Когда жизнь «удалась»: почему плюс на минус равняется деградация

Одна из привлекательных сторон опьянения — эйфория (способность улучшать настроение, настраивать на благодушно-беспечное состояние). Когда человек выпьет, проблемы «улетучиваются» и жизнь уже не кажется такой мрачной, пресной и несправедливой. Кстати, многим это помогает пережить неприятности. Хуже, если человек будет долгое время переживать свалившиеся неудачи. Так и до невроза недалеко.

 В стародавние времена, когда не было обезболивающих лекарств, ослабленным женщинам и даже болезненным детям врачи даже прописывали перед едой пить немного вина. В прошлом веке, когда еще не была развита анестезиология, военно-полевые хирурги проводили операции, используя в качестве анестетика спиртное — перед операцией солдату давали выпить стакан водки.

Человек оставался жить. И перед серьезной атакой бойцам давали «наркомовские» сто граммов, что помогало им преодолеть страх. Алкоголь также помогает и в мирной жизни: застенчивому человеку преодолеть робость, слабому — улучшить аппетит и т.п. В малых дозах в приеме алкоголя действительно ничего плохого нет.

Алкоголь на разных людей действует по-разному и в зависимости от количества и качества выпитого. Кто-то пьет с горя, когда случились неприятность либо стресс. Но, как разъяснил в интервью «МК» психолог Владислав СМИРНОВ, это — заблуждение:

— Депрессия в состоянии опьянения еще больше утяжеляется, а легкие неприятности могут показаться такими значительными, что вызовут сильнейший стресс. Другие, напротив, пьют «от радости», чтобы отметить какое-то важное событие. Подростки начинают выпивать в компании сверстников, чтобы «почувствовать себя взрослыми» или не прослыть белой вороной и не стать для них посмешищем.

Есть и такие, кто убежден: алкоголизм — это просто нехорошая привычка. Что человеку достаточно взять себя в руки, проявить силу воли, и он сразу от нее избавится. Но алкоголизм — это болезнь! А значит, и лечить ее должен врач. Все требования, угрозы и запреты обычно не приносят желаемого результата.

Так как пьянство случается, как правило, по вине самого человека, то и лечиться он должен сам. Но бессмысленно винить его в этом, если болезнь уже сформировалась. Сразу следует оговориться, что излечение этой болезни идет крайне трудно, особенно если она запущена. Лечение даст положительные результаты лишь в том случае, если оно комплексное. Причем если одним больным будет достаточно бесед с психотерапевтом, то другим потребуется полный курс лечения.

Психолог Владислав Игоревич Смирнов выделяет три варианта течения алкоголизма. Первый — алкоголизм, развивающийся без каких-либо значительных нарушений психики и не вызывающий их даже при большой длительности заболевания. Людей с этим вариантом алкоголизма отличает медленное формирование симптомов болезни (от 7 до 20 лет и более), незначительные, практически незаметные изменения в интеллектуальной сфере.

У них сохраняются морально-этические ценности, способность выполнять свои семейные обязанности, не снижать темпов производственного статуса. Первые проявления злоупотребления алкоголя им обычно удается скрыть, нередко они пьют в одиночестве. Члены семьи, как правило, первыми обнаруживают у них симптомы зависимости от алкоголя и долгое время скрывают этот факт от окружающих. Пытаются лечить своих близких анонимно. А лечение в наркологическом учреждении воспринимается ими как крайняя мера, оказывающая сильное психотравмирующее воздействие и на тех, и на других.

Второй вариант — алкоголизм сочетается с ярко выраженными психическими расстройствами. Такие симптомы формируются, как правило, в среднем темпе от 5 до 7 лет. Зависимость от алкоголя такие больные пытаются во многих случаях объяснить эмоциональными нарушениями и при первых обращениях за помощью считают, что необходимо прежде лечить эти нарушения, тогда исчезнет зависимость. При этом варианте чаще, чем при первом, люди теряют семью и деградируют в социальном плане. Для эффективного лечения психотерапия в этом случае должна сочетаться с назначением лекарств, купирующих психические нарушения.

Длительность второй стадии зависит от темпа развития заболевания — при типичном течении она продолжается 8–13 лет, при ускоренном — 3–5 лет, при замедленном — 25 лет и более. Смерть алкоголика может наступить уже на этой стадии и в состоянии тяжелого похмелья, при длительном запое (так называемая «смерть от опоя»), при тяжелой белой горячке — из-за самих тяжелых нарушений, свойственных этому психозу, или из-за травм…

Третий вариант — алкоголизм у личностей с асоциальным поведением, импульсивностью и психопатическими чертами личности — почти всегда сопровождается психическими нарушениями. Люди с этим вариантом алкоголизма, как правило, рано приобщаются к алкоголю. В большинстве случаев симптомы болезни у них формируются в короткие сроки, а возраст начала болезни не превышает 30 лет. Построить семью им обычно не удается либо она быстро распадается. Для них типичны частая смена места работы, увольнение за прогулы и пьянство на рабочем месте. На лечение такие люди идут неохотно, и излечение длится значительно больше времени.

В современной наркологии наработано немало активных методов и средств лечения. В арсенале докторов есть медпрепараты, способные уменьшить тягу к алкоголю. Но с ними надо быть очень осторожными. Если при этом человек выпьет, то может произойти тяжелейшее отравление организма, вплоть до смертельного. Есть специальные методики, помогающие выработать отвращение к спиртному. Особый разговор о кодировании по специальной методике: в мозгу человека создается некий психологический барьер. Подбор этих методов лечения и всего комплекса всегда индивидуален и зависит от очень многих факторов.

Решить, какой именно метод терапии подходит для данного пациента, может только врач-нарколог. Если у больного нет осознания своей проблемы и желания лечиться, если нарколог не уверен полностью, что рецидива не произойдет, он никогда не назначит ему активный метод лечения, который при срыве может представлять угрозу не только для здоровья, но и для жизни.

Водочный бунт России не грозит

Американцы посчитали: доллар, вложенный в профилактику алкоголизма и наркомании, приносит три доллара прибыли

«Недобровольная госпитализация алкоголиков, которые могут умереть, если их не лечить, просто необходима». Это мнение одного из знатоков российской алкогольной проблемы — директора Московского научно-практического центра наркологии Евгения Алексеевича БРЮНА. «Помогать пьяницам отказываться от злоупотребления алкоголем не только можно, но и нужно, — заявил он на одной из пресс-конференций. — Такое лечение — мера необходимая и даже спасительная».

СПРАВКА

Российское правительство с 1 июля с.г. подняло минимальную цену за бутылку водки емкостью 0,5 литра до 125 рублей. По подсчетам чиновников, к 2015 году минимальная цена на водку должна вырасти до 250 рублей. Cокращен рынок алкогольной продукции по времени продаж, а с 1 января 2013 года пиво будет приравнено к алкоголю. Эксперты предрекают расцвет серого рынка и производства самогона. Но водочный бунт, судя по всему России не грозит. Принятые меры «не смертельны» для алкоголиков.

Сегодня перед обществом этот вопрос опять стоит ребром. Вводить или не вводить принудительное лечение злостных алкоголиков? Что это — возврат к ЛТП, столь ненавистным пьющим людям, где всем без исключения будут вновь вручать метлу или лопату и «трудом перевоспитывать» бедолагу? Пора насильно приучать к трезвой жизни тех, кто не знает меры в выпивке? Проект такого документа уже вынашивают аналитики и законодатели. Дискуссия ведется в кулуарах: надо ли возвращаться к ЛТП — лагерям трудового принуждения, как образно окрестили их в пьющей среде?

Официально. В России сегодня алкоголизмом страдают около 2% населения (2,7 млн. человек). Это те, кто лечится. Однако специалисты, кто по долгу службы сталкивается со злоупотребляющими алкоголем, считают, что таковых в нашей стране не менее 30–40%.Добавьте сюда еще примерно 10% пациентов, кто проходит лечение в обычных больницах по поводу заболеваний, напрямую связанных со злоупотреблением алкоголем. Но сегодня нет никакого механизма, чтобы заставить их отказаться от алкоголя или снизить его потребление. Ненавистные народу ЛТП упразднили, а нового пока ничего не предложили.

«Но надо ли принуждать алкоголика к лечению? И будет ли эффект от такого лечения, если сам человек этого не пожелает? — задаются вопросом многие аналитики. — И не является ли это насилием над личностью?». Одни убеждены: «принуждать пьяниц отказываться от алкоголя не только можно, но и нужно», хотя «в этом случае эффекта от лечения ожидать трудно».

Близко к этой позиции и мнение психиатров: положительного результата можно ждать только тогда, когда пьющий сам этого захочет. Очень важно вернуть человека в общество. Знающие люди, родные алкоголика, убеждены: ни один алкоголик «добровольно не сдастся». Начать серьезно лечиться иногда их вынуждает собственное здоровье либо развод с женой, отлучение от детей. Но… «Окончательно завязать» даже они не собираются. И многие просто убегают из наркоклиник, а насильно удерживать их по нынешним законам врачи не имеют права.

 

Но опыт лечения алкоголиков у России есть. И немалый. В советское время с ними работали не только наркологи, но и психологи, социальные работники. «Для начала всем надо понять, что в борьбе с пьянством и наркоманией, как на войне, все средства хороши», — считает Брюн. Ведь пьянство, хотим мы того или нет, передается по наследству: «Если в семье пьет отец, то в 90% случаев эстафета перейдет к сыну, причем в раннем подростковом возрасте». А все разговоры о свободе личности идут от безответственности и незнания проблемы изнутри, считает главный нарколог страны.

И в этом он абсолютно прав. За рубежом, например, в борьбе с пьянством давно не оглядываются на права человека и заставляют алкоголиков лечиться. И что немаловажно, это дает положительный эффект. Даже в США, известных своей приверженностью к борьбе за права человека, такую форму лечения зависимых алкоголиков практикуют много лет. А мы все оглядываемся и боимся нарушить права алкоголиков. А то, что пьющий человек попирает права всех своих близких, в том числе детей и всего своего окружения, не учитываем.

Хотя есть хороший не только мировой, но и российский опыт, например по ограничению пьянства. «Надо понижать градус, проводя при этом мозговую атаку, — советуют наркологи, — чтобы у людей менялось представление об алкоголе и вымывалась традиция пьянства из их сознания». Например, «перевести» людей на более легкие напитки. А еще — повысить акцизы на водку, что сейчас и в России собираются делать. От слабоалкогольных напитков — пива или вин — и вредная токсическая нагрузка на организм меньше, подсказывают медики.

Сегодня, как известно, алкоголиков (чтобы приводить их в чувство) милиционеры благополучно «передали» медикам. Что вряд ли правильно. Трудно себе представить разбушевавшегося пьяницу в больничной палате, где лежат пациенты. Но милиционеры-полицейские, кто их усмирял, как говорится, умыли руки от этой неблагодарной работы.

Такие профилактические программы уже работают в Казани и Краснодарском крае. Опыт вполне можно тиражировать на всю страну. И не ждать принятия федерального закона, хотя он и помог бы в решении этой проблемы на государственном уровне. Приняты же основополагающие документы в борьбе с наркоманией: есть стратегия антинаркотической политики, концепция антиалкогольной политики; Минздрав принял порядок оказания наркологической помощи, где прописана вся технология — первичная, вторичная профилактика, лечение и реабилитация.

И если бы норма раннего выявления опасного пристрастия к алкоголю и вмешательства в судьбу человека в этом плане была бы законодательно закреплена, это заставило бы работодателей, наркологические учреждения и сохранившиеся кое-где профсоюзы заниматься профилактикой алкоголизма в коллективах. Конечно, у работодателей возникнет вопрос: а за чей счет внедрять профилактику? Можно пойти по пути софинансирования всех заинтересованных сторон: государства, предприятия, вуза. Например,, американцы посчитали: доллар, вложенный в такую профилактику, дает три доллара прибыли.

Автор: Александра Зиновьева, газета «Московский комсомолец»

Читайте также: