Управляемые слухи как угроза

Несмотря на то, что слухи являются одним из самых древних инструментов информационного влияния, сегодня они несправедливо забыты. Вернее, их доля в спектре информационных возможностей современной коммуникации видится ничтожно малой, а способ считается примитивным. Современная аудитория отдает дань современным информационным технологиям – прессе, телевидению и интернету.

 Слухи воспринимаются, как средневековой пережиток. Но все далеко не так.   Слухи представляют собой один из элементов системы массовых коммуникаций в обществе, тесно связанный с потребностями и ожиданиями аудитории.

Мы часто являемся свидетелями того, как люди легко доверяют своим собеседникам, лидерам общественного мнения или ораторам, которые часто используют слухи в своих целях.

Слухи могут быть как спонтанными – возникающие в толпе во время стихийных бедствий, эпидемий, войн, революций и т.п., так и искусственными/управляемыми, которые создаются и распространяются специально для формирования общественного мнения.

Интерес специалистов информационных технологий вызывают, безусловно, управляемые слухи. Именно такие могут представлять информационную угрозу обществу, способны вызвать массовые беспорядки, вывести толпу из социального равновесия или инициировать акты неповиновения властям. 

Управляемые слухи 

Принято считать, что слух – это особый тип информационного сообщения с неопределенным уровнем достоверности, распространяемый по каналам формальной а, в большинстве случаев, неформальной коммуникации.

Управляемые слухи создаются и распространяются тайно. Организация подобных мероприятий практически ничем не отличается от других информационных операций. При этом, их главным приоритетом остается скрытность и узконацеленность на определенную аудиторию.

Слухи применяются на протяжении многих тысяч лет.

Например, Ганнибал (III – II вв. до н. э.) мастерски распускал слухи о том, что воины его войска поражены некой болезнью. Римляне полагали, что они находится далеко от них и занимается лечением, а на самом деле его легионы были всего в трех днях пути от Тарента. Этот маневр позволил Ганнибалу быстро захватить город. В другом эпизоде, Ганнибал распустил слух о несокрушимой мощи нового оружия карфагенян. Это способствовало формированию пораженческих настроений у римлян.

…или, эпизод 1943 г., когда немецкие войска терпели поражение под Сталинградом, командование Германии широко применяло подобные методы. Министр пропаганды Й.Геббельс распорядился не публиковать в прессе новости о неудачах своих войск, а распространить слух о новых немецких танковых огнеметах в Сталинграде. По данным из газет того времени, новые огнеметы немцев были способны «повергать в море огня целые шестиэтажные дома». Другим «новшеством» Геббельса был слух о новых автоматах для солдат вермахта скорострельностью 3 000 выстрелов в минуту.

…или, в 1980-х гг. во время войны СССР в Афганистане разведка советских войск получила данные о десятках «Стингеров», которые прячет население. Их необходимо было выявить. Тогда, был распущен слух о том, что советское командование получило более ста миллионов афгани специально для выкупа у населения переносных установок ПВО. Деньги якобы понадобились срочно в связи с тем, что уже более 20 человек сдали государству свои «Стингеры». Через неделю в провинциальный комитет стали наведываться ходоки с предложениями продать свои «Стингеры».

…или совсем недавние события в Украине:

февраль 2014 г. – «неизвестный священник» сообщил людям на Майдане о вывозе в Россию из Киево-Печерской лавры ценностей и святых мощей. Большая группа людей с площади Независимости ринулась к Лавре, чтобы организовать дежурство и препятствовать вывозу. К представителям Самообороны вышел митрополит Антоний (Паканич) и сообщил, что никто ничего не вывозит, мощи как и раньше почивают в пещерах;

февраль 2014 г. – среди митингующих на Майдане был распространен слух, что Киев будет оцеплен войсками и мосты через Днепр перекроют военными. По заявлению администрации КМДА, перекрытия мостов в Киеве не планировались, это были провокационные слухи.

март 2014 г. – правозащитник Михаил Лебедь распространил слух о смерти В.Януковича в кардиоцентре Ростова;

апрель 2014 г. – волонтер-медик Майдана Наталья Полищук сообщила, что около 300 человек, которые пропали с больниц (БСП, других медучреждений) вывезли и сожгли в крематориях;

апрель 2014 г. – активист «Поисковой инициативы Майдана» Тарас Матвиив сообщил, что среди бойцов 13 сотни распускается слух об обнаруженных на Майдане четырех обезглавленных трупов и о недавних массовых безымянных захоронениях на Северном кладбище Киева;

апрель 2014 г. – распространился слух, что якобы к 9 мая российские войска начнут наступление на территорию Украины.

В наши дни слухов в Украине не стало меньше. Их главная отличительная черта – намерение создать общественный резонанс общегосударственного масштаба. Например, становятся популярными «народные идеи» о «тарифном майдане»«отключениях электричества и тепла зимой»«срыве демобилизации из АТО и готовности войск к наступлению»«девальвации гривны» и другое. Сегодня практически все они переросли из устных разговоров в массовые обсуждения в средствах массовой коммуникации и информации.

Условия для формирования слухов

Главным правилом возникновения слухов можно считать аксиому – «зона молчания СМИ равна зоне актуализации слуха». Иными словами, если у аудитории присутствует запрос к определенной тематике, которая не раскрыта в СМИ, то на передний план выходят слухи, которые удовлетворяют этот информационный запрос.

В общем, любой слух характеризуется неофициальным характером, соответствует информационным потребностям и ожиданиям его распространителей, обладает способностью адаптироваться к особенностям среды своего функционирования (как реальной, так и виртуальной), а также проявляет устойчивость к препятствиям со стороны других коммуникативных акторов.

Непременным условием для слухов является сочетание интриги и страха (поиска защиты).

Более того, в роли ускорителя процесса выступают такие факторы, как информационные перегрузки, ангажированность масс-медиа, информационная асимметрия, формирование «повестки дня» в угоду политическим, экономическим элитам и прочее.

В каждом случае управляемый слух проходит следующие этапы:

  1. Зарождение идеи и формирование рабочего тезиса. Управляемый слух может возникать далеко за пределами того географического района, где определена его целевая аудитория.

  2. Реализация слуха. Исходя из целей, решаемых задач слуха, рабочий тезис может быть одноступенчатым (простой слух), либо многоступенчатым (сложный слух), а его распространение – поэтапным. Сложные слухи могут содержать несколько месседжей и распространяться через определенное время. Сложные слухи применяются нечасто и, как правило, могут являться частью какой-либо информационной операции.

  3. Наращивание масштаба аудитории распространения слухов и формирование необходимых общественных настроений. В этом случае используется доступный спектр коммуникативных методов от личного общения до интернет-технологий.

  4. Достижение слухом «пика распространения и влияния», а также целей управляемого слуха. У целевой аудитории фиксируется наличие общественно-психологических эффектов – проявлений массового настроя, девиантного поведения, общего психологического настроения и другое;  

  5. Естественное угасание слуха, как результат реализации влияния на аудиторию запрограммированных месседжей.

К особенностям работы со слухами можно отнести наличие в обществе «запретных тем» и цензуры, что характерно в большей мере для тоталитарных и авторитарных обществ. В такой аудитории естественные слухи имеют свойство самотранслируемости вследствие значительного интереса к ним массовой аудитории. Под них легко замаскировать управляемые слухи, что нередко применяется на практике.

Отношение к управляемым слухам в Украине 

В условиях ведения информационной войны России против Украины управляемые слухи не теряли своей актуальности как инструменты информационной войны. Однако большую разницу имеет степень отношения сторон к проблематике управляемых слухов.

Например, российские специалисты длительное время изучали технологии распространения управляемых слухов. Помимо ряда военных научных учреждений, известно, что еще в 2010 году отдел гуманитарных и общественных наук Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) занимался специальными разработками под названием «Неформальные коммуникации (слухи) как источник угроз информационной безопасности: региональные особенности функционирования и применения управленческих технологий», проект № 10-03-38320 а/Ю. (РФФИ – она из бюджетных организаций России, учредителем которой выступает российское правительство).

В Украине же к вопросу информационной безопасности почти четверть века подходили условно. Сказывались советские подходы к новым угрозам и вызовам, а также давление «восточного соседа». Военная наука Украины остановилась на уровне Второй мировой войны со вкраплениями войны СССР в Афганистане. Очевидно, поэтому Украина оказалась неготовой к информационным событиям 2013-2015 гг. На сегодня ситуация несколько выправилась, хотя в открытой печати очень мало информации о том, как противостоять деструктивным управляемым слухам.

Еще один показательный пример. В плане правового регулирования – украинское правовое законодательство также создает иллюзию противодействия слухам. Причем, о том, что слухи могут стать причиной деструктивных социальных выступлений, отлично знают в МВД и спецслужбах. Но на практике, до сих пор – это считается всего лишь административным нарушением.

Так, согласно Кодексу Украины об административных правонарушениях«распространение ложных слухов, которые могут вызвать панику среди населения или нарушение общественного порядка, — влечет за собой наложение штрафа от десяти до пятнадцати необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительные работы на срок до одного месяца с вычетом двадцати процентов заработка». Иными словами, если слухи стали поводом для массовых выступлений, то виновный может отделаться штрафом от 6 890 до 10 335 грн. При этом, данное деяние категорируется, как нарушение общественного порядка, совершенное в форме умысла или по неосторожности (читать: управляемые или спонтанные слухи). К этому добавим, что наш Кодекс принят еще в УССР, а соответствующая статья 173/1 добавлена в аж (!) в 1990 г. Как видим, с того времени в Украине не слухи не оценивались с точки зрения информационных угроз общественности. За 2012-2014 гг. нам не удалось отыскать данных об ответственности в Украине за распространение каких-либо слухов.

***

Таким образом, управляемые слухи являются актуальным средством в современной информационной войне с использованием традиционных и неформальных средств коммуникации.

В ближайшем будущем вряд ли стоит ожидать снижения значения слухов как элемента системы социальных коммуникаций в военных целях.

На сегодня в Украине, представляется необходимым сосредоточить усилия правового, военного и научного потенциала для объективного, всестороннего исследования этого феномена с целью создания механизмов адекватного реагирования на подобные угрозы.

Автор: Вячеслав Гусаров, эксперт по информационной безопасности, ЦВПИ, группа "ИС"

Читайте также: