«Прикрытие» оффшорных схем — выгодно ли Украине?

Попытка избежать двойного налогообложения с помощью нового соглашения с Кипром вряд ли поможет пополнить бюджет, при этом точно навредит украинскому бизнесу.

 Об этом пишет в своем блоге на сайте Фокус.ua адвокат, управляющий партнер юридической группы LCF Анна Огренчук.

Анна Огренчук   Фото: из личного архива

Анна Огренчук   Фото: из личного архива

Налоговая служба планирует пополнять казну на 10 миллиардов гривен ежегодно за счет создания препятствий для вывода средств в офшоры и страны с льготным налогообложением.

В Минфине прогнозы скромнее – там рассчитывают на 1 миллард гривен. При этом документ, который якобы поможет увеличить доходы в бюджет, до сих пор даже не ратифицирован в парламенте. Речь идет о новой Конвенции об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонений от уплаты налогов, подписанной с Кипром.

То, что неочевидно чиновникам, понимает любой украинец, который сам зарабатывает деньги в Украине: основная проблема отечественной экономики – не мировой кризис, и тем более, не кипрская налоговая «гавань», а отсутствие каких-либо гарантий сохранности капитала

Если документ и вступит в силу – его эффект, мягко говоря, преувеличен. Если что-то и изменится для украинского бизнеса, то незначительно: в некоторых операциях по выводу средств за рубеж вместо кипрских фирм будут задействованы компании-нерезиденты из стран с гибкой системой налогообложения – Великобритании, Швейцарии, Австрии, Нидерландов. Все остальное останется, как и прежде.

Экономика Украины теряет миллиарды долларов из-за того, что они «утекают» в оффшорные зоны. Это неудивительно: будь украинское налоговое законодательство лояльнее, власти – разумнее, а коррупция — не как раковая опухоль, бизнес бы не стремился сбежать из страны. Но возможно ли возвращение «беглых» капиталов на Родину? Об излюбленных бизнесменами оффшорных зонах, где деньги чувствуют себя «спокойнее всего».

«Беглые» капиталы: любимые оффшоры украинских бизнесменов

То, что неочевидно чиновникам, понимает любой украинец, который сам зарабатывает деньги в Украине: основная проблема отечественной экономики – не мировой кризис, и тем более, не кипрская налоговая «гавань», а отсутствие каких-либо гарантий сохранности капитала. И даже тот факт, что по новому Уголовному процессуальному кодексу силовикам будет сложнее отобрать бизнес или посадить бизнесмена, служит слабым утешением. В конце концов, даже если посадить не посадят, то найдут за что начислить немалые налоги и пеню.

С одной стороны, конечно, некоторые самые популярные способы минимизации налогообложения с переправкой денег за рубеж будут прикрыты, благодаря новому соглашению с Кипром. Например, согласно действующей Конвенции доход от выплаты дивидендов компанией из Украины своей кипрской «офшорке» подлежит налогообложению только на Кипре – в стране получателя – по нулевой ставке. Согласно же новым правилам, уплата налогов будет осуществляться сразу в двух странах.

При этом налоги по ставке в 5% заплатят акционеры, владеющие не менее 20% капитала кипрской компании или инвестировавшие не менее 100 тыс. евро в приобретение акций. Во всех остальных случаях ставка составит 15%. Таким образом, данная норма стимулирует бизнес самостоятельно раскрывать информацию о конечных бенефициарах. К числу плюсов можно отнести также обмен между странами налоговой информацией. При этом нельзя отказать в ее предоставлении, сославшись, скажем, на банковскую, коммерческую тайну или отсутствие национального интереса.

С другой стороны, с подписанием новой Конвенции возможности налоговиков трактовать ее положения по собственному усмотрению только усилились. Так, например, процентный доход по кредиту, выданному кипрской компанией украинской фирме, может облагаться налогом на Кипре. А может – в Украине по ставке 2%. Кто будет определять, где проценты «могут», а где «должны» включаться в базу налогообложения? Какая организация – финансовая или любая – имеет право предоставить такой кредит?

В моей практике есть выигранный спор по поводу налогообложения дохода от процентов по кредиту, выплаченного украинской фирмой в пользу швейцарской компании. С этой страной у нас действует аналогичное соглашение и такие же нечеткие формулировки. Тогда нам удалось доказать, что налог на репатриацию должен быть уплачен в Швейцарии, но проблема двоякого толкования норм документа осталась.

Или еще один бюрократический «шедевр» – понятие «особые условия» в отношении между двумя контрагентами, под которыми, видимо, авторы документа – подозреваю, что текст переводили с английского языка, оставляя иностранную терминологию – понимают заключение сделок по ценам, отличным от обычных. Нигде в законодательстве понятие «особые условия» не фиксируется. Конечно, таким способом хотели не допустить недоимку налоговых платежей вследствие заниженных цен. Но формулировка «особые условия» – это то, с чего в наших реалиях налоговик будет брать взятку.

Наконец, в вопросе определения статуса независимого агента кипрской компании и статуса представительства по-прежнему вопросов остается больше, чем ответов. Как известно, по действующему соглашению с Кипром налоговики зачастую приравнивали любое лицо или организацию, действующую в интересах нерезидента, к представительству, применяя особые условия налогообложения.

Теперь же постоянным представительством не являются действия через брокера, комиссионера или агента с независимым статусом, при условии, что эти лица действуют «в рамках своей обычной деятельности», кроме случаев, когда деятельность агента осуществляется полностью от имени данного нерезидента, или же в отношениях между нерезидентом и агентом устанавливаются «условия, отличные от обычных».

Опять-таки, понятие «обычная деятельность», не зафиксированное в законодательстве, породит массу вопросов. Каким именно видом деятельности должен заниматься брокер? Сколько у него может быть на обслуживании фирм-нерезидентов – две, больше? Может ли агент, кроме предоставления услуг нерезидентам, заниматься какой-либо другой деятельностью?

Поэтому, я не верю, что реализация нового соглашения с Кипром сколь-нибудь существенно повлияет на наполнение нашего бюджета. И дело даже не в разнице ставок налогов в Украине, и на Кипре. Есть страны, в которых налоги выше, чем в Украине (например, Франция, Германия), тем не менее, бизнес все равно их исправно платит. У нас снижают – их все равно не платят, потому что не выполняется базовое правило: нет налогов без контроля над их использованием.

Если уж и вести борьбу с уклонением от уплаты налогов при помощи налоговых «гаваней» (хотя в глобальном мире полностью перекрыть все схемы невозможно), то начинать нужно не с громких заявлений, а с принятия законов, способствующих росту здоровой, нормальной экономики, свободе предпринимательства, обеспечению стабильного налогообложения и защиты права собственности.

Автор: Анна Огренчук, Фокус.ua

Читайте также: