Коренной москвич Сергей, курьер: о работе, о справедливости, про одноклассников и о Москве

Коренной москвич Сергей окончил университет, пошел работать пиарщиком и запил. А потом стал разнорабочим — и тут же протрезвел. Теперь ему нравятся бедность и Киргизия, ну и Россию он тоже любит — непонятно за что.

О Москве

Я коренной москвич в двадцать пятом поколении. Шучу. На самом деле даже не узнавал. Знаю, что родни в Москве много, что бабки и тетки по всему Подмосковью раскиданы. Есть даже монахини и отставной генерал КГБ. У друзей идею подсмотрел и напечатал майку недавно: «Мы тут давно и надолго». Я немосквича всегда узнаю, он куда-то несется, спешит, сам не знает куда. На днях гулял ночью и видел, как в четыре утра на Тверской одна машина рвется обогнать другую, а им гудит третья, которая хочет проскочить. Вот это соревнование для меня Москва нынешняя и есть.

О справедливости

О себе я не очень люблю рассказывать. Мама и папа любили страну, которая развалилась, и поэтому долго не могли прийти в себя. Мама ушла из науки в официанты, а папа в торговлю. Но они продолжали верить в образование, в профессию как призвание. Я тоже верил, пока не закончил университет и не пошел на реальные работы. Я по образованию пиарщик, и рекламировать пришлось все: бытовую технику, шубы, наборы презерватив+водка и даже открытие овощебазы.

Незаметно начал пить. Не сильно, но с каким-то нарастающим темпом. Продержался два года, сменил пять контор. Потом заболел и умер дед. Крепкий партийный мужик был всю жизнь, любил про справедливость поговорить, а умер внезапно. Он оставил после себя квартиру мне, человеку, которого он мало знал и недолюбливал. И где справедливость? Я в ней три месяца жил, точнее пил, а потом мы ее сдавать стали, и мать перестала подносы носить.

О работе

В какой-то момент я задумался: если работа нужна для денег, то почему она занимает 2/3 жизни? И я стал искать что-то, где я мог бы больше зарабатывать, уделяя работе меньше времени. Так я стал неквалифицированным рабочим. Я пробовался официантом, продавцом, фасовщиком и грузчиком, конечно. Удивительно, но везде мне предлагали уже через полгода повышение и какие-то новые обязанности.

Так устроена наша рабочая система — никто не может в ней существовать, все бегут. Курьером я стал случайно, в фирме предложили, когда я продавцом увольнялся. Наверное, хотели себе статистику подправить по текучке кадров. Поначалу было страшно, я возил товары, за них получал деньги, вез их обратно. Платили мало, 12 тысяч, кажется. Но это самый низ курьерской работы, что-то вроде гастарбайтеров.

Со временем я научился находить правильную работу, ну или работа нашла меня. Это когда я курьер для организации из своего района. Вожу между офисом и филиалами какие-нибудь детали: поршни, контроллеры, провода. На самом деле я даже не вникаю. Сейчас работаю три дня с десяти до шести и два дня с десяти до трех. И человеческие выходные, не как в рознице. Получаю свои официальные 25 000, проездной на месяц и соцльготы. Живу у родителей с девушкой, сдаем их квартиру. Хватает на жизнь и на веселье.

Вообще, мне кажется, что Россия, ну то есть Москва, очень похожа на эмигрантскую Америку из книжек Довлатова — средний класс работает больше всех, но подняться выше не может. Быть умеренно бедным в разы выгоднее и честнее. Вот уже десять лет я не работаю так, что мне надо продавать душу, чтобы жить. Зачем ненавидеть себя каждый день с самого утра? Я уважаю свой труд, подхожу профессионально к каждому заказу. Никогда не пью на работе, не тусуюсь с друзьями, не звоню по телефону, изображая важность разговора, не играю в игры. Это работа, мне за нее платят. Пить вообще бросил.

Про одноклассников

Недавно был на встрече одноклассников. Все так раздулись во всех смыслах, девушки наши совсем неприятные стали. Кто-то из себя империалистов с моноклем изображал, а кто-то под простого косил, но в целом уродство какое-то. Все начали расспрашивать, кто, где. Наибольшее воодушевление вызвал наш бывший двоечник, который теперь замдиректора комбината в Люберцах. Я постарался не пить, но все принялись меня жалеть и подливать. Из одноклассников мне только дантист понравился, самый живой был, худоватый.

О том, как хорошо в Киргизии

Вот уже третий раз я на полгода поеду в Киргизию, живу в Бишкеке или пригородах. Это трудно объяснить, но для меня это очень важно там быть. Дешево жить и очень душевно. Я там лечил себе зубы, космически низкие цены. А главное — качество на уровне, и все вежливо и интеллигентно, мне делала женщина, преподаватель кафедры стоматологии. Воздух чистый, горы рядом, и город впечатление доброжелательное оставляет.

Все вкусное, за что ни возьмись: овощи, фрукты, про мясо молчу, пиво пью редко, но это настоящее пиво. В Москве мы от этого страдаем, у нас ненастоящее все почти, еду нам будто из Киберии доставляют… Я там не работаю совсем, трачу то, что с квартиры в Москве капает. Частенько езжу на Иссык-Куль купаться. Был за границей, в Турции и Китае, понравилось.

Родители мои не понимают, не ездят, но в Киргизии все по-другому — в армию очередь, в ресторане не отравишься и к девушке вечером на остановке пьяный не пристанет. У меня много хороших знакомых. Кроме местных, познакомился с китайцами, корейцами, японцами, американцами. А вот в Казахстане мне меньше нравится, там к русским отношение отрицательное и мрачно все, как в фильме «Игла».

О судьбах России

Про религию и политику меня бесполезно спрашивать. Я пиарщиком достаточно навидался, что не верю в такие вещи. В Москве верить в Бога — это уже несерьезно, столько тухлого и серого в людях. Не участвую в общественных дискуссиях, не смотрю новости по этим темам. Телевизор повернул к стенке пять лет назад. Там пиар на пиаре, причем дешевый, вроде моих объявлений про открытие овощной базы. Нечистая совесть и желание поскорее напиться — вот что может возникнуть от зомбоящика.

Впрочем, Facebook за последнее время не лучше, все политизировались, мало воздуха стало. Я не ходил на митинги, хотя старался быть в курсе. Власть некрасиво себя выставила. Но я люблю свою страну в этом текущем ее неприглядном виде и чувствую себя здесь почти свободным. Жаль, что совковый менталитет очень долго в людях сидит — вся эта любовь к халяве. Плюс удивительная уверенность, что наверху за тебя все правильно решат.

О будущем

Думаю, лет через десять партийные бронтозавры отойдут от дел и нам всем станет полегче, так что тут у меня оптимизм неожиданный. Лично я пока эмигрировать никуда не собираюсь и рассматриваю свои выезды в Киргизию как повод вернуть здоровье и сэкономить деньги. Не строю глобальные планы на будущее — с нашим государством в предсказателя играть трудно, все может обесцениться в один момент. Мы с родителями откладываем немного, ну и квартира никуда не денется. Я могу проработать курьером еще два-три года, а потом найти что-то другое. Точно не буду сидеть дома в позе рантье и рассуждать о судьбах родины — это еще хуже, чем пиарщиком.

Текст: Федор Корчаги, Фото: Ацамаз Дзиваев, PublicPost

Читайте также: