Обстановка в зоне АТО на конец ноября: гибридная армия взяла курс на нагнетание

Активность противника на Востоке продолжается – резкого обострения боевых действий с прошлого обзора не произошло, но и существующие 30-50 эпизодов обстрелов в сутки – немало. Гибридная армия взяла курс на нагнетание обстановки на двух направлениях – попытка сорвать прекращение огня по линии соприкосновения и действия диверсионными группами.

На фронте та же тактика, что и раньше, – подразделения уровня взвод-рота боевиков выдвигаются на нейтральную полосу, ввязываются в огневой бой, после под прикрытием миномётного огня и ЗУ 23/2 малые группы пехоты начинают сближение с позициями сил АТО. Гибридная армия работает из бортового вооружения БТР, массированно применяет автоматические и станковые гранатомёты. Цель таких коротких атак – разведка боем, вскрытие системы огня опорных пунктов регулярной армии, проводка ДРГ в тыл или прикрытие их возвращения, беспокоящие рейдовые действия.

Но задача номер один – фиксация нарушений режима прекращения огня. План также, возможно, включает в себя, что оборона где-то посыплется и для купирования прорыва ВСУ придётся применить крупный калибр и вводить в дело резервы. Одиночные входящие 122 мм снарядов, мины, несколько единичных случаев по половине пакета «БМ-21», как под Красногоровкой, или ожесточённые ближние бои с малыми группами, как 19 ноября в секторе «А», – сепаратисты отчаянно хотят обострить ситуацию, но видно, что они не готовы идти на это любыми способами.

По факту всё те же на манеже – без мощной артиллерийской подготовки, ударов ВТО по бетонным укрытиям и блиндажам опорных пунктов, глубокой операции с изоляцией узлов обороны любые попытки наступления противника закончатся продвижением на несколько сот метров и чувствительными потерями. Большинство ситуаций на Востоке на сегодня со стороны ВСУ решается бортовым оружием бронемашин, тяжёлым стрелковым и ПТУР.

Если где-то продолжаются регулярные потери, нужно углублять инженерные работы, активизировать сапёрную очистку местности, оптимизировать караульную службу, выполнять требования устава в активной обороне. Даже при помощи стрелкового вооружения, опираясь на взводные и ротные инженерно-подготовленные районы, реально выполнять большинство задач. Повторимся в который раз: в Боснии Сараево осаждали 4 года, Бихач – 3 года.

Данные об артиллерии и технике мусульманских формирований есть в свободном доступе. Поштучно и чайной ложкой. Мотивированная пехота, опираясь на линии обороны, которые готовят с весны, под прикрытием ПВО и бригадных артиллерийских групп обязательно превратит продвижение противника в ад не хуже изолированных анклавов в Боснии. Противнику ничего не светит во время локальных наступлений, а на масштабное с воздушной операцией нет пока ни ресурсов, ни политической возможности.

А вот со вторым моментом есть нюансы. Помимо нарастающей минной войны, противник явно готовит более широкомасштабные провокации на территории Украины. Закладки оружия идут уже не только в красной зоне, но и далеко за её пределами. Редкая неделя обходится без обнаружения складов с вооружениями.

Самое тревожное – они выходят далеко за пределы масштабов снабжения диверсионных групп. Ручные гранатомёты, мины к 122-мм миномёту, ПТУР, снаряды, зенитные установки, автоматические гранатомёты, противотанковые мины. Несколько раз с сентября месяца (дорога Артёмовск – Лисичанск, Волноваха, частный сектор Мариуполя, села в секторе «А», например, Мостки) уже находили ПЗРК, выстрелы к РПГ, несколько тысяч боеприпасов в одном «перевалочном складе», десятки сапёрных зарядов, МОН. И если мины ещё как-то можно оправдать, для снабжения многочисленных групп гибридной армии, действующих в районе «ноля», то ПТО и ПВО вооружение в тайниках заставляет нервничать.

Готовится либо масштабное подполье, либо инфильтрация через линию фронта и массированные атаки армейских объектов. В любом случае наезд на фугас автомобиля снабжения возле Станицы, постоянные подрывы на ОЗМ и растяжках, двое убитых под Крымским требуют наращивания противодиверсионной борьбы в тылу, санации линий снабжения к крайним блокпостам, оперативной работы.

По нашим данным, сводные огневые группы «Сокола» и ЦСО «А» часто работают в адресах на Артёмовском направлении и Светлодарском плацдарме, есть арестованные, то есть контрразведка и СБУ держат руку на пульсе событий. В любом случае обстановка с диверсионными группами и сапёрная опасность давно уже крайне высокая и в последнее время начинает нарастать и в секторе «М», где отмечаются регулярные попытки провести в тыл или пригороды Мариуполя малые группы. Значительная часть потерь ВСУ – минно-взрывные травмы, и с этим срочно нужно что-то делать.

На фронте две активные болевые точки – предместья Донецка и направление на Артёмовск. Обрабатывается треугольник сёл перед руинами ДАП, позиции на шахте и фас по линии Марьинка – Красногоровка – ЗУ, гранатомёты, крупнокалиберные пулемёты, бортовое вооружение бронемашин, снайперские дуэли, короткие миномётные налёты.

Больше двух-трёх десятков контактов здесь. Каждый день. Часто по блокам работают «Васильки», 12,7 снайперские винтовки, насквозь прошивающие обе плиты в бронежилете, ведётся беспокоящий огонь ближе к ночи по застройке или беглый миномётный 82-мм по ОП. Так же горячо по направлению Зайцево, фланговых блоков около Горловки, на Светлодарской линии.

Чаще всего попадают под обстрел инженерные части и сапёры, которые укрепляют передовую инженерную полосу. Активности врага есть много объяснений, в том числе и то, что любое наступление сепаратистов должно наносить экономический ущерб Украине, а Авдеевка, Углегорская и Кураховская ТЭС в пределах досягаемости гибридной армии. Глубокая операция с опорой на Горловку и через Троицкое на левом фланге, чтобы попробовать прижать ВСУ к водохранилищу, тоже вероятна.

Ну и, наконец, сепаратисты не оставляют надежды отбросить ВСУ от своей «столицы», а то «молодые республики», собираясь в поход на Киев, никак не могут деблокировать один крупный город. Поэтому их активность в этих двух точках как раз понятна – сорвать режим прекращения огня, нащупать уязвимые блоки и попробовать выполнить свои задачи минимум.

Демонстративные атаки на уровне взвод-рота, беспрерывная хаотичная работа тяжёлого стрелкового, обеспечение укреплённых районов на второстепенных участках, создание новых полевых госпиталей на территории «Л/ДНР», переброска дополнительных сил за линией соприкосновения (речь идёт о дивизионах и батальонах) – противник по косвенным данным продолжает маневрировать, возрастает также его активность в информационном пространстве.

Мы имеем россыпь провокационных атак. Даже в Широкино вчера отработали миномёты, а по Счастью – гранатомёты. Бессмысленно описывать каждый контакт или подробно считать раненных и погибших – результаты не будут сильно отличаться от официальных источников. Самое страшное, что мы уже почти привыкли к этим двум-трём санитарным в сутки, бесконечным бортам в Днепропетровск или Киев, к бесконечным строчкам фамилий. Тут основное не очерстветь и не скатиться в апатию.

До сих пор в государстве есть куча точек, куда можно приложить свои усилия, не обязательно крупные финансовые или организационные. От волонтёрства в госпиталях и тёплых носков для бойцов до тёплых слов и плеча поддержки беженцам – все пути по-прежнему открыты и крайне важны для выживания государства. Но главное, что вы должны понять, – власть в Кремле не оставит Украину в покое.

Либо из-за санкций, социального взрыва или борьбы внутри она будет смещена или продолжится бесконечный грузинский вариант. В Грузии диверсанты РФ взрывали ЛЭП и газопроводы, ставили мины на пути следования пограничников, уничтожали полицию далеко за пределами зоны конфликта. Это продолжалось несколько лет, несколько раз группы брались в плен, как минимум, два или три случая подрывов инфраструктуры оказывали серьёзное негативное влияние на экономику. Весь мир знал это.

Так же, как мы пропускали эти сообщения мимо ушей в новостях, сегодня Европа переключает каналы, чтобы услышать о Франции. Союзники не дадут нанести по нам удар регулярной армией РФ, но и комфорта и безопасности на этом пути никто не обещал. Давление на РФ будет продолжено, но цену будем платить мы.

Ситуация приближается к апогею – подходит дедлайн по Минску, накаляется вопрос по энергопитанию Крыма, ротации контингента в ПМР, снабжению группировки в Сирии. Эти кажущиеся несвязанными между собой моменты, оказывается, могут пересекаться, например, из-за упавшей линии ЛЭП и начавшегося сезона штормов, или внезапно перекрытых проливов для «сирийского экспресса» в самый неподходящий момент, или пока не перекрытых на фоне затягивания переговоров по «восточному пути» для газа в ЕС.

Мы скажем честно, что пока все стороны конфликта заинтересованы, чтобы РФ строила «Силы Сибири», мосты, в авральном режиме перевооружала армию, протягивала подводные кабели и снабжала группировку за несколько тысяч километров. Поэтому события будут форсироваться, но идти своим чередом. А мы должны быть готовыми к любому развитию ситуации.

Помните, что война – это не только фотожабы о Крыме во тьме или свечечки с надписями о том, что «Герои не умирают». Она может прийти в ваши дома, коснуться вас и ваших близких, причём не рассказами о долларе по 8 гривен и налогами на АТО, а гораздо жёстче. Помните об этом, когда требуете усиливать давление на агрессора. Армия – на позиции, на Западе – масштабные учения с участием США и Канады. Мы готовы, но ничего ещё не закончилось. Впереди вторая тяжёлая зима. У нас всех много работы.

Оставайтесь на связи и оставайтесь живыми. Берегите себя. Мы победим.

Источник:  petrimazepa.com 

Читайте также: