О том, как помочь женщинам, пережившим сексуальное насилие

Даша возвращалась домой с концерта. Было начало октября, вечер, на улице совсем темно. Денег на такси у студентки не хватало, а городской транспорт в Екатеринбурге ходил редко. Девушка пошла пешком. Маршрут знаком: пять или шесть километров через центр города и промзону…

 — Девушка, а куда же вы идете ночью одна? Давайте я вас провожу, чтобы с вами не случилось чего, — обратился к ней прохожий.

Парень ничем не выделялся: черная обувь, темные штаны, засаленная черная куртка.

— Нет. Идите, куда шли. У меня есть молодой человек, я не готова знакомиться. До свидания, — строго ответила Даша.

Парень не отстал. Он сказал, что его зовут Илья, начал шутить. Рассказал, что учится на физфаке местного университета. Было похоже на правду — общежитие физфака по пути.

Илья оказался хорошим собеседником. Даша согласилась на компанию.

***

— Надо пройти под мостом, — сказал Илья, когда они шли по промзоне.

Под мостом было темно,  а люди там ходили редко.

— Ладно, я сама найду, а тебе пора, — попрощалась студентка.

До того, как Илья ударил ее по голове, она успела сделать лишь пару шагов.

Парень начал душить ее и зажимать рот. Он грубо лез руками под красную вязаную кофту.

— Делай, что хочешь, только не убивай меня, — сказала Даша.

***

«Как только я сказала, что он может делать все, что хочет, он стал спокойнее, но все время заламывал мне руки и во время моих периодических приступов паники начинал снова душить», — вспоминает девушка.

Илья пытался доставить ей удовольствие руками и очень удивлялся, когда не чувствовал никакой реакции. Вырваться девушке удалось, когда она приметила на трамвайных путях человека.

«Я вижу кого-то!»

Парень испугался и освободил Дашу.

Со спущенными штанами она побежала к силуэту, но это оказался подросток. Студентка испугалась, что насильник теперь убьет и ее, и случайного свидетеля.

Она пошла искать проходную промзоны. Где-то там была будка охранника. Илья шел за ней, хватал за руки, требовал продолжения.

Потом он предложил вызвать своей жертве такси.

— Чтобы с тобой ничего не случилось, — вроде как тревожился парень, только что насиловавший Дашу в кустах.

— Я вызову такси с телефона охранника, — бросила девушка.

У двери будки ее охватила паника — она колотила в дверь руками и просила о помощи. Стало казаться, что теперь-то Илья ее точно убьет. Воображение говорило: он меня зарежет и бросит в кустах.

Насильник не двигался с места. Просто стоял и молча смотрел. Когда дверь отворилась, он сбежал.

***

Довольно быстро приехали полицейские с собакой. Первый опрос провели прямо на месте. Собака обнюхала девушку и куда-то убежала, полицейские опросили охранника и Дашиного друга, который приехал ей помочь. Затем девушку отвезли в ближайший отдел полиции.

— Ты сама виновата, что шла ночью домой. Какое заявление? — встретили ее полицейские.

— Я ни в чем не виновата, сейчас я напишу заявление, а вы его примете. Я знаю свои права, и если вы не хотите работать, то у вас, к сожалению, ничего не выйдет, — отрезала студентка.

Следователь, к которому ее направили, крутил в руках ее казахстанский паспорт и ухмылялся.

Даша была непреклонна:

— Если вы не примете мое заявление, я иду в посольство, и дальше будем контактировать через них.

— Тебя по судам и опознаниям затаскают, ты учебу не сможешь окончить, времени не будет, столько нервов потратишь, — не унимался полицейский.

— Хорошо, я даже на это согласна.

***

Вместе с дознавателем Даша составила заявление, в очередной раз повторила всю историю. Было около трех часов ночи. В ОВД вернулся друг Даши с чистой одеждой. Все, в чем была девушка, — синие джинсы, футболку и ее любимую красную вязаную кофту из H&M — отдали на экспертизу.

Затем снова рассказ о нападении. Уставшая девушка уже не понимала, кому она повторяет страшную историю: тому же человеку, что раньше, или другому. Даша говорила и говорила, ее все переспрашивали и переспрашивали. Уточняли каждую деталь. Периодически заходили какие-то люди в форме. Тоже слушали, что-то обсуждали со следователем.

Около пяти утра полицейские выставили Дашу и ее друга в коридор: «Ребят, извините, у нас сейчас должна смена поменяться, вам нужно час подождать в коридоре, пока не придет другой следователь». И добавили: «Домой нельзя, мыться нельзя».

Новый сотрудник снова начал в деталях уточнять все события страшной ночи. Дашу отвезли на место происшествия — снова рассказывать и показывать, где и как ее насиловали. Затем — медицинское освидетельствование. Врачи подтвердили: насилие было. От врачей — снова в ОВД.

Сотрудники уже перестали давить на нее. Составили фоторобот насильника и с ним повезли Дашу в общежитие, где якобы жил Илья.

— Мы скоро найдем этого мудака, — уверяли ее полицейские.

ДАШУ ОТВЕЗЛИ НА МЕСТО ПРОИСШЕСТВИЯ — СНОВА РАССКАЗЫВАТЬ И ПОКАЗЫВАТЬ, ГДЕ И КАК ЕЕ НАСИЛОВАЛИ

На часах было 17:00. В тот момент девушка поняла, что уже совсем слабо помнит, как выглядит нападавший. Вместе с сотрудниками они нашли одного парня с именем Илья. Даше показалось, что он похож на насильника. Девушка поверила, что все возможно. Насильник уже найден, либо его скоро найдут.

После общаги снова поехали в отделение. Следователь вроде нашел профиль парня во «ВКонтакте» и пообещал, что скоро вызовет его на допрос. Около 19:00 Дашу отпустили домой.

***

Неделю из ОВД ничего не было слышно. Девушка думала, что они проверяют камеры, запрашивают биллинг и занимаются прочей полицейской работой. Затем звонок: дело передали другому следователю из района, где все произошло. Снова допрос, пересказ всей истории в деталях и опять затишье. Даша торопила следователей, но на все вопросы получала один и тот же ответ.

«Все так быстро не делается».

Периодически на допросы вызывали ее друзей, задавали какие-то общие вопросы о ее личности.

«Меня передавали от следователя к следователю, их было четыре или даже пять. В свои 20 лет я не совсем разбиралась, кто откуда», — вспоминает Даша.

Типовые комнаты, наполовину выкрашенные масляной краской, со столами, заваленными документами. Даша уже не понимала, с кем она общается: с полицейскими, прокурорами или следователями СК.

Один раз позвонили уточнить, где была  медэкспертиза.

— В больнице, а вы что, ее потеряли? — испугалась девушка.

— Нет, нет, просто проверяем.

И опять тишина.

Прошел почти месяц, но парня со странички «ВКонтакте» так и не вызвали на допрос. Каждый день Даша проверяла его профиль и смотрела фотографии. Ее мозг был уверен, что это именно он — тот самый Илья. В воспоминаниях был только его образ.

***

В какой-то из дней Даша прочла на страничке Ильи, что его скоро забирают в армию, и стала трезвонить следователю.

— Вы понимаете, что парня заберут, и вам его дольше оттуда вытаскивать?

— Не волнуйтесь, все идет по плану, — успокаивали ее.

Допросы продолжались. Даша либо пересказывала свою историю, либо слышала заверения о том, что скоро насильника найдут.

В конце ноября парня со странички забрали в армию. Насчет нападения больше не звонили. Девушка вдруг осознала: она не может толком вспомнить ни лица насильника, ни подробностей случившегося. С момента изнасилования прошло почти два месяца. Руки опустились. Не было денег на адвоката, не было желания что-то предпринимать. Обучение в университете подходило к концу. Вся голова была занята мыслями о дипломе.

***

Следователь объявился внезапно. Написал ей во «ВКонтакте»: «Мы не можем вам дозвониться, наберите нам по этому номеру, появились материалы по делу».

На том конце ответил счастливый мужской голос:

«На днях мы привезем подозреваемого. Он сейчас служит в Хабаровске, но мы выбили командировку и привезем его», — отрапортовал бодрый сотрудник.

ДАША ПРЕДСТАВЛЯЛА, ЧТО ЭТО БУДЕТ КАК В КИНО: КОМНАТА С ПОЛУПРОЗРАЧНЫМ СТЕКЛОМ, ЗА НИМ ЛЮДИ

Через неделю — опознание. Даша представляла, что это будет как в кино: комната с полупрозрачным стеклом, за ним люди, среди них тот самый Илья. Тот самый, который напал на нее полгода назад ночью в промзоне: ударил, душил, насиловал.

Но все было иначе. Нескольких солдат просто выстроили в ряд в коридоре отделения, среди них она увидела парня из соцсетей. Худощавый и низкорослый Илья выделялся на фоне других военнослужащих.

— Ну что, кто вас изнасиловал? — открыто спросили девушку.

Даша подошла к человеку, на фотографии которого почти полгода смотрела с экрана монитора. Ее осенило: этот паренек был ниже ее ростом, меньше по телосложению и вообще слабо походил на того Илью.

— Я уже не помню, и мне кажется, что это не он…

— Хотите, чтобы он снял трусы? — участливо предложил один из следователей.

— Это не он.

***

— Ты вообще представляешь, как мы долго выбивали это поездку? — отчитывали Дашу после опознания.

— Если бы вы раньше его вызвали на опознание, когда он был в Екатеринбурге, не пришлось бы тратить столько сил, — парировала она.

Это был ее последний разговор со следователями. Спустя четыре месяца она уехала из Екатеринбурга. Никто больше не позвонил и не написал. С момента нападения прошло четыре с половиной года. Заявление Даша так и не забрала. Бумага до сих пор подшита к ее делу, которое пылится в столе одного из следователей Екатеринбурга.

***

Лишь 3% всех принятых дел о сексуальном насилии доходит до суда.

Автор: Павел Никулин, ТАКИЕ ДЕЛА

 

Читайте также: