За кого действительно был город Славянск — рассказ местного жителя

Послушайте, я не могу уже слушать песни о разрушенном Славянске. Я не могу слышать о том, что в Славянске не осталось ни одного целого дома. Я дам фотографии и в этом посте. И я покажу много разрушенных домов. Но прошу учитывать, что эти дома мы специально выискивали, колеся по городу на чём? — правильно, на том же Крокодиле. Потому что без автоматчиков и пулемёта нас Первый батальон не отпускал никуда.

 А Славянск — ну, он такой большой город. Там стоят многоэтажные дома. Во дворах относительно чисто, во дворах мусорные баки. Кажется, мусор вывозят регулярно. 

Во дворах сидят бабушки в халатах. 

По улицам катят коляски молодые мамы. 

Люди возвращаются в город. На улицах достаточно многолюдно. 

В некоторых многоэтажках есть дыры от снарядов, да. Но на вопрос, сколько погибло людей в этих квартирах, нам удивлённо отвечают: — да не было там людей. Да и вообще… 

Житель Славянска рассказывает

Да, людей к тому времени было мало. Многие эвакуировались, прочие прятались. 

Артиллерия работала достаточно точно. Били по промышленным зданиям, по зданиям административным — по тем гнёздам, где были кубла сепаратистов. 

Также били по некоторым частным домам, жители которых были изгнаны сепаратистами, опять же, для обустройства огневых точек и эдаких штаб-квартир. 

Откуда знали об этих точках? — а разведка доносила. 

И рассказывали местные. 

Местные постоянно наносили точки на карту. И точки были точными. 

Что, не погибли местные жители во время этих артобстрелов? — погибли. 

И это самое страшное в этой войне. И это нам ещё предстоит понять и осмыслить. 

А я даю прямую речь местного жителя. Я внимательно слушала местных жителей. Я запоминала их дословно. 

— Человек двести погибло. Ну понятно, что ещё никто не считал. Я так, по рассказам, навскидку. Но самое большое число местных попало под принудительную мобилизацию. Тогда пацанов и мужиков вооружали. 

— А если не хочешь? 

— А в подвал. Вот и вооружались. Потом их погнали первой линией. Там они и полегли все. Столько пацанов… И сейчас лежат по посадках. Там растяжки, и украинские, и сепаратистов. Не скоро разминируют. А тела пухнут. Некоторых успевали немного прикопать. остальные так лежат. 

Житель Славянска рассказывает

— Город как? По-прежнему за сепаратистов? 

— А город и не был за сепаратистов. Вот вы просто не понимаете. Вы ж никогда не понимали. Сейчас я вам расскажу! — начинает горячиться, у него тоже боль. 

— В городе активных сепаратистов было процентов десять-пятнадцать. Плюс пассивных, кто за Рассею, но тихо, на кухне. Всего процентов тридцать, не больше. — как же тогда так получилось? 

— А так и получилось. Время было упущено. Когда они начали собираться и кричать, их бы быстро приструнить, так никто ж про это не думал. А остальным было пофиг. Это ж народ… Вы не представляете, что за народ. Вот уже стоят огневые точки сепаратистов во дворах. В жилмассивах. Начинают палить. Время уже было после перемирия. И известно ж уже, что обратка придёт. Обратка, она приходит минут через три-пять. Нет, они идут мимо. С колясками, представляете? С детьми. Рты раззевают. Интересно им. Кто-то на мобилу снимает. Был такой случай. Снимал — раз, и полголовы снесло. 

Житель Славянска рассказывает

— Не прятались, что ли? 

— Ну, кто понимал, те прятались. Остальные — ну, я не знаю… Не понимали до конца. 

— Вы так спокойно говорите… 

— А как мне говорить? 

Житель Славянска рассказываетЖитель Славянска рассказывает

— Ну, не знаю. Ненависть есть к стреляющим? 

— Ненависть… Это война. Понимаете? 

— Понимаю. 

— К тому же не мы её начали. 

Он говорит мои слова. 

Источник: uainfo.org 

Читайте также: