Украина: статус «пирата №1»

Диниш Куто: «Украинским производителям, имеющим возможность продавать свою продукцию в США, могут отказать в праве на ее ввоз в беспошлинном режиме».

В 2013 году Международный альянс интеллектуальной собственности рекомендовал присвоить Украине статус Priority Foreign Country (страна, которая крайне неэффективно защищает права на интеллектуальную собственность) в его списке стран, нарушающих авторское право. А это фактически страна со статусом «пирата номер один», поскольку ни одна другая страна такого статуса не имеет. Впрочем, в соответствии с данными Альянса, которые мы публикуем в качестве иллюстрации к интервью, есть много других стран, где уровень пиратства значительно превышает украинский. Почему же именно к Украине в Альянсе так суровы?

Ответ — в эксклюзивном интервью газете «День» генерального директора по борьбе с пиратством в мире Microsoft Corporation Диниша КУТО.

— Вы впервые в Украине?

— Да.

— С чем связан ваш визит?

— Я в Microsoft отвечаю за противодействие пиратству во всем мире. Украина — рынок, которому мы уделяем много внимания.

В соответствии со статистикой, которая была недавно опубликована BSA, в Украине уровень использования пиратского программного обеспечения (ПО) достигает 84%. И, к сожалению, это такая же ситуация, которая была здесь 6—7 лет назад. То есть мы не видим никакого прогресса в борьбе с пиратством в Украине. И это несмотря на то, что во всем мире страны усиливают борьбу с пиратством. И эти действия приводят к распространению инноваций, созданию новых рабочих мест, укреплению экономики стран, которые пошли по этому пути.

Таким образом, мой визит посвящен тому, чтобы понять, что именно делает украинская команда и что я на своей должности могу сделать для того, чтобы эти усилия поддержать.

— Каков показатель использования пиратского ПО в мире и по региону?

— В среднем по миру — 42%. Детальнее вы можете увидеть распределение в статистике BSA (таблица к материалу «Уровень распространения пиратского программного обеспечения в разных странах мира». — Авт.).

ПРАВИЛО ТРЕХ «З»: ЗАКОН, ЗНАНИЕ, ПРИМЕНЕНИЕ

— Каковы причины того, что в Украине показатель распространения пиратства вдвое больше среднемирового уровня?

— Объяснением этому является сочетание многих факторов. Первой организацией, которая должна защищать права интеллектуальной собственности в стране, должно стать правительство. Например, десять лет назад российское правительство пошло на серьезные шаги в противодействии пиратству. И за это время им удалось уменьшить уровень на 20 пунктов.

Эти усилия можно разбить на три компонента. Первый — законодательная инициатива. Второй — образовательные программы. Люди должны понимать, что нельзя просто так воровать интеллектуальную собственность: литературные произведения, музыку и даже это интервью. И, наконец, третий — правоприменение принятых законодательных актов.

Следовательно, процесс должен выглядеть следующим образом: принимаются законы, людей информируют, что правовое поле изменилось, и им рассказывают, что государство владеет механизмами правоприменения и накажет нарушителей, которые будут пренебрегать правилами.

Сегодня мы действительно видим в Украине определенный прогресс по первому компоненту, а именно — принятие соответствующей законодательной базы. В частности с октября 2012 года применяются определенные юридические механизмы защиты против тех лиц государственных учреждений, которые используют пиратское программное обеспечение. В частности речь идет о том, что если будет доказано, что сотрудник использует пиратское программное обеспечение, то он обязан оплатить штрафные санкции, которые в десять раз превышают стоимость лицензионного программного обеспечения, права на которое он нарушил. Даже если человек уверяет, что никогда в жизни не использовал эту пиратскую программу. Факт хранения такой программы на компьютере является достаточным доказательством того, что вы нарушили закон.

Но мы пока еще не видим прогресса в направлении правоприменения, то есть наличия правозащитных механизмов, которые позволили бы быть уверенными, что данные решения действуют.

— Но уже есть прецедент. В октябре 2012 года Хозяйственный суд Закарпатской области обязал коммунальное предприятие «Международный аэропорт Ужгород» выплатить корпорации Microsoft компенсацию (свыше 66 тысяч гривен) за использование компьютеров с нелегальным программным обеспечением. (Детали — в материале «Первая «жатва» борьбы с пиратством в муниципалитетах», «День» от 26 октября 2012 года) Кроме того, сегодня в украинских судах рассматривается свыше 100 уголовных дел, возбужденных по фактам использования софта.

— Действительно, определенные сдвиги есть. Но только со временем мы сможем увидеть, одиночные ли это случаи или система, которая позволяет понять, что закон выполняется и люди могут ему доверять.

Вот, например, есть закон, который обязывает всех водителей использовать ремни безопасности. Но на украинских дорогах большинство тех, кто не придерживается этого.

Я родом из Португалии. Помню, что и у нас не использовали ремни безопасности. Наше правительство пошло именно по трехэтапному пути. Первый — приняли закон, который обязывал водителей управлять автомобилем только с пристегнутым ремнем безопасности. Потом на протяжении нескольких лет при поддержке правительства на телевизионных каналах проводилась реклама использования ремней безопасности. Ее основное содержание — если вы не пристегнулись, то можете умереть. И правоприменение этого закона началось с нуля. Он действовал, но его никто не выполнял. На протяжении 3—5 лет патруль ежедневно останавливал водителей и штрафовал их за нарушение именно этой нормы закона. И вот уровень выполнения поднялся до 80—90%.

— Давайте вернемся к показателю в 84%. Кто в Украине нарушает чаще всего интеллектуальное право? Есть ли среди нарушителей большой бизнес? Или это все же показатель, который преимущественно отражает индивидуальных пользователей?

— Пока речь идет о госструктурах. Даже украинское правительство признает, что примерно половина компьютеров в государственных учреждениях оснащены пиратским программным обеспечением.

Поэтому все начинается с правительства. Затем эта проблема распространяется на государственные учреждения и организации, а дальше — по всему обществу.

— Как в таком случае можно ждать от правительства, которое само нарушает закон, адекватных действий?

— Именно так и мы ставим вопрос. Альянс по правам интеллектуальной собственности рекомендовал перевести Украину в перечень приоритетных стран. Сейчас она находится в другом перечне под номером 301, а это — страны, «на которые следует обращать внимание». По данным Альянса, именно правительство Украины является крупнейшим потребителем незаконного программного обеспечения.

— Готов ли Microsoft помочь украинскому правительству перейти на легальное ПО? Имеются в виду льготные программы по обеспечению ПО правительственных учреждений и т. п.?

— Мы готовы сесть за стол переговоров. Но говорить надо не только о том, как мы можем помочь правительству использовать лицензионное ПО, но и как помочь всему обществу на пути к искоренению пиратского софта. И речь идет не только о защите бизнеса Microsoft. Хотя я и не пытаюсь вас убедить, что наш интерес в этом вопросе не является меркантильным. Конечно, бизнес задачи и цели для нас важны. Но еще важнее — решение вопроса пиратства, учитывая будущее страны. Если ничего не делать, то экономика не будет расти должным образом, не будут создаваться рабочие места, не будут внедряться инновации. А в целом это будет снижать конкурентоспособность украинской экономики на мировом рынке. Например, если Украина и в дальнейшем будет находиться в перечне стран, за которыми необходимо наблюдать, то это грозит применением определенных санкций.

— Каких?

— Например, определенным украинским производителям, которые имеют сегодня возможность продавать свою продукцию, скажем, в США, могут отказать в праве на ее ввоз в беспошлинном режиме. Администрация президента Обамы создала соответствующую правительственную комиссию по поддержке справедливого ведения бизнеса. Выполняя свой мандат, эта комиссия уже начала три судебных дела против производителей из других стран, чьи продукты были изготовлены при использовании пиратского ПО. Эти дела касаются производителей из Таиланда, Индии и Китая.

Во-вторых, кто захочет инвестировать в инновации и развитие высоких технологий в Украине, если не будет иметь гарантий, что его деньги вернутся? Поэтому страна рискует остаться за бортом мирового прогресса.

Негативные влияния чувствует и внутренний рынок, в частности разработчики ПО. В Украине насчитывается около 95 тысяч разработчиков, которые не могут работать в Украине из-за отсутствия должного законодательного поля по защите прав интеллектуальной собственности.

Наконец, «пираты» — это люди, которые не платят налоги. Поэтому украинский бюджет не получает поступления, которые потом могли бы реинвестироваться в экономику.

«ПИРАТСТВО» — ПОНЯТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЛИ МЕНТАЛЬНОЕ?

— Вы видите взаимосвязь между уровнем пиратства и уровнем благосостояния страны? Существуют ли примеры, когда экономически развитая страна имеет высокий показатель использования нелицензионного ПО и, напротив, в «бедной» стране правительство и граждане безукоризненно придерживаются прав интеллектуальной собственности?

— Уровень пиратства в развитых странах колеблется в пределах 20—35%. Хотя, конечно, даже среди членов ЕС есть страны, где этот показатель превышает 40%. Речь идет, в частности, об Испании, Италии и, к моему стыду, Португалии.

А вот на вторую часть вашего вопроса сразу трудно ответить. Не могу вспомнить ни одной из развивающихся стран, которые бы уже имели хорошие законы относительно соблюдения прав интеллектуальной собственности.

Впрочем, есть страны, которым удалось за несколько лет снизить уровень пиратства. Мы уже вспоминали Россию. Вторая страна — Бразилия, уменьшившая уровень пиратства за последние восемь лет на 15 пунктов. И третья — Колумбия.

Те страны, которые определились со своей позицией относительно защиты прав интеллектуальной собственности, понимают, что, не искоренив пиратство, строить экономику будущего не реально. Очевидно же, что экономика будущего — это предоставление услуг, а не производство материальных благ.

— На примере Бразилии, Колумбии и России можете привести показатели экономического эффекта от снижения уровня пиратства: рост инвестиций в разработку программного обеспечения, увеличение налоговых поступлений от ІТ-индустрии и т. п.?

— Хорошим примером является Колумбия. Там приняли изменения в налоговое законодательство, которые предусматривают, что юридические лица должны декларировать не только свои прибыли, но и имеющееся программное обеспечение, которое они используют для ведения хозяйственной деятельности. Поэтому, когда приходит инспектор, он может проверить наличие лицензионного ПО.

А вот Бразилия существенно улучшила свою инвестиционную привлекательность за счет преодоления пиратства. Такие компании, как Microsoft и ІВМ действительно начали создавать рабочие места и финансировать опытные центры и центры по разработке программного обеспечения в Бразилии. И люди, которые раньше занимались написанием пиратского ПО, теперь могут разрабатывать лицензионные продукты. Кроме того, Microsoft даже построил завод, который изготовляет консоли для ХBox, для игровой приставки в Бразилии.

— До какого уровня Украине нужно снизить уровень пиратства, чтобы такие крупные ІТ-компании, как Microsoft хотели инвестировать сюда свои средства — открыть центр по разработке программного обеспечения или построить похожий на бразильский завод?

— Пример, который я сразу могу привести, это открытие магазина Windows8. Мы уже можем обсуждать предоставление украинским разработчикам ПО возможности продавать свое ПО через наши магазины. Таким образом они могут получать прибыль на нашей платформе от своих разработок.

Это — первое, что приходит в голову, но далеко не все. Конечно, мы не можем гарантировать, что во всех странах будем проводить одинаковые мероприятия, но мы знаем, что команда Microsoft в Украине и ее генеральный директор Дмитрий Шимкив настроены на то, чтобы помогать экономике переходить на лицензионное ПО.

— Тогда у нас, по-видимому, появится много безработных программистов, которые сейчас пишут пиратское ПО. Как с ними быть?

— В действительности мы отмечаем, что факт наличия пиратского ПО в стране свидетельствует об уровне организованной преступности. Мы знаем примеры, когда за средства от продажи пиратского ПО финансировались преступные группировки. К сожалению, правительство более жестко относится к противодействию и наказанию таких преступлений, как торговля наркотиками, нежели продажа пиратского ПО. Следовательно, отсутствие механизмов защиты на уровне правоохранительных органов приводит к тому, что преступники, продавая пиратское ПО, зарабатывают деньги на приобретение оружия или наркотиков.

Кстати, недавно ФБР вместе с мексиканской полицией провело расследование наркокартеля «Ля фамилия», где была построена соответствующая бизнес-модель жизнедеятельности организации, при которой значительные прибыли на входе они получали именно от продажи поддельного ПО, а уже эти прибыли использовали для «финансирования» преступлений. И, к сожалению, это не единственный пример.

«БЕСПЛАТНЫЙ» СОФТ НУЖНО ОПЛАЧИВАТЬ ЛИЧНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

— Немного изменим тему нашего разговора. Ключевым конфликтом современного информационного общества является конфликт между авторским правом и модой на «свободный доступ к знаниям». Каким вы видите его решение в будущем?

— В глобальном контексте могут существовать оба подхода. Например, Microsoft предлагает определенные услуги по ассортименту своей продукции для малого бизнеса бесплатно: использование электронной почты, антивирусные и поисковые ресурсы. Но при этом есть другое программное обеспечение, которое мы продаем.

Не следует забывать о конкуренции. Ведь Microsoft не единственный производитель программного обеспечения, продающий свои программы. Есть и другие, которые для того, чтобы иметь возможность продавать свой продукт, определенные услуги предоставляют бесплатно.

— То есть этот тренд вынуждает компании быть более гибкими?

— Конкуренция делает нас только лучше.

— Вспоминаю, что в конце прошлого года вице-президент Google Амит Сингх в интервью Аllthingsd заявил, что Google планирует переманить на Google Apps 90% пользователей Microsoft Office. Как вы оцениваете этот риск?

— Надо понимать, кто является клиентами Google. Ведь это — не конечные потребители ПО. Это — рекламодатели. Поэтому Google действительно предоставлял определенные программы бесплатно для малого и среднего бизнеса. Но месяц или два назад они перестали это делать.

Google утверждает, что будет предоставлять своим конечным пользователям продукты бесплатно, но в обмен будут получать доступ к их персональным данным. Таким образом другие компании могут узнать от Google, что есть вот такие пользователи, которые заинтересованы в их продукции. И они начнут посылать вам на электронную почту свою рекламу или другие письма.

В США людям не нравится сам факт того, что к содержанию их электронной почты может иметь доступ еще кто-то. Даже взамен на информацию, которая могла бы им быть полезна. Хотя, конечно, есть люди, которым все равно.

— Подытоживая наш разговор — аргументы от вице-президента по вопросам защиты интеллектуальной собственности компании Microsoft, почему украинцы должны платить за ПО?

— Большинство пользователей даже не догадываются, что, используя нелицензионное ПО, они инфицируют свои компьютеры вирусами. Почти в восьми случаях из десяти (то есть немного больше 74% компьютеров), используя нелицензионное ПО, пользователь теряет личные фотографии, которые хранит на компьютере, информацию о своем банковском счете и т. п. И когда я рассказывал о моделях ведение преступной деятельности, когда за полученные средства по продаже нелицензионного ПО финансировалась наркоторговля, то это — только один аспект. Ведь в действительности преступники убивают двух зайцев. С одной стороны, они продают вам свой пиратский продукт, а затем, при вашей же «помощи», за ваши деньги, обворовывают вас, инфицируя ваш компьютер вирусами.

И, конечно же, «пираты», в отличие от компаний, не предоставляют ни гарантий, ни сервисных услуг для своего продукта.

А вот в случае использования нелицензионного ПО на компьютерах в госаппарате, ну, скажем, в структуре какого-то из министерств, под прицелом оказывается национальная безопасность страны. А в Украине, где около 50% государственных служащих пользуются пиратским ПО во время исполнения своих служебных обязанностей, этот вопрос является критическим. Ведь пираты с помощью вирусов могут спокойно получить доступ к закрытой информации, касающейся каких-либо решений правительства, вопросов военно-оборонного комплекса, электроснабжения в государстве, работы атомных электростанций и т. п.

Согласно действующему законодательству Украины, за нарушение авторских прав предусмотрена суровая административная и уголовная ответственность:

 штраф до 3400 гривен с конфискацией носителей контрафактных экземпляров (ст. 51-2 Кодекса Украины об административных правонарушениях);

 штраф до 51 тысячи гривен или исправительные работы до 2 лет, или лишение свободы до 6 лет (ст. 176 Уголовного кодекса Украины). Носители контрафактных экземпляров в этом случае также будут конфискованы.

Автор: Алла Дубровык, ДЕНЬ

Читайте также: