Ордер адвоката, как инструмент рейдера

Ни одно Интернет-издание, печатное средство массовой информации, телеканал сегодня не остаются в стороне от освещения темы рейдерства, под которым следует понимать совокупность условно правовых технологических приемов, способов и методов, направленных на противоправное завладение имуществом и активами предприятий, а в некоторых случаях – физических лиц. В отличие от банального грабежа, разбоя, кражи, под которыми понимаются откровенно и очевидно незаконные завладения имуществом и деньгами потерпевших лиц, явление рейдерства предусматривает достижение того же результата, однако с использованием пробелов и «слабых мест» в законодательстве, правоприменительной практике. К слову сказать, рейдерство идет рука об руку с коррупцией, ибо посягательство на активы и средства предприятия «узакониваются» и «страхуются» через решения судов и иных компетентных органов, а также путем составления (изготовления) сопутствующих процедуре справок, документов, свидетельств и пр. бумажных носителей элементов и схем технологии рейдерства, требующих «понимания» со стороны чиновников сути вопроса и хорошо налаженной «обратной связи».

Потому, мы и употребляем доселе неизвестный термин «условно правовые технологические приемы», поскольку внешне, по отдельности та или иная схема выглядит достаточно законной, являющей по себе цепочку решений компетентных органов, в результате многоходовой комбинации завершающей схему захвата имущества. «Все вроде бы по закону, но с земли (предприятия) нас выгнали, и как – мы и не знаем» — большинство резюме потерпевших от действий захватчиков.

Вопреки активно начатой общественно-политической компании по борьбе с рейдерством, инициирования создания специальных правительственных отраслевых органов и структур, создания общественных правозащитных организаций и совершенствования законодательства, в ряде случаев субъекты законодательной инициативы все же ухитряются под громкими лозунгами борьбы за европейский выбор Украины и борьбы за права обездоленных всех мастей «проталкивать» законопроекты, откровенно «лоббирующие» интересы рейдеров и позволяющих воплотить изощренность рейдерских схем на практике.

Не так давно мы рассмотрели возможности применения законопроекта «Об адвокатской деятельности» на практике и крайний негатив от предполагаемого внедрения закона, его общественную опасность и антисоциальную направленность, деструктивны устремления исключительного уровня вреда для общества и государства.

Сегодня мы остановимся еще на одном нововведении законопроекта, которое в его развитии приведет к тотальному внедрению антиправовых схем.

Законопроект активно внедряет понятие «ордер», подразумевая под ним (согласно ст. 1, п. 2 ст. 21 законопроекта) – письменный документ, удостоверяющий полномочия адвоката, который выписывается на основании договора о предоставлении правовой помощи адвокатом или адвокатским объединением.

В формальных целях реализации законопроекта ордер продолжает и развивает внедренную законопроектом концепцию уничтожения института «внеадвокатского представительства» интересов сторон, то есть, предоставление исключительно эксклюзивного права на судебное и иное представительство адвокатам и адвокатским объединениям, лишая подобного права юрисконсультов, частнопрактикующих юристов и прочих многочисленных тружеников на рынке правозащиты.

Если «классический» представитель интересов стороны действует на основании доверенности (базирующейся на тысячелетних постулатах гражданского права), как письменного документа, составленного доверителем и устанавливающем временные и компетентные полномочия, то ордер является документом совершенно иного характера, имеющем даже, в отличие от доверенности, диаметрально противоположный характер, ибо ордер выдается (подписывается) адвокатом, без какого-либо требования к подписи доверителя на ордере.

Институт ордера адвоката и сейчас существует в законодательстве Украины, однако, он распространен в уголовном праве и процессе, будучи вполне оправданным реалиями жизни. Например, родственники узнают, что их отец (брат, муж, сын) задержан доблестными органами правопорядка, томится в «обезьяннике», возможно, находится под пытками и с целью обеспечить право на защиту задержанного, родственники оперативно заключают договор с адвокатском объединением, которое так же оперативно направляет к следователю адвоката с ордером на представительство интересов, действующего по схеме «Здравствуйте, товарищ следователь, я адвокат Сидоров, защитник задержанного Петрова, вот ордер, Вы обязаны мне дать свидание с задержанным немедленно»…

Эта схема наиболее оптимальна в данном случае. Задержанный, у которого отобрали не то что мобильный телефон, но и даже шнурки на обуви, с момента задержания активно ограничен в поиске защитника и в подписании каких-либо письменных полномочий, потому, помощь приходит извне (по крайней мере, на начальном этапе, пока все не выясниться и не разберется). Это впоследствии задержанный решит, оставить себе этого «ордерного», назначенного родственниками (или следователем) адвоката, или же потребовать себе другого, заслуживающего большего доверия (или же вообще в защитники пригласить не адвоката), какую тактику защиты избрать, но на первом этапе «ордерным» представительством будет обеспечена первичная минимальная правозащита, своего рода «скорая помощь» (но не универсальная, именно вследствие ее скорости).

Подобную схему пытаются внедрить лоббисты и разработчики законопроекта об адвокатской деятельности, предусматривая внедрение ордера во всех процессуальных случаях представительства интересов в суде.

Но «широкое» внедрение ордера вызовет исключительный путь для злоупотреблений, с восхищением воспринятый разного рода проходимцами и жуликами (которых и так более чем достаточно, но с внедрением ордеров их количество возрастет многократно).

Вся суть в том, что ордер, по задумке лоббистов законопроекта, письменный односторонний документ, выписываемый (выдаваемый) адвокатом «самому себе».

Допустим и рассмотрим простую ситуацию (в качестве примера возьму себя, как адвоката, который с «одобрямсом» должен радоваться предлагаемым законоизменениям).

Я выписываю сам на себя ордер на право представления интересов, допустим, чтобы далеко не ходить, Кабинета Министров Украины (или Фонда государственного имущества Украины) в деле по иску к какой-нибудь «Криворожстали и покупателю пакета акций (как пример), о расторжении договора купли-продажи акций, в связи с тем, что были нарушены условия приватизации и послеприватизационные обязательства. Сразу же обозначу, что Кабинет Министров Украины (Фонд государственного имущества) по ряду причин не будут знать о судебных заседаниях и моем участии на стороне истца.

Дело я «проигрываю», суды один за другим выносят решения против истца, утверждая тем самим законопослушность ответчика и его непогрешимость. Как это организовать – настоящие юристы (не те, которые разрабатывали законопроект) меня поймут очень хорошо.

В том, что причина проигрыша иска формально будет не моя субъективная вина – никто не сомневается, просто я «не смог» убедить суд в обоснованности моих аргументов и доводов (хотя «очень старался» и смогу это доказать).

Последствие же одно: во второй раз по этому поводу тем же сторонам обращаться заказано, свой шанс на правозащиту истцы использовали окончательно, и могут лишь надеяться на вновь открывшиеся обстоятельства (еще попробуй их найти и доказать, что они именно вновь открывшиеся…)

Что же будет выяснено в результате «разбора полетов», когда Кабинет Министров Украины или Фонд государственного имущества, «заподозрив» (не более) мою заангажированность захотят все «вернуть назад»?

Да ничего, абсолютно, любые посягательства и подозрения слуг «кинутого» государства окажутся безрезультатными по ряду причин.

Во первых, источником полномочий адвоката в суде является ордер. Это в законопроекте прописано четко, неоднозначно и многократно. Ордер, который выписан мною «сам не себя», правда, на основании договора о предоставлении правовой помощи. Ордер формально соответствует законодательству, так как на нем не должно быть ни подписей ни печатей Кабинета Министров Украины и Фонда государственного имущества, из которых видны мои полномочия.

Идем дальше по цепочке: на основании чего я выписал сам на себя ордер? На основании договора о предоставлении правовой помощи. Хотите посмотреть на него ? Как бы не так, согласно ст. 4 законопроекта предметом адвокатской тайны является сам факт обращения ко мне за адвокатской помощью и содержание договора, и я обязан по этому поводу молчать «как рыба об лед» и не несу ответственности ни перед кем (СБУ, Генпрокураторой, квалификационной комиссией адвокатуры) за отказ давать какие-либо пояснения…

Да и посмотреть, в общем-то, не проблема. Согласно п. 2 ст. 22 «умнейшего» законопроекта, договор о предоставлении правовой помощи может быть составлен в пользу третьего лица.

Окажется, что я (действуя в соответствии с законом) заключил договор о предоставлении правовой помощи многострадальному Кабинету Министров Украины или Фонду государственного имущества Украины (в смете который затрат на адвокатов не предусмотрели а юротдел, во исполнение концепции законопроекта – разогнали) с неким (например) ООО «Зоофил Лимитед» с Каймановых островов, то есть, заключил договор в пользу третьего лица (государства) с коммерческой структурой (прямо предусмотренная законопроектом возможность).

Это вообще «круто», что иностранная контора беспокоится за судьбу украинского Кабмина и Фонда госимущества, нанимая адвокатов для представительства национальных интересов Украины и оплачивая «тяжко заработанный» адвокатский гонорар…

Желания Кабмина и Фонда в данном случае никто спрашивать не будет и не должен, как говорится «нравится не нравится – спи, моя красавица…». Договор в интересах третьих лиц заключен, ордер выписан, «правозащита» осуществлена, полная «красота» и «идиллия»…

Если мне будет скучно и захочется «повыделываться» — и этот вариант законопроект всячески предусматривает и поддерживает: согласно п. 3 ст. 22 законопроекта договор о предоставлении мною правовой помощи может быть заключен и в устной форме.

Да я под любой присягой в любом суде буду стоять на своем, что договор был со мною в устной форме заключен лично Премьер-министром Украины или Председателем Фонда государственного имущества Украины (любым из нескольких), даже опишу, в чем они были одеты и что при этом говорили.

Опрашивать и допрашивать высших должностных лиц Украины по подобному смехотворному заявлению никто не будет (Прокуратура и СБУ заняты более важными вопросами, например, установлением перечня лиц, причастных к Голодомору 32-33 лет, тут, извините, не до какой-то мелочевки в разборках между малоизвестным адвокатом и высшими государственными чиновниками), а даже если и опросят – результат в мою пользу: договор был и я его даже исполнил, представляя интересы доверителя в суде.

При этом могу сказать, что публика будет весьма потешаться над самим фактом допроса или опроса высших чиновников по подобному факту…

Тем более, что доверитель так или иначе подтвердит, что имел намерения и цели, полностью соответствующие моим фактически осуществленным процессуальным действиям и стремлениям (то есть, так же хотел расторгнуть договор и возвратить спорный пакет акций в госсобственность)…

То есть, доверитель мои действия полностью фактически одобрит, что вообще лишает любые «пререкания» об отсутствии у меня полномочий и наличии умысла на «договорной» либо «искусственный» упреждающий характер инициированного процесса какого-либо смысла и вразумительной идеи…

А доказать, что я действовал со злым умыслом или же неквалифицированно – в данном случае это невозможно (думаю, в этом никто даже не сомневается).

Да и даже если кто захочет это доказать и внедрить, путем «нагибания» дисциплинарной комиссии адвокатуры на предмет «образцового моего наказания, чтобы никому не повадно не было» — не проблема. За «гонорар» в подобном деле (пару миллионов долларов – заниженная цена вопроса ) – любые движения мне будут ни по чем, и возможные утраты – лишение свидетельства компенсируются обеспеченной дальнейшей жизнью и широко оплачиваемой возможностью обжалования решения дисциплинарной комиссии в суде. Дисциплинарная комиссия будет принимать решение на основании исключительно эмоциональных факторов и толкований (законопроект «размыл» полномочия комиссии и поводы дисциплинарной ответственности, лишив их любых конкретных параметров), а суд будет исходить из трезвых категоричных доказательств нарушения мною закона при подобном «представительстве» (которых просто не существует).

Итого, вся затея окажется выигрышной для кого угодно, только не для государства и не для общества.

Это мы привели в утрированной форме идею «ордерного» представительства, как ее толкует законопроект, взяв для примера лишь самое, пожалуй, потенциально громкое дело последних времен, ярко увидев, что противостоять реализации злого умысла нету никаких возможностей. А если взять ситуацию попроще, где, в хозяйственном суде, скажем Полтавской области будет рассматриваться дело по иску какого-нибудь ЧП из Севастополя к одному из немногих оставшихся на плаву ОАО об признании недействительной эмиссии акций либо же об изъятии земельного участка со всеми промышленными пристройками ?

В ней же безымянный «затурканный» адвокат, вытащенный из груды дел о разводах и взыскании алиментов, за пару тысяч долларов «нанятый в формальных интересах» упомянутого ОАО (без ведома последнего) сделает все, что угодно (и иск признает, и мировое соглашение заключит и обжаловать «забудет»)…

Кого будут интересовать разборки с таким адвокатом (заранее безрезультатные, если все сделать по уму, красиво и процессуально безупречно), если в результате подобного «ордерного представительства» имущество ОАО будет перепродано несколько раз «законопослушным» собственникам и вернуть его будет невозможно?..

Результатом открывшихся соблазнов будут, несомненно, лишь физические уголовные разборки с реками крови, ибо единственным фактором, держащим правовой порядок будет лишь фактор страха за свою жизнь и здоровье… Это ли желаемый для общества результат ?

Вот такие потенциальные неотвратимо наступающие и хорошо прогнозируемые результаты нормотворчества «умников», засевших в стенах парламента и стремящихся если умышленно не достичь деструктивных целей, то уж точно — «покрасоваться» своими «харизматическими» задумками и движением мысли, к сожалению, неконтролируемым и хаотичным.

Всего то, что необходимо разработчикам законов и их восторженным почитателям: не нужно изобретать велосипед и пытаться отрицать классические правовые конструкции, апробированные тысячелетиями. По моему убеждению, право – сложный организм, сродни живому, со своими жизненными функциями, налаженными самой природой и контролируемыми генетически. Лишение одной из функций права или правовой конструкции влечет примерно такие же результаты, как и лишение живого физического организма того или иного жизненно важного органа: организм немедленно умирает, превращается в труп, что доставляет удовольствие лишь стервятникам и гнилостным бактериям.

Если мы не хотим допустить подобных результатов в отношении более-менее устоявшихся правовых, политических, социальных и экономических параметров современного украинского общества – от подобных попыток «экспериментов» (как минимум нелепых, если не откровенно вредительских) нам следует категорически воздержаться, не доверяя «нормотворцам» подобного рода даже подходить к компьютеру и покупать канцтовары.

Алексей Святогор, адвокат, специально для УК

Читайте также: