Семь раз отмерь, один ударь: жертвы нападений отбиваются в судах

Если на вас напали, прежде чем обороняться, придется двадцать два раза подумать, чтобы не оказаться виноватым и не загреметь в тюрьму. Бить или не бить

Жительница Красногоровки Донецкой области Татьяна Игнатова во время семейной ссоры, переросшей в драку, защищаясь от вошедшего в раж пьяного мужа, нанесла ему всего один удар ножом, оказавшийся роковым. Муж умер, а Татьяну обвинили в умышленном убийстве; версии об убийстве при превышении необходимой обороны либо по неосторожности следствием почему-то не рассматривались.

По словам Игнатовой, муж ее бил. В тот момент, когда его отвлек телефонный звонок, она схватила кухонный нож, но не имела ни малейшего намерения убивать. Даже крикнула несколько раз, чтобы он не подходил… Соседи подтвердили, что драки в семье Игнатовых не редкость, причем страдала всегда жена. Прокуратура не сдавалась, срок содержания Игнатовой в ИВС (изолятор временного содержания) несколько раз продлевали, но наконец дело передали в Марьинский районный суд.

Суд вынес приговор и признал действия Татьяны Игнатовой, повлекшие гибель ее мужа, не умышленным убийством, а превышением пределов необходимой обороны. В дальнейшем женщина попала под амнистию. Между происшествием и свободой — почти год, проведенный за решеткой, допросы, судебные заседания.

Осторожность превыше всего

Правозащитники утверждают: для того чтобы не стать обвиняемым в превышении пределов необходимой самообороны, угроза должна быть очень серьезной и очевидной. Или же нужно, в буквальном смысле слова, контролировать свои действия. Правда, сложно представить, как можно во время драки «аккуратно» наносить удары.

— Вот пример того, как один боец спецназа выстрелил в «вора», — рассказывает адвокат Григорий Недилько. — Он проснулся глубокой ночью, услышав, как кто-то пробирается в его дом через окно. В силу профессии оружие он всегда держал близко, вот и сразил непрошенного гостя «на месте преступления» с одного выстрела. Убитым оказался младший брат, который, вернувшись с гулянки без ключей от дома, по молодости и дури полез в окно.

Другое дело, если вор пытается напасть на застукавшего его хозяина. Тогда, конечно, можно отражать нападение. Принципиальный нюанс — угроза должна быть прямой. Если обороняющийся не смог обойтись без кровопролития, пределы самозащиты сочтут превышенными.

— Допустим, на человека нападают в подворотне, — рассуждает Григорий Недилько. — Ему нужно каким-то образом понять, убивать его хотят или грабить, и успеть подумать хорошенько, с какой силой отбиваться, иначе недолго оказаться на скамье подсудимых. В экстремальной ситуации просто некогда думать и оценивать обстановку. Более того, такая осторожность тоже не всегда помогает. Помню, в Харькове был случай, спал один мирный гражданин у себя дома, услышал странный шум и включил свет. А в комнате шарит по полкам вор. Хозяин даже сделать ничего не успел, как визитер бросился к окну. В спешке, спускаясь по стене с третьего этажа, вор свернул себе шею, а хозяина квартиры еще полгода вызывали к следователю. Там ему приходилось доказывать, что он не выбрасывал беднягу из окна.

За героизм не наказывают

Случаи, когда по факту убийства при самозащите не возбуждают уголовного дела, крайне редки, но они бывают. Однажды утром в Орджоникидзевский РО милиции позвонила женщина и заявила, что на ее семью напали трое неизвестных. Правоохранители, приехавшие на вызов, увидели страшную картину — во дворе на детской площадке лежат два трупа, а кровавая дорожка ведет в подъезд дома. Женщина, звонившая в отделение, встречала сотрудников милиции на пороге.

— Трое мужчин ворвались в прихожую, когда я запускала собаку с прогулки, — рассказала хозяйка квартиры. — Один из них резко повалил меня на пол, бил по голове. Не чувствуя боли, я умоляла не трогать беременную дочь.

В это время глава семейства с дочерью завтракали на кухне. Выскочив на шум в прихожей и увидев, что творится в его доме, хозяин схватил табурет и со всей силы ударил одного из налетчиков. Оглушив нападавшего, схватил кухонный нож и бросился на его товарищей. В результате два грабителя умерли во дворе, третий — в больнице. Как впоследствии объяснял глава семьи, сил справиться с тремя мужиками ему придал страх за жизнь родных.

— По факту нападения было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 187 УК Украины (разбой), — сообщили в Мариупольском ГУ МВД. — Но производство по нему остановлено по причине смерти обвиняемых. Что же касается смелого отца и супруга, то в его действиях состав преступления не усматривается — сложившиеся обстоятельства исключают преступность деяния.

Суда не избежать

Защищаться и попасть под следствие, а возможно и суд, или безропотно становиться жертвой преступления — каждый решает сам. До принятия нового Уголовного кодекса в Украине не признавалось право убить, обороняясь даже от вооруженного до зубов преступника. Сегодня закон позволяет защищать свою жизнь любыми способами, но, как сказала в одном из интервью судья Верховного суда Валентина Жук, служители Фемиды нередко забывают об этом праве:

— В Верховном суде не было дела, по которому бы человек, действовавший, по его убеждению, в пределах необходимой обороны, был полностью оправдан. То есть, чтобы было установлено, что он действовал в состоянии необходимой обороны и не превысил ее пределов. Я не помню, чтобы Верховный суд, во всяком случае в кассационном порядке, отменял такой приговор с прекращением дела. Бывало, Верховный суд признавал, что человек действовал в ситуации необходимой обороны, но превысил ее пределы. А вообще таких дел у нас единицы.

За превышение пределов необходимой самообороны суд может посадить в тюрьму на 2,5 года.

Кто прав, кто виноват

Прокуратура Чернигова признала действия девушки, убившей насильника, необходимой самообороной. 18-летняя Катя Черевичко возвращалась домой после выпускного вечера в честь окончания училища. На пустынной улице к ней сзади подкрался мужчина и, приставив к спине нож, стал подталкивать вперед, к скверу. Катя не сопротивлялась, не кричала, но когда насильник утратил бдительность, схватила его нож, ударила один раз и убежала. От этого удара насильник умер, но Катю не обвинили в убийстве. Более того, следователь сразу квалифицировал действия девушки как необходимую самооборону без превышения ее пределов.

***

В Полтавской области районный суд Пирятина оправдал журналиста Василия Коряка, убившего психически больного. Коряк выстрелил из охотничьего карабина в человека, который ночью пытался поджечь его дом. Пострадавший со сквозным проникающим ранением паха скончался по дороге в центральную районную больницу. Прокуратура возбудила против Коряка уголовное дело по статье 115 Уголовного кодекса — «Умышленное убийство», а затем переквалифицировала уголовное дело по статье «Превышение необходимой степени самообороны». В результате суд полностью оправдал журналиста.

Директор одной днепропетровской фирмы застрелил молодого человека, заподозрив его в воровстве. Во время обхода территории, вооруженный охотничьим ружьем предприниматель заметил подозрительных субъектов, пытавшихся проникнуть через забор. За воротами директор столкнулся еще с тремя парнями. Он приказал всем стоять, один из молодых людей не послушался и двинулся на бизнесмена. Тот выстрелил в ноги, заряд повредил бедренную артерию и парень умер от кровопотери. Действия бизнесмена правоохранители сочли превышением пределов необходимой обороны, он привлечен к уголовной ответственности.

Елена Розвадовская, ВВ

Читайте также: