The Economist: боевики на украинском востоке не успокоились

Что можно сказать семьям тех многих убитых в течение украинского "перемирия", длящегося месяц? Как минимум 331 украинский солдат и гражданский погиб с 5 сентября, когда правительство и боевики договорились прекратить бои Среди погибших был донецкий учитель, попавший под обстрел, и Лоран дю Паскье, швейцарский сотрудник Международного Комитета Красного Креста. 

Настоящие цифры могут быть еще больше, пишет влиятельный английский еженедельный журнал  The Economist.

 Худшие моменты недавнего насилия сосредоточены вокруг аэропорта в Донецке, удерживаемого украинской стороной; когда-то он был стильным символом прогресса, а сейчас — пустырь с развалинами. Еще одна горячая точка — город Дебальцево, далее на восток от Донецка в сторону Луганска. Эти места стратегически важны как для боевиков, которым нужны пути снабжения, так и для правительства, не желающего больше терять территории.

Так называемое перемирие было одним из пунктов 12-шагового мирного плана, обсуждаемого в Минске российским президентом Владимиром Путиным и украинским президентом Петром Порошенко. Широкие рамки, казалось, удовлетворили все стороны. Но дьявол скрывается в деталях, и внедрение наткнулось на препятствия. ОБСЕ не хватает человеческих ресурсов и бронированной техники для мониторинга всего региона. Сергей Тарута, назначенный Киевом губернатор Донецка, говорит, что Минские соглашения слишком неопределенные.

Обмен пленными, еще одна часть мирного плана, это подтверждает. Официальное соглашение предписывает обмен "всех на всех", но у боевиков намного больше украинских пленных и неясно, сколько пленных сокрыто. "Механизм не был разработан", — комментирует Оксана Билозир, переговорщик о заложниках со стороны киевского правительства, в ходе наблюдения за обменом 30 на 30 в конце сентября к северу от Донецка. Что более важно, пишет Тарута, "у сторон нет общего видения будущего Донбасса".

С точки зрения боевиков, это будущее выходит далеко за рамки Минского плана, он не пользуется большой поддержкой внутри их осколочного государства, там его рассматривают в качестве диверсии. Представители ДНР, озвучив планы местных выборов, которые намечены на первую половину ноября, предложили провести опрос общественного мнения в Славянске и Мариуполе, бывшем оплоте боевиков, ныне под украинским контролем. Игорь Плотницкий, глава ЛНР и участник подписания Минского соглашения, сообщил российским СМИ: "Рано или поздно мы станем частью Российской Федерации". Согласно сообщениям, школы Луганска начали получать российские учебники.

Боевики используют этот период для подготовки к дальнейшему конфликту. "Мы готовимся, чиним снаряжение, роем траншеи, проводим учения и отдыхаем", — говорит командир боевиков по прозвищу "Душман". Многие из его людей происходят из городов к северу от Донецка, сейчас эти города под контролем Украины. Их собственность и недвижимость осталась там после поспешного отступления в начале июля. Боевики Душмана не бросят свои дома. Украинские войска также укрепляют свою линию. На пропускных пунктах к западу от Донецка среди экскаваторов и тракторов можно обнаружить танки и БТР.

Порошенко поставил свою политическую жизнь на мир, провозглашая, что "основная и наиболее опасная часть войны позади". Путин, осажденный экономическими проблемами, готов подыграть. Но всеобщие украинские выборы 26 октября дают новую возможность для хаоса. Очередная атака на востоке, поддержанная Россией, повредит доверию избирателей к Порошенко и может перебросить поддержку националистическим партиям, что приведет к разрозненному парламенту, не способному на реформы.

Источник:  The Economist, перевод: Екатерина Федоришина, ДЕЛО 

Читайте также: