Как спасти детей из оккупированных территорий?

250 воспитанников интернатов — до сих пор на оккупированных территориях. Правозащитники просят государственные органы быстрее изменить законодательную базу, чтобы решить эту ситуацию. За полгода войны в Украине до сих пор нет системного и быстрого подхода для обеспечения прав детей в таких непростых условиях. 

 Светлана Тарабанова — когда-то луганская, а теперь киевская правозащитница, которая в мае покинула родную Луганщину из-за войны, до сих пор заботится о защите прав детей, чем занималась последние десять лет. В настоящее время волнуется, что на оккупированной территории дети могут остаться со своими проблемами один на один, ведь те нормативные акты, которые принимало правительство или парламент, — несовершенные, неоперативные и часто противоречат друг другу. Как следствие, 250 детей четырех интернатов Луганщины до сих пор остаются на оккупированной территории.

фото Рейтер

После постановления Кабмина, согласно которому все государственные институции должны быть эвакуированы на мирную территорию, а те, кто этого не сделает, будут считаться неподконтрольными украинской власти, эти дети останутся на произвол судьбы.

Работников интернатов уволят, содержать учреждения никто не будет. Почему до сих пор этих больных детей, которые имеют сложные диагнозы, не вывезли в другие учреждения? Правозащитники говорят, что ответ на этот вопрос получить от властных органов до сих пор не смогли. Сейчас же обеспечение этих заведений продуктами питания и медикаментами взяли на себя местные волонтеры.

Новый министр социальной политики Павел Розенко в первые дни своего назначения имел дело с пикетчиками-переселенцами под стенами ведомства. Активистам он заявил, что не бросит тех, кто остался на оккупированных территориях, и добавил, что это сложный вопрос.

Раньше Уполномоченный ВР по правам человека Валерия Лутковская заявляла, что дети, которые находятся на подконтрольной незаконным вооруженным формированиям территории востока Украины, остаются гражданами Украины. И в офисе омбудсмена будут прилагать все усилия, чтобы отстаивать их права. Но никакой конкретики, как именно будут решаться проблемы детей из интернатов, нет.

За полгода войны в Украине до сих пор нет системного и быстрого подхода для обеспечения прав детей в таких непростых условиях. Если проанализировать, как сейчас у нас соблюдают положення Конвенции ООН о правах детей, то эксперты  говорят, что дела плохи. Одна из первых статей Конвенции гарантирует ребенку право на жизнь, однако военные действия — это уже угроза. Тем более что за время АТО на территории Донецкой и Луганской областей погибали дети. Сколько их — эксперты говорят, что приблизительно 50—60, но каждую цифру нужно проверять, и не имея доступа к территории, это сложно сделать.

Светлана Тарабанова, которая работает в правозащитном центре «Поступ», на базе которого впоследствии создали «Восток-SOS», говорит, что на основе обращений граждан фиксируют случаи, когда дети принимают участие в военных действиях, есть случаи, когда дети становятся заложниками сепаратистов. И большинство детей, которые остались на территории войны, так или иначе становятся свидетелями взрывов, разрушений их домов, гибели соседей или родственников. Это трудно представить, находясь в мирном Киеве, но то, что в настоящее время переживают дети на Востоке, ляжет тяжелым отпечатком на их психике и сознании.

Еще с лета эксперты призывали власть заняться эвакуацией детей из интернатных учреждений. К счастью, когда российская сторона пыталась вывезти наших детей на свою территорию, это удавалось предотвратить. Часть детей в начале лета развезли по оздоровительным лагерям, а затем распределили по другим свободным учреждениям по всей Украине. Но, как рассказывает Светлана, дети вырваны из своей привычной среды, остались без друзей и знакомых,  теперь протестуют и возмущаются такому положению вещей. Но хуже то, что вывезли этих детей без личных дел и документов, и теперь все эти бумаги придется восстанавливать.

— Еще одна системная проблема на территории АТО — детей, которых раньше забирали от родителей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, направляли в интернаты. Но на это время, когда государственные институты не могут обеспечить всех детей, их вернули назад родителям. Дети теряют сознание от голода, а родители боятся куда-либо обращаться, потому что на них снова повесят ярлык неблагополучных и им никто не будет помогать, — продолжает Светлана Тарабанова. 

— Нам звонили по телефону из детского дома семейного типа, рассказывали, что последние два-три месяца от государства ничего не получают, есть транспорт, которым можно вывезти детей, но нет средств на дорогу. Снова помогли волонтеры. Проблем много, и их количество будет увеличиваться. Когда же государство будет прописывать четкие механизмы и будет мобильным прежде всего к детям?

Ситуация должна была бы улучшиться после подписанного Президентом закона о правах внутренне перемещенных лиц. Но юрист Елена Виноградова из БФ «Право на защиту» считает, что закон не станет панацеей. Во-первых, в нем сохранились положения, что внутренне перемещенными лицами считаются лишь граждане Украины, а дети лиц-иностранцев, которые в настоящее время находятся на территории АТО, автоматически не будут признаваться таковыми.

Во-вторых, дети должны отдельно получать справку, что они являются внутренне перемещенными лицами. Тем, кто выехал с территории войны вместе с родителями, особых трудностей это не создаст. А вот те, кто сейчас с бабушками, тетями, братьями или сестрами, которые не считаются законными представителями детей, будут иметь проблемы со справками, а в дальнейшем — с получением социальных льгот.

— Подписанный закон во многом противоречит действующим правовым актам, кодексам и законам, содержит ссылку на действующие порядки и положения, которые до сих пор не адаптированы к новым реалиям, — говорит Елена Виноградова. —  В настоящее время дети не могут получить медикаменты по своему месту жительства, потому что деньги по определенной программе выделяются на области. Здесь нужно вносить изменения в нормативно-правовые акты, и делать это оперативно. Пока система не наладит функционирование, такие проблемы будут возникать и в дальнейшем.

Теперь правозащитные объединения ждут, что в принятый закон будут вноситься правки. И это обещал Президент, когда ставил на нем свою подпись. Проблемные места специалисты указали, при необходимости — готовы давать свои рекомендации и выходить на акции протеста с требованием, чтобы детские права даже во время войны нарушались как можно меньше.

Автор: Інна ЛИХОВИД, «День»

Читайте также: