Журнал профессиональных преступников: жулики по-шведски

Журнал Skurk («жулик» по-шведски) создал Раджа Арлевин, которого скоро должны посадить в тюрьму за какую-то мошенническую рекламу, и Лиам Норберг, с которым Раджа познакомился в 80-х в качалке, его напарник, переквалифицировавшийся из грабителя в писателя. Это первое издание, сделанное преступниками для преступников.

 По сравнению с которым F.E.D.S. (хип-хоп журнал Finally Every Dimension of the Streets об уличной жизни и культуре) – не более, чем школьная газетёнка.

Содержание журнала – от детального описания серьёзных прорех в правовой системе Швеции и советов по тому, как эту систему обмануть, до выяснения обстоятельств, при которых убивать можно легально, и списков самых успешных и известных преступников и бандитов Швеции (да, такие есть), с рейтингом. Меня так восхитил Skurk, что я поехала к ним в офис и поговорила о журнале с Раджа.

VICE: «Настоящее преступление», всякая фигня типа Стига Ларсона, в Швеции это довольно популярно последнее время. Ты признаешь Skurk частью этой моды?

Raja Arlevin: Ээ, ну идея у меня появилась в 2007-ом, поэтому не совсем. Я тогда уже был под следствием и заинтересовался законной деятельностью. Криминальная журналистика в Швеции тогда представляла собой сугубо полицейские отчёты, так что любознательный журнал про то, почему эти отчёты появляются, был просто необходим. Люди слепо верили СМИ, и я на своём опыте узнал, к чему это может привести.

К чему же?

Меня несправедливо обвинили и осудили, когда я участвовал в ТВ-шоу, хотя я был абсолютно невиновен. Мне пришлось сменить имя, с тех пор я пытаюсь подать иск на журналиста, который меня оклеветал, но это довольно сложно, потому что шоу транслировалось из Англии. Сейчас это дело в Европейском Суде по правам человека.

О, это хорошо! Раз ты невиновен, твоё дело должны закрыть. Какие у них улики на тебя?

Никаких! Прокурор счёл за улику эту передачу, назвал её «хорошей документацией», что просто возмутительно, поскольку, очевидно, это шоу искажает действительность чёрт знает как, чтобы повысить рейтинги. Было бы совсем другое дело, если бы этот журналист поймал меня за руку, но здесь он просто что-то предположил. И это использовали как улику на суде!

И, в общем, ты основал журнал, рассказывающий о подобном со стороны преступников.

Я бы скорее сказал, со стороны обвиняемых. Заключённые, осуждённые обычно избегают СМИ, но нам они верят. Наша цель – познакомить публику с тем, чего она никогда не видела, например, что такое судебный процесс, помимо вынесения приговоров. В Швеции, судьи могут делать всё, что захотят, не беря при этом на себя никакой официальной или личной ответственности, и никто их к ней не призовёт. Мы хотим это изменить.

Сложно было добиться интервью с судьями и другими полномочными представителями?

Нет, потому что мы твёрдо решили работать с людьми по обе стороны закона. Например, бывший главный комиссар округа, Гуннар Гуннмо, пишет для нас.

Афера с рекламой – это первое преступление, в котором тебя обвинили?

Да. У меня нет никакого криминального прошлого, но я рос на окраине Стокгольма, так что знаю людей, у которых оно есть. Все хотят стать успешными, но с таким социальным неравенством, как у нас в Швеции, криминал – для многих единственный способ «прийти к успеху».

Это так. Каким материалом ты гордишься больше всего?

В нашем первом номере была статья про100-miljonersklubben («клуб ста миллионов»).

Это список самых богатых мошенников, которые находятся на «той» стороне законе.

Точно. Людей взбесило, что я, главный редактор, был в списке людей, подозреваемых в краже 100 миллионов шведских крон.

Я читала о заключённом, который подал иск на тюрьму за то, что они не разрешили ему читать Skurk. Чем закончилась эта история?

Он выиграл. Они не могут запретить людям читать нас, даже в тюрьме. Нас обвиняют в пособничестве и пропаганде преступности, но это неправда. Было бы так, нам бы не писал бывший главный комиссар округа. Наша позиция, вообще-то, против преступности.

Справедливо. Когда тебя посадят в тюрьму?

Не знаю точно, ждать от двух до шести месяцев. Постоянная борьба со временем. Надеюсь, журнал ещё будет существовать, когда я выйду. Ещё я запустил совершенно новый проект, службу The Crook Top, которая помогает одним компаниям защититься от других, мошеннических компаний. В этом есть своя ирония, поскольку я собственноручно создал 15 фейковых контор. Кто-то может подумать, что я всё ещё управляю ими… но мы не поэтому создали The Crook Top. Это отличная служба и мы гордимся тем, что делаем. У нелегальных компаний оборот около одного миллиарда шведских крон, ежегодно, и это только в Швеции.

Ты сможешь продолжать работать над Skurk из тюрьмы?

Надеюсь, что смогу, но кто-то другой должен стать главным редактором и генеральным директором.

Тебе страшно?

Нет.

Я думаю, в шведских тюрьмах не так уж и плохо, я где-то слышала, что это самые хорошие тюрьмы в мире. Преступникам со всего мира следовало бы переехать сюда.

Но мне нужно быть очень осторожным, не рассказывать другим заключённым, почему меня посадили, все меня об этом предупредили. Они могут насильно впутать в какую-нибудь авантюру, понимаешь, так что всем следует быть осторожнее, особенно тем, кого обвиняют в похищении 100 миллионов.

Но тебе не о чем беспокоиться, ведь ты понятия не имеешь, как столько похитить?

Совершенно точно.

Автор: Милен Ларссон,  vice.com 

Читайте также: