Российское общество зомбировано или давно уже больное?

Многие говорят и пишут про зомбированность российской общественности российскими СМИ – мол, потому она, общественность, и радуется крымнашему. Не согласен. И я, и те мои немногие друзья и знакомые в России, кто резко отрицательно отнесся к оккупации Крыма, сделали это спонтанно, сразу, без всякой побочной информации. На уровне инстинкта это пошло – неприятие захвата Крыма на том простом основании, что неправильно, нечестно, не по-людски.

 Не может быть праведным отъем чужого у заболевшего родственника. Нет оправдания выдергиванию дивана из-под тяжелого больного брата, с предварительным битьем его по голове, на том основании, что диван был подарен ему спьяну, что исторически он мой, и что он насквозь пропитан моим потом.

Вот точно так же, на уровне инстинкта, восприняли отъем Крыма и те, кто его приветствует и ему радуется. Им не надо было никакой пропаганды, они восприняли оккупацию Крыма с той же детской радостью, с какой они воспринимают победу российской сборной в спорте. Они восприняли этот подлый грабеж как нечто, совершенно естественное, не требующее оправданий и законное просто потому, что они так считают.

Я не могу после этого всерьез воспринимать позицию российской стороны и имперцев по отношению к Украине и кризису. Потому что сильно сомневаюсь в объективности и беспристрастности тех, кто не в состоянии отличит хороший поступок от плохого, кто радуется нечестному, подлому деянию.

Я и сам с недоумением все время смотрел на Крым – черт его поймет, чей он, вроде и наш, вроде и украинский.

За исключением Севастополя. Это нечто особенное, его бы накрыть саркофагом (чтобы не давал метастазы), бесплатно кормить и поить, и возить в него ученых и экскурсии, чтобы наглядно посмотреть, к чему приводит совок.

Но я очень хорошо понимаю, улично если угодно, понимаю, что честным было бы дождаться, когда мой брат немного придет в себя, и после этого вступить с ним в переговоры насчет дивана, попросив его обратно. А там уж как пойдет, вплоть до мордобоя. Но на равных, с равным здоровым противником. Я всем существом своим не могу согласиться с возвратом дивана тем подлым образом, каким это сделала Россия. Это подлость, вот и все. И вы, имперцы, ощущаете глубоко внутри себя, что это подлость, и от того злитесь еще больше, так как сил и мужества признаться себе, что это подлость, у вас нет.

Как я могу всерьез воспринимать вас и ваши доводы? Научитесь сначала жить не по лжи, а уж потом делайте заявки на ваше духовное величие и ваши права.

Думал недавно насчет своего отношения к знакомым мне людям, мгновенно и радостно воспринявшим аннексию Крыма. И понял, что по-прежнему к ним уже не отношусь. Что где-то в запасниках памяти все они отныне помечены красным тревожным маркером. До какой степени можно на них положиться, если у них настолько смазана граница между хорошим и плохим, допустимым и недопустимым? Где и в чем может этот их дефект сработать на уровне личностных или деловых отношений?

Имперцы напомнили мне фильмы Голливуда про «чужих», где инопланетные или иные монстры проникают в организм человека и прячутся там до поры до времени, полностью этого человека контролируя. Затем, после созревания, монстр вырывается наружу, угрожая всем, еще не инфицированным. Он губит и организм донор, и всех, до кого дотянется. Человек, повторяю, полностью находится под контролем хищника. Его не убедишь, ему ничего не докажешь, никакие факты его не пробьют.

Он сам стал «чужим». Такие инфицированные злом есть в любой стране и любом обществе, но где-то масса «чужих» не критическая, а где-то критическая, и тогда общество и страна гибнут, что и произошло в России в 1917-м году, когда слишком много людей побежало за большевиками и их бандитским лозунгом «грабь награбленное». Монстр опять вызрел и опять вырвался на свободу, его окончательно разбудил Крым.

Преступным действиям кремля в отношении Украины следует сказать спасибо, потому что они проткнули нарыв и показали реальные масштабы болезни российского общества. Задаешься вопросом, есть ли шансы на жизнь у организма, 87% которого поражены болезнью. Откуда эта болезнь взялась, когда, во глубине каких веков проникла в организм российского общества зловредная личинка «чужого», я конечно, не знаю. Не знают даже всезнающие британские ученые, куда уж мне уж.

Все наше общество виновно в наших бедах, тем, что все мы молчали, когда власть в стране захватила шайка черт поймет даже, кого, нет правильных и верных слов их охарактеризовать. Даже определение «авантюристы» для них слишком возвышенно. Крысы – это пожалуй, самое точное.

Однако в захвате Крыма и дальнейших преступлениях виновны уже не все, извините. Виновны, помимо конечно, кремля, те 87%, которые встретили преступления радостными гыканьем и ржанием. Никто их не зомбировал. Они ржут над скорой собственной кончиной, думая (или вернее, пытаясь уверить себя), что это радость победы. Но есть и не согласное с безумием меньшинство, которое в настоящее время вынуждено скрывать свои истинные чувства и мысли, потому что несогласие опасно. Несогласные живут в тылу врага, и этим все сказано.

Экономика России и ситуация в стране снова напомнили мне голливудские фильмы, на этот раз не ужастики, а фильмы – техногенные катастрофы, за секунды до катастрофы. От ревунов и красных огней аварийной сигнализации закладывает уши и слепит глаза. Одно экономическое решение кремля безумнее другого. Не надо быть пророком или ясновидцем, чтобы предсказать скорый и очень неприятный конец. Экономика и страна шли по губительному пути еще до Крыма и Украины, что хорошо видно по экономической статистике, однако сумасшествие этого года сделало катастрофу математической неизбежностью.

Автор: Войтенко Михаил, odin.tc

Читайте также: