Внимание, диверсия: как убить право на защиту (о проекте закона «Об адвокатской деятельности)

В последнее время в специализированных, т. н. юридических средствах массовой информации развернулась достаточно активная дискуссия о путях и методах реформирования в Украине такого общественного института, как адвокатура. Предлагаемые изменения в законодательство (имеется в виду законопроект № 1430 Народного депутата Украины Мирошниченка Ю. Р. «Об адвокатской деятельности», доступный общему публичному обозрению на сайте Верховной Рады Украины по поисковому адресу), несомненно, в перспективе коснуться не только 40 тысяч лиц, имеющих свидетельства о праве занятия адвокатской деятельностью, но и всего общества в целом, что не позволяет нам остаться в стороне от дискуссии и понуждает высказать свою точку зрения на предполагаемые изменения.

Возможно, наше мнение некоторым лицам субъективно покажется несколько категоричным, а в ряде случаев некорректным, однако, окончательное мнение о приемлемости изменений будет за обществом.

Так или иначе, мы благодарны разработчикам законопроекта и его лоббистам, однако, благодарность наша имеет своим источником весьма специфический критерий. Дело в том, что предлагаемые изменения имеют столь радикальный, что вряд ли они будут воплощены в жизнь в качестве закона. При этом радикальность поразительно соотносится с исключительной глупостью и логичной непоследовательностью предлагаемых изменений, делаю любые попытки «протолкнуть» законопроект мертворожденными.

Жаль, что столько затрат времени, финансов, интеллектуальных ресурсов разработчиков и лоббистов законопроекта оказались понесенными без какой-либо видимой пользы, впустую, для сотрясения воздуха.

Вообще, наблюдая развернувшуюся дискуссию вокруг законопроекта, у нас, на первый взгляд, сложилось мнение, что участники дебатов имеют весьма отдаленное понятие о предмете спора, то есть, об системе отношений вокруг предоставления юридических услуг и представительстве в Украине.

Почему-то дискуссия перешла на уровень самолюбования спорящих сторон (маститых адвокатов и администраторов от адвокатуры) — на рассмотрения весьма отдаленных от жизни вопросов, от которых обществу и сотням тысяч потенциальных украинских адвокатов и еще большему количеству их клиентов ни жарко ни холодно.

С упорством, достойным лучшего применения, обсуждаются вопросы глобального, космического порядка, вроде направлений и способов организации адвокатского самоуправления (национальных, региональных), обязательности либо добровольности участия в них, организационных форм деятельности адвокатов, и тому подобных высоких материй, за которыми скрывается не реальная заинтересованность достижением общественной пользы, а властные сентенции и интриги разработчиков и лоббистов законопроекта на предмет «кто какую должность в региональном или национальном органе самоуправления может занять», «как удобно «дерибанить» взносы за членство в органах самоуправления» и «под кого «ляжет» адвокатура».

При этом «за кадром» то ли умышленно, то ли по недоумию остались вопросы, без преувеличения, во многом потрясающие основы сложившегося общественного устройства.

Прежде всего, законопроект предусматривает уничтожение института представительства в судах, как такового, отнимая право на представительство интересов в судах у всех, кроме как у «лицензированных» адвокатов и фактически уничтожая право на труд у всех, кто не адвокат, хотя имеет достаточно навыком и здравого ума качественно представлять интересы сторон и свою устоявшуюся клиентуру (которая и существует именно потому, что доверяет гражданину N ведение своих дел, зная по ранее осуществленным делам высочайший уровень N, его исключительную порядочность, навыки и абсолютно не озабочиваясь тем, что N не имеет свидетельства о занятии адвокатской деятельностью).

Господа спорящие, а ведь институт представительства и доверенности – древнейший (и один из базовых) правовой институт, характерный для всех без исключения правовых систем, не только классической, европейской (правопреемника «римского права»). Институт представительства возник и существует как естественная, природная вещь в замкнутым и автономным правовым системам (в том числе среди аборигенов Австралии и Новой Зеландии, который о существования Рима и его права даже не подозревали), что еще раз подтверждает его справедливость и природность.

Этот институт базируется во многом не столько на праве, как на отношениях высшего порядка: доверии, психологической предрасположенности. Доверитель доверяет вести свои дела (в том числе представлять интересы в судах) сообразуясь не столько с наличием адвокатской «корочки» у представителя, а на основании совсем иных факторов, главным из которых является фактор доверия к здравому смыслу и уровню представителя.

Посему, ограничивать возможность избирать своего представителя либо защитника наличием «корочки» адвоката нелепо и, что немаловажно, неконституционно.

Именно из этих понятий исходил Конституционный Суд Украины, вынося свое эпохальное и знаменитое решение от 16 ноября 2000 года по делу № 1-17/2000. Конституция с тех пор не изменялась, потому попытки ревизии и восстановления «старой» ситуации, более того, ее углубления – априори не приведут к каким-либо положительным результатам. Даже если по недоумию или глупости народные избранники примут в предлагаемой редакции Закон Украины «Об адвокатской деятельности» — шансов устояться у него никаких, практически до первого очередного заседания Конституционного Суда Украины по этому поводу (инициаторов возбуждения конституционного производства будет более чем достаточно, о чем речь пойдет ниже).

Хотим вспомнить тот вой (в самом прямом смысле), который подняли боссы адвокатуры после принятия Конституционным Судом Украины упомянутого решения. У некоторых слабонервных читателей поначалу сложилось мнение, что в связи с этим решением в Украине начался беспредел и всех подряд начали закрывать в тюрьму, потому что адвокатов якобы отстранили от функций защитников, дав возможность заключенным доверять защиту своей свободы малограмотным «лохам» без образования и свидетельств…

Прошло практически 8 лет и время подтвердило законность и справедливость решения Конституционного Суда. Правонарушений не стало меньше, но и развития произвола тоже никто не заметил, устои, что говорится, устояли, более того, видя перспективы оказаться за решеткой за те или иные прегрешения потенциальные обвиняемые и заключенные получили реальную возможность избирать себе защитников по уму, совести и чести, не ограничиваясь зачастую нечистоплотным, «примазавшимся» к райотделу, прокуратуре или суду «лицу, снабженному свидетельством о праве занятия адвокатской деятельностью».

Давайте подумаем о тех, ради кого разработан законопроект: не для самолюбования адвокатов и администраторов адвокатуры своим высоким статусом, а для обеспечения потребности общества и отдельных его членов в правозащите. А уж как обеспечивать свою правозащиту: представлять интересы самому, нанимать малознакомого адвоката или же доверять свою свободу, имущество, честь соседу по лестничной площадке или родственнику, будучи уверенным, что он справится – прерогатива доверителя и его священное, древнее, природное, а потому неотъемлемое право.

В целях дискуссии допустим, что законопроект имеет право на существование и мысль об устранении сотен тысяч представителей юридических и физических лиц в судах в пользу адвокатов является образцом мудрости и дальновидности.

Но допуская такую мысль (при всей ее абсурдности) просто вчитаемся в предлагаемый законопроект.

Итак, п. 3 ст. 9 законопроекта запрещает заниматься адвокатской деятельностью прокурорам, судьям, нотариусам, экспертам, патентным поверенным, юрисконсультам, иным лицам, работающим в судах, прокуратуре, нотариате, органах внутренних дел, службы безопасности, государственной власти, и управления, местного самоуправления или пребывающих на государственной или государственной службе.

Сразу же хочется понять, что именно включает в себя понятие «адвокатская деятельность», которой нельзя заниматься указанным лицам.

Ст. 1 (определение терминов) законопроекта обозначает, что адвокатская деятельность – независимая профессиональная деятельность адвоката относительно предоставления правовой помощи в порядке и случаях, определенных законом, то есть, термин «адвокатская деятельность» фактически является синонимом термина «правовая помощь».

Ст. 20 законопроекта перечисляет виды правовой помощи (адвокатской деятельности, которой, в свою очередь, запрещено заниматься лицам, перечисленным в п. 3 ст. 9 законопроекта), и они (виды) следующие:

Устные и письменные консультации, разъяснения норм законодательства; составление письменных обращений, заявлений, жалоб, ходатайств, проектов договоров и любых иных документов правового характера; представительство и защита прав, свобод и законных интересов доверителя в судах Украины, других органах решения споров, в органах государственной власти и местного самоуправления, а также перед физическими и юридическими лицами; каких-либо иных не запрещенных действующим законодательством действий…

Вот те на! Скажите, чем еще занимается юрисконсульт, работающий на постоянной (трудоустройство) на предприятии, кроме как не составлением проектов договоров, исков, жалоб и их поддержание в суде, обжалованием решений судов и контролирующих органов?

А если приходит с проверкой налоговая инспекция или же пожарная охрана, или же приходит запрос от того же адвоката с требованием предоставить справку о заработке уволенного и несогласного с увольнением нерадивого работника, кто будет общаться и готовить документы, как не юрисконсульт (да еще разве что бухгалтер)?

А согласно законопроекту, юрисконсульта подобной деятельностью заниматься не может, и другой работы у него не остается, запрещена законом…

Предприятию, чтобы осуществить любое представительство перед госорганом или проверяющим должностным лицом в таких случаях, имею по штату юрисконсульта (который ничего делать не может) необходимо нанимать адвоката, даже чтобы составить элементарный ответ…

Забегая наперед, хочется поставить следующий элементарный вопрос разработчикам сего «умнейшего законопроекта» (раскрывающий всю глупость и несуразность затеи):

Согласно п. 1 ст. 10 законопроекта, к составлению квалификационного экзамена на адвоката допускаются лица, имеющие, кроме всего другого, стаж работы по специальности юриста не менее двух лет…

Что значит «стаж работы по специальности юриста», и чем должен и мог заниматься такой претендент на должности (по специальности) юриста целых два года? Ведь делать что-либо «юридическое» (стаж работы по специальности юриста) – а именно ходить по судам и составлять договора (другого не придумаешь) – значит заниматься адвокатской деятельностью, оказывать виды правовой помощи родному предприятию, что, без свидетельства, строжайше запрещено. С другой стороны, чтобы стать адвокатом – необходимо такой деятельностью все же заниматься (абзац 3 п. 2 ст. 10 законопроекта даже обязывает предоставить копию трудовой книжки). Не занимаешься – квалификационная комиссия даже не допустит к составлению экзаменов, занимаешься – тоже может отказать по причине склонности потенциального адвоката к правонарушениям и превышениям полномочий…

Как выйти из замкнутого круга, господа спорящие? Об элементарной несуразице даже не подумали… Остается третий вариант, компромиссный, как-то: претендент должен занимать должность юриста, юрисконсульта и т. п. на том или ином предприятии (чтобы был стаж работы по специальности). При этом, работы (фактической) все же быть не должно никакой, только должен идти стаж, да еще зарплата (если найдется альтруист-руководитель, согласный держать на работе дармоеда, за два года формальной стажировки без фактической работы полностью деградировавшего в отношении навыков и профессии)…

Такой «претендент», несомненно, имеет сногсшибательные шансы успешно сдать экзамен, пополнив ряды «профессиональнейших» украинских (по загадочной творческой задумке разработчиков законопроекта) адвокатов – защитников прав и интересов жаждущих правовой помощи…

Да ведь при подобном подходе, что очевидно даже лицам со стойким уровнем врожденного слабоумия, адвокатура деградирует за пару лет. «Старые» адвокаты постепенно вымрут, как мамонты, а «новые» не придут (попробуй насобирать два года стажа по специальности юриста при запрете на профессию)…

Впечатление такое, что законопроект разработали некие злоумышленные диверсанты высшего, государственного порядка, ибо просто по незнанию подобную несуразную чушь выдумать невозможно…

Обратимся еще раз к перечню лиц, кому запрещено заниматься адвокатской деятельностью, то есть, осуществлять исключительно описанные виды правовой помощи (п. 3 ст. 9 законопроекта). При этом обратим внимание на конечные и переходные положения законопроекта, которыми корректируются нормы процессуальных кодексов, допустим (для простоты восприятия), того же Хозяйственно-процессуального кодекса Украины.

В ст. 28 ХПК Украины предлагается внести изменения, устанавливающие возможность представительства прав и интересов сторон исключительно адвокатами, такие же нормы внесены в остальные процессуальные кодексы (каждый в своей части и в свою норму).

Вообще весело получается (на примере ХПК). Согласно устава предприятия, его руководитель (по всем мировым канонам и правилам) имеет исключительное и неотъемлемое право представлять свое предприятие везде и перед всеми, но, по задумке талантливых украинских реформаторов адвокатуры – в суде право представлять не имеет, не говоря уже (смотрите выше) об юрисконсультах (сейчас ведущих «львиную» долю дел предприятий и делающих свою работу сверхпрофессионально). Руководитель предприятия полностью лишен права на владение ситуацией (хуже не придумаешь). Он даже не имеет права подписать отзыв на исковое заявление или ходатайство об отложении слушания дела (не может найти адвоката), потому что подобные действия являются адвокатской деятельностью – видами правовой помощи, осуществлять которые простые смертные не имеют права…

Ну не бред ли?

Из того же разряда запрет осуществлять адвокатскую деятельность (предоставлять правовую помощь) в отношении нотариусов. Да ведь составление договоров (при их последующем заверении) – 90% деятельности нотариуса, но эта деятельность для нотариуса «табу»…

Он не имеет права даже устно пояснить пришедшей с намерением оформить завещание старушке, какие документы для этого необходимо иметь и сколько платить госпошлины (эти действия подпадают под вид деятельности, присущей исключительно адвокату и содержащиеся в абзаце 1 п. 1 ст. 20 законопроекта) и запрещенные для нотариуса абзацем 1 ч. 1 ст. 9), и обязан отослать старушку за разрешением этих вопросов к адвокату…

Даже заявление о пропаже кошелька, угоне автомобиля являются, несомненно, документами юридического характера, и их составлять имеют право исключительно адвокаты, одновременно представляя интересы потерпевшено. При этом обычного смертного – потерпевшего милиция (согласно законопроекта) даже слушать право не имеет, ибо он не имеет право толковать законодательство и составлять правовые документы…

«Хорошие», и главное, гуманные (не говоря о широте мышления) намерения у нормосоздателей законопроекта и тех, кто с пеной у рта доказывает его совершенство…

Адвокатской деятельностью (предоставлением правовой помощи) не имеют права заниматься все лица, находящиеся на государственной службе (абзац 1 ч. 1 ст. 9), не имея права, например, представлять интересы в судебных органах.

Например, обжалует предприниматель (наняв адвоката) решение, скажем, Антимонопольного комитета Украины или же налогового органа в хозяйственном суде, а интересы ответчика ни один штатный работник (налоговый инспектор, государственный уполномоченный, даже руководитель ответчика) права представлять не имеет (несмотря на то, что владеет ситуацией в идеале), необходимо нанимать адвоката (при чем не бесплатно).

Господа спорящие об «умности» и «совершенстве» законопроекта, скажите, а предусмотрели ли вы сумму затрат в бюджете на покрытие адвокатских расходов всех государственных органов и должностных лиц, занимающихся администрированием и принятием управленческих решений, которые постоянно обжалуются в судах?

И готова ли Государственная судебная администрация (п. 14 окончательных и переходных положений законопроекта), к примеру, в годичный срок обеспечить выделение во всех судах Украины (только местных судов общей юрисдикции 666) отдельные помещения для реализации прав адвокатов (при том, что судьи сидят в некоторых судах по два-три человека в кабинете, как раз к ним (коррупционеры, радуйтесь), с целью уплотнения еще не хватало подсаживать адвокатов (а уж какая грызня пойдет между последними за право быть «ближе к телу» того или иного судьи)…

Кстати, в пояснительной записке к законопроекту указана еще одна откровенная ложь, что внедрение законопроекта якобы не повлияет на доходы и расходы бюджета. Да неужели? По замыслу лоббистов законопроекта, Государственная судебная администрация изыщет дополнительные помещения «на шару», и так же будут решаться вопросы финансирования затрат на оплату труда адвокатов.

Ладно, пусть предприятия и коммерческие структуры, будучи лишены штатных юристов, выкарабкиваются сами, рыская в поисках адвокатов, но что делать военным частям, налоговым инспекциям, собесам, казначействам, пожарным охранам, антимонопольным органам, органам соцстраха, министерствам и ведомствам, органами исполнительной службы, ЗАГСов, нотариальных контор и десятков других подобных образований: за какие средства платить адвокатам (несмотря на то, что функцию представителя интересов структуры и отстоять принятое управленческое решение идеально может осуществить даже рядовой инспектор)…

Без гонорара адвокат за дело не возьмется, вопросы гонорара законопроектом толкуются очень жестко и широко…

Кстати, если уж поднят вопрос о гонораре, то следует обратить внимание еще на одну особенность, сопровождающую активное лоббирование законопроекта. Все активные лоббисты взахлеб рассказывают о высокой роли адвоката в деле защиты интересов клиента, который не имеет права отказаться от своей функции защитника и поборника интересов клиента.

При этом достаточно даже бегло просмотреть ст. 21, 22, 23, 24 законопроекта, многократно повторяющие простой тезис: отсутствие согласия сторон об порядке и размерах оплаты гонорара имеет последствием незаключенный договор. Налоговая инспекция захочет, допустим, заплатить адвокату в пределах скромной сметы, за защиту правильности решения о доначислении суммы в 100 тысяч гривен недоплаты по налогам гонорар в размере 100 гривен, адвокат же захочет за эту же работу 10 тысяч гривен… Пока будет достигаться согласие – неплательщик налогов несколько раз успеет доказать в суде свою правоту. Еще раз напомним, в подобных случаях даже начальник налоговой инспекции не имеет права даже подать в суд отзыв либо документы, подтверждающие правомерность начисления налоговых обязательств (смотрите выше)…

Если господа лоббисты не готовы ответить на вопрос финансирования затрат адвокатов (сотни миллионов гривен бюджетных денег), ответьте на следующий: подумали, откуда взять столько адвокатов, если каждая налоговая инспекция и собес будут вынуждены нанимать тружеников права – адвокатов ? Существующих 40 тысяч лиц никак не хватит, тем более, что специалистов в узких областях (в том же налоговом законодательстве) – вообще единицы…

Или нанимать кого попало, лишь бы все было по закону и представитель был с «корочкой»? А дело не грех и проиграть…

Может, ряды адвокатов пополнят уволенные из рядов налоговых инспекций и собесов инспектора и все станет на свои места? А все ли они имеют два года стажа по юридической специальности ? Ведь многие из них экономисты, бухгалтера, и доказать уровень юридического образования не смогут никак, многие, имея юридическое образование на должности инспектора отдела проверок даже не смогут доказать «два года работы по специальности юриста»… Всех этих (и других) людей, специалистов высшего класса, работодателю придется буквально вышвырнуть на помойку, без каких-либо перспектив трудоустройства…

Разрушится одна из важнейших отраслей народного хозяйства, целый пласт квалифицированных работников просто погибнет, не найдя применения и не будучи способным доказать свою исключительную способность на получение «корочки»…

Ладно, людей у нас не жалеют (государство такое), но ведь это же прямой удар по системе государственной безопасности и целостности (куда хлеще, как оставить его без права на защиту), прямая и открытая диверсия не только против государства (и его традиционно не любят), но и против общества, народа…

Этого ли добиваетесь, господа лоббисты ?

Да и всех ли претендентов за короткое время успеют «проработать» квалификационные комиссии, проверив уровень знаний… Во первых, у квалификационных комиссий резко возрастет интерес к взяткам (чтобы убедить комиссию, что должность «главный инспектор налогового учета» является должностью «по юридической специальности», к примеру, претенденту придется выложить круглую сумму, иначе сдохнешь без куска хлеба, и со всеми твоими знаниями ты никому не нужен, за спиной очередь «юристов» и «юрисконсультов», более успешных в доказывании прав на получении вожделенных «корочек»).

Во вторых, квалификационные комиссии будут полностью парализованы навалом работы, и физически не смогут всех проверить на уровень соответствия «высоким стандартам» адвоката… Экзаменационный процесс будет идти на протяжении нескольких лет, а за это время в обществе произойдет парманентная деградирующая революция, госорганы и государственные структуры, государственные (да и бедные коммерческие) предприятия просто растащат по частям и «убьют» исками по судам, без права на защиту…

При этом отечественные правоведы, ведущие адвокаты, администраторы адвокатуры и общественные организации самоуправления адвокатуры (вроде далеко не глупые люди, по моему скромному разумению) ведут споры на предмет «можно ли адвоката заставлять вступать в ту или иную ассоциацию» и т.п.).

При все очевидности ответа на этот пустяковейший (по сравнению с возникшей проблемой диверсии против государства и общества) вопрос (никто не может быть понужден вступать куда-либо) ни у кого из высоких спорящих сторон пока не нашлось возможности, желания либо же хотения посмотреть критически на самую возможность попытки понуждения вступить в лоно адвокатуры всех существующих специалистов-правоведов, немного проявив свою фантазию и кругозор (дабы увидеть элементарные несостыковки с экономическими возможностями государства и сложившимися социальными устоями)…

Казалось бы, чего переживать мне, адвокату, ведь я автоматически попадаю в когорту «избранных», и кроме того, «в общем потоке» приобрету право «подмять» под себя участок работы, который раньше выполняли юрисконсульты, однако, господа, надо же и совесть иметь и хотя бы немного использовать навыки видеть чуть дальше своего носа, на перспективу?

Предлагаемый законопроект убьет всю систему правозащиты (и адвокатуры, как ее элемента), и опаснейшие последствия его внедрения в сотни раз превысят сомнительное удовольствие созерцать личное адвокатское свидетельство в рамочке на стене или «ксивы» в кармане…

Будем честными сами с собой: обеспечить идеальную правовую защиту интересов, допустим предприятия могут лишь штатные юристы, работающие на предприятии несколько лет, знающие тематику и специфику деятельности и самое главное – зависящие исключительно от руководства и ему лишь подотчетные. Не подал вовремя кассационную жалобу или же «провтыкал» дело – будешь разбираться с директором.

Адвокатов привлекают лишь в исключительных случаях, когда дело требует особых организационных навыков или знаний, или же, будем честными, когда есть необходимость в коррупционный способ заинтересовать того же судью, в этом случае адвокат (адвокатская контора) осуществляет основной функцией «прогон» денег (под адвокатские услуги, а фактически для подкупа должностных лиц). Можно одобрять а можно не одобрять, но таковы реалии и сложившаяся ситуация на рынке.

И в том и в ином случае адвокат действует под контролем предприятия и штатного юротдела, и в этих случаях симбиозм получается идеальным (за исключением нюансов).

«Вырвать» из подобной сцепки штатного юриста – все равно, что убрать звено цепи реализации технологии защиты интересов предприятия.

Можно как угодно негативно относится к «прогону» денег через адвокатов с целью «заноса» в кабинет судьи (другого чиновника) – но при реализации законопроекта «решалово» расцветет исключительно трудновыводимыми язвами на теле общества и государства…

Адвокат, при его единоличном статусе, так или иначе, зависим, здесь же, от органов, проводящих дисциплинарную функцию в отношении адвокатов (комиссий). И эта зависимость более связывающая, жесткая, доминантная. Клиентов много (одним больше, одним меньше, на наш век хватит) но квалификационная комиссия одна, своя, и от нее никуда не деется, она является тайной «святой инквизицией», тенью, стоящей над адвокатом.

И эта же квалификационная комиссия, несомненно, имеет больше шансов влиять на поведение того или иного адвоката в том или ином деле. Все зависит от руководства комиссии. Достаточно «купить» нескольких членов дисциплинарной комиссии – и адвокат, обслуживающий «заказанное» предприятие будет в ежовых рукавицах такой комиссии, и будет выполнять свои функции не в пользу клиента, а в пользу заказчика, воплощенного в лице комиссии…

По сути, идет попытка «покупки» и заполучения влияния над адвокатурой со стороны нескольких промышленно-финансовых групп, и «проект века» имеет все шансы на воплощение.

Даже перед судебным заседанием эта же комиссия по оперативно разработанному обвинению может очень просто приостановить свидетельство адвоката, лишив, таким образом, его возможности подать в суд необходимые документы и защитить клиента. По телевизору видим каждый день подобные случаи, которые называют проявлением такого явления, как «рейдерство», когда решением какого-нибудь суда приостанавливают проведение общего собрания акционеров, срывая его. Разборки, которые будут проведены потом, с отменой вынесенного определения об обеспечении иска в связи с «ошибочностью» или же «недостаточной мотивировкой» особой пользы не имеют: заседание сорвано, имущество захвачено рейдерами, а одной «бумажной» справедливости уже никак не достаточно… То же самое будет и здесь: адвокат отстранен, дело проиграно, имущество защищаемого предприятия разграблено. И кого будет утешать обстоятельство, что адвокат в суде через полгода докажет, что его лишили полномочий (читай – предприятие без защиты) без достаточных оснований…

Со штатным юристом, с этой точки зрения абсолютно независимым от фантазий комиссии адвокатуры подобных ситуация быть просто не может.

Посему, законопроект банально разрабатывает все то же рейдерство, которое приобретает все более изощренную форму.

Браво, господа лоббисты !

Тем более, что согласно законопроекта «пристать» к адвокату можно практически по любому поводу… Читаем законопроект (ст. 30, 35 законопроекта), изобилующих общими неконкретными терминами и понятиями, не имеющими четкого критерия. Любого адвоката можно обвинить, что он неквалифицированно предоставил правовую помощь, тем более, что субъектом обращения, согласно ст. 36 законопроекта могут быть, помимо доверителя, «иные лица, чьи права, свободы или законные интересы нарушены адвокатом…».

То есть, проигравшая сторона может посчитать, что их права и интересы нарушены адвокатом, обеспечившим победу выигравшей стороне – инициатива возбудить дисциплинарное производство по отношению к адвокату проявлена, необходимо реагировать.

К примеру, уже нынешнее законодательство об адвокатуре дает возможность привлечь адвоката к ответственности за нарушение Правил адвокатской этики.

Чего только в Правилах нету, например, норма, согласно которой адвокат обязан иметь … приличный внешний вид (критерии не описаны).

Приведу личный пример. Меня достаточно часто привлекают к дисциплинарной ответственности адвоката, но не стороны-клиенты (которые по отношению ко мне претензий не имеют), а противоположные стороны, которым не нравится мой стиль ведения дел (он не может и не должен нравится).

Один раз, помнится, я пришел на заседание дисциплинарной палаты в джинсах, и сразу был обвинен одним из членов комиссии — замордованным субъектом неопределенного возраста в мятых брюках (видимо, единственных за последнюю пятилетку), которые не всякий бомж согласился бы надеть, в том, что я нарушаю правила адвокатской этики, потому как … не имею приличного (!) внешнего вида. Хотя я со свойственной мне толерантности и ответил, что это как бы не его дело, что мне носить – остальная часть дисциплинарной палаты (также, весьма жалкой наружности публика, реализующая комплекс недостатка власти и жизненного успеха) проявила солидарность со своим товарищем и к дисциплинарной ответственности я был привлечен.

При этом клиент не имел ко мне ровно никакого возражения, а производство номинально инициировала проигравшая сторона по образцу «адвокат подло смухлевал с документами и сведениями, которым поверил суд, а нам не поверил…»…

Поверьте, в ситуации, которая может развиться в результате внедрения законопроекта, подобные эксцессы и варианты развития событий по устранению неудобных адвокатов не будут редкостью: читаем ст. 5 законопроекта – в свой деятельности адвокат обязан: придерживаться общепризнанных норм морали; всегда соблюдать собственное достоинство… недопустимо использование адвокатом своих прав вопреки общепризнанным нормам морали, правам и свободам человека и гражданина, законным интересам общества и государства…

Что значит последнее требование? С точки зрения задач защиты прав и интересов представительства – полная чушь. Задача адвоката (защитника) одна – защищать права и интересы клиента, который для адвоката второй после Бога, пусть он хотя бы замышлял извести человечество.

Это аксиома и единственное правило, которое является органичным «правилом рынка»: соблюдающие это правило (защита клиента выше всего) всегда останутся на плаву и у них всегда будут благодарные клиенты, справящиеся (если необходимо) с нерадивым адвокатом лучше десятка квалификационных и дисциплинарных комиссий.

Но закон-то обязывает адвоката действовать в интересах весьма сомнительных «норм общепринятой (кем, интересно) морали» и в интересах общества и государства, ставя клиента на «второй план»…

Итак, если адвокат защищает насильника малолетних или доказывает право клиента на налоговый кредит – в первом случае он действует вопреки нормам морали (которая с правом, как правило, не совпадает), во втором случае – идет вопреки интересам государства (интерес состоит в наполнении бюджета).

В одном случае по ходатайству адвокатов потерпевших от насилия, а во втором – по ходатайству адвокатов налоговой инспекции нашего (взятого для примера) адвоката очень легко можно «привлечь», дабы неповадно было защищать насильников и отстаивать права предприятия на налоговый кредит, нарушая общепринятую мораль и государственные интересы…

Господа, кто внушил авторам законопроекта этот бред, и почему этот бред так настойчиво поддерживается и воплощается ?

Мы сегодня описали лишь одну, пожалуй, самую главную и исключительно вредоносную несуразицу предлагаемого законопроекта закона «Об адвокатской деятельности», которая является исключительной подлости и глупости откровенной диверсией, направленной против общества и государства (готов ответить за свои слова).

Но помимо описанных нами моментов законопроект просто изобилует подобными органическими несуразицами, делая его существование невозможным в принципе, так же, как невозможна в принципе ни физическая ни ментальная (психическая) жизнь млекопитающего, родившегося без головного мозга.

Если читателям будет интересно наше мнение по другим вопросам и новеллам законопроекта – с превеликим удовольствием возвратимся к этому вопросу еще не один раз.

Алексей Святогор, адвокат

Читайте также: