый, теперь известен точный ответ. У нас все наоборот: рынки товаров монополизированы и зарегулированы, а рынки активов, особенно финансовые рынки, отданы на откуп некомпетентным или жуликоватым финансовым алхимикам 

Уроки и последствия мирового финансового кризиса для Украины 

И хотя многие опасаются, что Украина будет сырьевым придатком Запада, я думаю, что в ближайшие годы более вероятен другой сценарий: Украина скорее станет аграрным придатком Китая, а не сырьевым придатком Запада.

Отказаться от привычного уровня потребление очень сложно, будет ли «взято за основу» что-то еще?

Европа сейчас погрязла в преодолении принципов экономического феодализма. Евросоюз построен на этих принципах: с одной стороны, убрали границы, а с другой, – экономическая политика отдельных стран практически велась по своему смотрению без централизации и координации функции планирования, регулирования и контроля над общеевропейским экономическим процессом.

В результате этой политики получилось, что целый ряд стран относился к своим производственным структурам без надлежащего внимания, не обновлял их, а по существу занимался «отдыхом», в надежде на какой-то туризм, как это делали Греция, Италия, Испания, Португалия. К этим странам в этом году, я думаю, присоединится еще и Румыния. А другие страны, такие как Германия и Франция, должны были пахать, и сегодня они вынуждены спасать тех, кто распивал вино и проводил экскурсии, как Греция; или по полдня спал, как Испания, и, соответственно, проспал свою экономику.

Эти проблемы на сегодняшний день остаются в Европе крайне острыми, но я не думаю и не согласен с теми аналитиками, которые считают, что все это приведет к развалу Евросоюза. Вероятнее всего, это приведет к понимаю со стороны европейских государств необходимости формирования наднациональных экономических органов, занимающихся планированием, регулированием и контролем над европейскими экономическими процессами.

Европе сейчас позарез необходимо реализовать два направления. Первое – создать импортозамещающие производства, замещающие китайский продукт, а второе – расширение своих экспортных возможностей, в том числе через создание новых ориентированных на экспорт производств. Тоже самое, в плане экспортоориентированных производств, будет делать и Китай. Здесь Украина выступает достаточно привлекательным рынком для расширения своего экспорта.

Но поскольку у населения нашей страны весьма ограничены финансовые возможности, соответственно, здесь можно поступать следующим образом: давать Украине деньги в кредит, зная, что она их никогда не отдаст. Этими кредитами Китай может обеспечивать спрос на свои товары, а в случае, если наша страна их не отдаст, выставлять претензии, к примеру, по аренде тех самых лучших в мире черноземов.

Дело в том, что на сегодняшний день нельзя преодолеть узко корпоративные экономические интересы стран-лидеров мирового рынка, потому что каждая страна понимает, что она может богатеть только в том случае, если кто-то другой будет становиться беднее. Все страны не могут существовать одинаково хорошо, и если какая-то страна начинает жить лучше, значит, какая-то – должна начинать жить хуже, потому что в этом случае происходит перераспределение мировых финансовых ресурсов, мировых доходов.

Соответственно, тот же Китай понимает, что чтобы поддерживать сегодняшний уровень жизни, а он еще не такой высокий как им хочется, правда, выше чем в Украине, им надо еще и еще увеличивать свои экспортные возможности.

Если Китай будет пытаться увеличивать свой экспорт, а он будет это делать, то и Европа должна это делать, и США. А это значит, что где-то должно быть больше импорта, чье-то торговое сальдо должно быть еще более отрицательным, и здесь Украина оказывается между двумя этими экономическими монстрами, лидерами, и развиваться в такой обстановке ей будет достаточно сложно.

Как будет трансформироваться существующая финансовая система?

Я не думаю, что в ближайшие 10–20 лет способно сформироваться общемировое правительство, которое будет вести сбалансированную экономическую политику – это вряд ли. Может, лет через 50–100, но я думаю, что до этого очень далеко. Где-то к 2025 году или чуть раньше, вполне вероятно, что будет введена единая мировая валюта для международных экономических расчетов.

Все – абсолютно все страны мира, а точнее, все народы (включая даже американцев) в долгах, как в шелках. И нет ни одной страны, которая получает эти долги. На конец второго квартала 2011 года Германия задолжала 2,07 трлн. евро, а госдолг Франции составил 1,693 трлн., или 86,2% их французского ВВП. Госдолг Италии перевалил за 120% ВВП. Госдолг Китая – а Китай, между прочим, активно работает и снабжает товаром весь мир – достиг 43% ВВП!

Кому должно человечество? Как устроена нынешняя денежная система

Вероятность такого развития событий очень высока, и Китай этот вопрос в последние годы интенсивно лоббирует. Его с каждым годом поддерживает все больше стран, и я думаю, что к этому мировая экономика придет, потому что и доллар и евро сдают позиции. Все видят, что они крайне нестабильны, и создание мирового банка с мировой валютой с каждым годом будет все актуальнее и актуальнее.

Это не будет замещенная система. Постепенно на протяжении десятилетий, может, целого столетия мировая экономика будет идти к какой-то общей финансовой системе, но в данный момент речь идет о том, что будут существовать национальные денежные единицы, национальные денежные системы, но для международных расчетов, как эквивалент обмена будет создана мировая валюта. Сейчас эквивалент обмена доллар, но это вовсе не исключает, что, например, появится новая валюта для международных сделок, а доллар так и останется денежной единицей Соединенных Штатов.

В ближайшем будущем нас ожидает дальнейшая глобализация или региональная фрагментация?

Глобализация – это процесс, который проходит постоянно, но о стирании границ между странами речь сегодня не идет. Потому что стирание экономических границ выгодно, прежде всего, тем странам, которые имеют мощную экспортно-ориентированную базу, им это выгодно. Если мы убираем экономические границы, а сегодня речь идет о том, с кем же нам лучше всего зону свободной торговли сделать – с ЕС или с Россией, Беларусью, Казахстаном создать таможенный союз?

Если честно сказать, нам и так и так не выгодно. У нас и там, и там отрицательное торговое сальдо, и если мы убираем таможенную границу на востоке или на западе, то, соответственно, наше отрицательное торговое сальдо будет еще более отрицательным, но этим странам присоединение столь крупного рынка будет, конечно, выгодно. Поэтому и те, и другие будут говорить, что это важно и нужно. Китай, с его экспортной базой, сейчас выступил за то, чтобы абсолютно со всеми странами мира иметь свободные экономические отношения, без таможен. Украине, например, этого допускать нельзя, поскольку в таком случае надо будет сразу распрощаться со своей независимостью.

Сохранится ли государство в качестве управляющего экономического субъекта или передаст свои функции надгосударственным (или каким-то еще) органам?

Никаких наднациональных государств не будет. Ключевая тенденция – это то, что Китай становится, и будет становиться флагманом мировой экономики, и экономическая инициатива в ближайшие годы полностью перейдет к таким странам, как Китай и Индия. Я думаю, что сейчас Япония после встряски, которая была вызвана тяжелыми последствиями цунами и землетрясения, придет в себя и продемонстрирует миру экономический рывок. Плюс ко всему те же азиатские страны – Сингапур, Южная Корея. При доминирующей роли Китая, а он будет основным дирижером мировой экономики в ближайшие 50–100, а может и больше лет, будет происходить масштабный цивилизационный сдвиг. На тысячи лет.

Существует ли на сегодняшний день кризис технологий?

Кризис… он — в мозгах. Экономика – это производная от человеческого сознания и мировоззрения. В Украине, например, нет природных причин, по которым она в течение 15–20 лет не могла бы стать страной номер один по уровню доходов на душу населения. Природных причин в этом нет. Национальных экономических моделей существует и может существовать бесчисленное множество. Никто нам не мешает, и нет объективной причины того, почему мы в своей стране не можем запустить предпринимательский бум.

Все причины носят субъективный характер, и наш прогресс ограничен человеческим сознанием или интеллектуальной возможностью тех людей, которые принимают решения в этой области. Соответственно, что касается технологий, если Китай 20 лет назад технологии воровал по всему миру, то сегодня эта страна превращается в технологического лидера, генерирующего свои собственные технологии.

В Украине возможности для создания новых технологий еще 20 лет назад были отменные, и сегодня здесь тоже они есть. Есть ученые – физики, химики, специалисты в области энергетики, которые создают уникальные технологии, но в их реализации должно быть заинтересовано украинское общество. И реализовать их через институты власти, которые оно создает, через государство. Проблема Украины в чем? Не в том, что у нас в верхах или в низах нет понимания, проблема в одном – что украинец за 20 лет независимости потерял главный инстинкт свободы — чувство ответственности за будущее. Поэтому у нас все так и происходит, как происходит. Когда психология остается на уровне «моя хата з краю» то, соответственно, мы идем туда, куда идем все это время. И это не Европа.

Как должен решаться вопрос невозобновляемых ресурсов?

В плане альтернативной энергетики надо учитывать влияние мировых топливных корпораций, которые сегодня владеют традиционными углеводородными ресурсами, автомобильными корпорациями, корпорациями, производящими различного рода оборудование для традиционной энергетики, и всех остальных, кто участвует в энергетическом процессе с традиционными источниками энергии.

Соответственно, появление новых рынков, а они, безусловно, будут появляться, будет разрушать старые. И те, кто сегодня являются лидерами на старых рынках, будут нести денежные потери и, конечно, они этому всячески препятствуют и будут препятствовать.

На сегодняшний день наилучшим источником энергии является водород. Единственная проблема – это дороговизна и сложность его получения. И над этой проблемой бьются ученые многих стран мира, в том числе в Украине, но у нас они бьются по собственной инициативе, а нужно, чтобы эта инициатива носила государственный характер.

Те технологии, которые называются новыми, – солнечная энергия, ветровая – на самом деле это технологии 50-ти, а то и более летней давности. Есть более перспективные направления. Связаны они с получением сероводорода из воды Черного моря, выделения оттуда водорода, который бы полностью мог изменить энергетическую ситуацию в Украине, но здесь должна быть государственная заинтересованность. На сегодня японские ученые, японские корпорации эффективно работают над получением водорода более дешевым способом.

Кроме того, американцы в последние два года серьезно прорабатывают программу возобновления лунных перелетов, чтобы начать разработки месторождений реголита, которого на Луне обнаружены огромные количества. Он содержит различные производные водорода, изотоп гелия – гелий-3, и энергетический эффект от его использования в будущем ожидается вообще грандиозный. Тонна лунного грунта содержит 0,01 г гелия-3 и 28 г гелия-4, что значительно выше, чем в земной атмосфере.

Если эти технологии будут реализованы, это полностью изменит энергетическую картину мира. Украина могла бы сейчас реализовывать определенные технологии, которые разработаны нашими учеными. Например, это технологии получения биодизеля из генно-модифицированных водорослей, которые Донецкий научный центр вместе с Севастопольским институтом моря уже отработал. Данная технология позволяет производить биодизель в 2–3 раза дешевле, чем из рапса, и способна превратить Украину в крупнейшего поставщика в Европу этого биодизеля.

Есть технология получения сероводорода из воды Черного моря, но эти технологии существуют на уровне изобретений, лишь некоторые из них доведены до уровня промышленных образцов, а вот системной работы со стороны государства в этих направлениях на сегодняшний день мы не наблюдаем.

Каковы роль и место Украины в новом экономическом порядке, есть ли перспективы у нашей страны?

Прежде всего, для того чтобы у Украины были перспективы нам надо отказаться от иллюзии индустриально-аграрной миссии в мировой экономике. Наш индустриальный сектор держится на мировых рынках только за счет одного – за счет дешевизны рабочей силы в Украине. Это единственный фактор, который обеспечивает рентабельность продукции нашего индустриального сектора на мировых рынках. Но если мы будем и дальше ориентироваться на индустриальный экономический уклад, надо поставить точку на каком-либо повышении жизненного уровня нашего общества, потому что если подорожает рабочая сила, то продукция украинского индустриального сектора станет неконкурентоспособной.

Вопрос уникальных черноземов – для Украины уникальный вопрос. Если вы помните, позапрошлым летом, когда был неурожай, селяне стонали – мы взяли кредит, нам нечем платить, цены выросли, ничего продать не можем, все плохо. Этим летом, когда был высокий урожай, – наши крестьяне опять стонали: взяли кредиты, урожай большой, цены упали, нам расплачиваться нечем. И хороший урожай – плохо, и плохой урожай – плохо. А Европа и Россия закрыли свои границы для нашего сельскохозяйственного продукта, потому что надо своих фермеров защищать.

Соответственно, здесь надежды небольшие. Единственный для Украины выход – это параллельная реализация двух направлений. Одно направление, – это масштабный запуск смены структуры национального производства с индустриально-аграрной, морально и физически устаревшей, сверхэнергоемкой, в сторону создания высокотехнологичных экспортно-ориентированных производств, ориентирующихся на наиболее перспективные мировые рыночные ниши.

Украина могла бы сосредоточиться на парочке таких ниш, например, есть ряд перспективных направлений по фармакологии, есть некоторые ниши на мировом рынке программного обеспечения. Это те ниши, которые требуют, прежде всего, интеллектуального капитала. А здесь ресурсы у Украины пока еще есть.

То есть, первое – это срочное создание точек роста новой производственной базы, запуск новых производств, в том числе, через прямое государственное инвестирование в сторону создания таких производств. Вот мы 16 млрд. долларов на проведение Евро-2012 нашли, а на эти деньги могли бы запустить четыре, по мировым меркам, гиганта фармацевтической промышленности, и работать на наиболее перспективных рынках, но мы решили построить стадионы и аэропорты.

Таким образом, первое – это смена структуры национального производства. Второе — это ускорение всех экономических процессов через либеризацию всей экономической системы, ее дерегламентацию, в том числе через максимальное упрощение налоговой и пенсионной систем.

Мы должны четко понимать, что если бы мы за год ускорили экономические процессы в стране в два раза, то за год это было бы два ВВП! А если страна произвела за год два ВВП, то не надо ни вводить новые налоги на недвижимость, ни женщинам пенсионный возраст повышать. В два раза всего ускорить, а можно и больше.

Но для этого нам надо упрощать экономическую систему. А тормозят это все регламентирующие бюрократические процедуры. В налоговой политике сейчас обсуждаются законы, чтобы обложить налогом деньги, которые уходят в оффшорные зоны. Но кто нам мешает в Украине создать самую оффшорную из всех оффшорных зон, которая бы засасывала деньги со всего мира на оффшорные счета? А для этого, для начала, нужно убрать три налога – НДС, налог на прибыль и единый налог на малый бизнес, и ввести вместо них 3% налог на покупку, что полностью компенсировало бы поступления от упраздненных налогов. Это был бы мировой прецедент. Что может быть лучше для привлечения инвестиций, чем страна, где не платят налоги на предпринимательский доход?

И плюс, что важно, к этому должна быть реализована институциональная реформа, которая бы на уровне Конституции обеспечила бы защиту свободного рынка, защиту чистой конкуренции. В Украине без защиты чистой конкуренции, без защиты свободного рынка ускорить экономические процессы будет сложно. Потому что монопольные и олигопольные структуры будут этому всячески препятствовать. То, что происходит в Украине последние 15 лет, – это олигополизация и монополизация экономики, а они, как показывает мировая практика, всегда являются тормозом национального экономического развития.

Беседовала Евгения Сизонтов, ДИАЛОГ

Читайте также: