Что сегодня движет донецкой милицией: от саботажа к помощи из других областей

События последних недель в шахтерской столице свидетельствуют о том, что резко возрастающая роль силовиков в революционное время может отнюдь не придавать им уверенности в своих действиях, а наоборот запутывать в собственных мотивациях. По крайней мере, такое впечатление вызывает характер деятельности донецких стражей порядка в отношении бесчинств, осуществляемых в городе под российскими флагами, драматической кульминацией которых стала трагедия 13 марта на площади Ленина.

 Что сегодня движет донецкой милицией и как наладить ее работу?

Фото Миколи ТИМЧЕНКА, «День»

Фото Миколи ТИМЧЕНКА, «День»

ОТ САБОТАЖА К ПОМОЩИ ИЗ ДРУГИХ ОБЛАСТЕЙ

Еще в начале марта председатель Донецкой облгосадминистрации Сергей Тарута призывал Арсения Яценюка способствовать скорейшим кадровым назначениям в регионе. «Потому что есть определенный саботаж со стороны силовых служб, поэтому нам необходима помощь», – отмечал губернатор Донетчины.

Вскоре главным милиционером области был назначен Константин Пожидаев (с 2011 по 2014 года занимал аналогичный пост в Кировоградской области, а в 1990-х и 2000-х работал на различных милицейских должностях в Донецкой области). «Задача силовых органов, чтобы в ближайшее время, в течение десяти дней, мы имели полностью стабилизацию в Донецком регионе», – заявил губернатор 11 марта.

13 марта в Донецке произошло нападение пророссийских активистов на участников митинга «За единую Украину», в результате чего погиб один человек (по официальной информации) и десятки людей пострадали. Тарута признал, что в тот день милиция проявила неэффективность, а в областной прокуратуре пообещали проверить работу правоохранительных органов. Новый прокурор области Николай Франтовский (ранее работал на прокуророских постах в Волынской и Житомирской областях) выразил мнение, что «милиция боится выполнять те или иные функциональные обязанности, которые на нее возложены».

16 марта, в день крымского «референдума», пророссийские митингующие штурмовали областную прокуратуру, региональное управление СБУ и офис корпорации «Индустриальный союз Донбасса», принадлежащей Таруте. Вечером того же дня в эфире телеканала «Интер» губернатор пообещал, что с 17 марта ситуация резко изменится.

«Безусловно, милиция деморализована и находится в сложном психологическом состоянии…», – отметил Тарута. Чуть позже появилась информация, что председатель Донецкой ОГАдля усиления безопасности принял решение ввести в регион милицейские подразделения из Кировоградской и Днепропетровской областей.

БОРЬБА МОТИВАЦИЙ

Упоминания таких понятий, как «саботаж», «деморализация» и «сложное психологическое состояние» могут свидетельствовать о том, что донецкая милиция сейчас пребывает в некоем замешательстве и неопределенности. Едва ли какой-либо один фактор определяет ее сегодняшнее поведение. Скорее речь идет о целом списке факторов и своеобразной борьбе мотиваций, среди которых можно выделить следующие:

1. Профессиональный долг, то есть необходимость защищать всех, кто в этом нуждается, независимо от их гражданской позиции;

2. Болезненный процесс привыкания к новым центральным и местным властям в целом, милицейским – в частности. Это может быть характерный дисциплинарно-иерархический момент, связанный не столько с какой-то идеологией, сколько с отношением к любой власти как к «своей» или «чужой» в зависимости от ее регионального происхождения. Политика предыдущего президента и правительства могли также не вызывать у донецких стражей порядка особого восторга, но все-таки власть «регионалов» для них была в большей мере «своей»;

3. Ориентация на региональную политическую и бизнес-элиту, которая сегодня занимает достаточно осторожную, а подчас и вовсе нерешительную позицию, боясь откровенно выступать против пророссийского движения в русскоязычном регионе, но в то же время демонстративно ратуя за сохранение территориальной целостности Украины;

4. Расположение к тому, чтобы «быть с народом», под которым в данной ситуации понимаются местные участники пророссийских митингов, в том числе и те, кому не чужды радикальные выпады;

5. Идеологический аспект. Антимайдановские и пророссийские (и социально-экономические, и культурно-исторические) настроения внутри донецких структур МВД нынче могут играть большую роль.

Стоит привести пару иллюстраций. На одном из видео трагических событий в Донецке 13 марта слышно, как пророссийские активисты кричат милиционерам: «Зачем вы их защищаете? Они же в вас на Майдане стреляли!».

А пострадавший в тот день местный житель Михаил Пономаренко, рассказывая о своей беседе со здешним милицейским начальником в интервью интернет-изданию «Остров», заметил: «…Этот человек нам открыто заявил, что «я за Россию», то есть вы неправильным занимаетесь, чем-то вы страдаете, как у нас говорят, мол «в России две тысячи долларов зарплата у простого работника ОБНОНА». Его слова дословно: «Я поддерживаю Россию!». Это мне сказал человек при должности, при кабинете…».

Отдельно стоит сказать о возможных случаях вербования донецких правоохранителей представителями российских спецслужб. Это, разумеется, требует специальных расследований и принятия соответствующих мер.

Как сегодня наладить работу местной милиции? Вопрос, конечно, довольно сложный, но на поверхности лежат, как минимум, три подхода, не считая финансовых стимулов.

Во-первых, надо установить нормальный как в профессиональном, так и в человеческом плане диалог между центральными и областными структурами МВД.

Во-вторых, нужно развивать милицейский морально-патриотический дух, насколько это возможно в сегодняшних условиях, исходя из региональной специфики. И, в-третьих, нельзя допускать чрезмерного информационного давления на местных правоохранителей, поскольку это может завести ситуацию совсем в глухой угол, а на одних силовых подкреплениях из других регионов далеко не уедешь

Автор: Евгений Середа, «День»  

Читайте также: