Приговор по совету психолога

Европейскую практику могут применять в отечественных судах. Цель ювенальной юстиции — чтобы после пребывания за решеткой у детей (подростков) не ломались судьбы. По крайней мере, у большей части Сейчас в Государственном департаменте по исполнению наказаний работают над тем, чтобы расширить полномочия психологов в судах. По словам заместителя министра юстиции Евгения Корнийчука, это предусмотрено в концепции ювенальной юстиции, над внедрением которой сегодня активно работают в Минюсте. По мнению экспертов, такие новации — это один из первых шагов в реформе всей судебной системы. Но готовы ли украинские суды сотрудничать с психологами, и готовят ли таких специалистов в Украине? По мнению правоведов, именно психологи помогут несовершеннолетним найти общий язык с пострадавшими, как и адаптироваться к жизни после выхода из мест лишения свободы. Пока подобные функции возложены на судебных воспитателей, но, как убеждают эксперты, на практике картина совсем иная — их нет ни в одном суде Украины. В чем же особенности сотрудничества судей и психологов «Дню» рассказал президент Украинского центра взаимопонимания Роман КОВАЛЬ.

— Господин Роман, какие функции должен исполнять психолог в суде?

— Среди основных его обязанностей — помощь суда в принятии решений касательно несовершеннолетних. Но сейчас не существует ни одного закона, который бы определял, что именно должен делать психолог в суде. Поэтому его появление в судебном заседании без соответствующего законодательного положения ничего не изменит. Его участие очень важно, например, если он даст экспертную оценку состояния несовершеннолетнего в момент совершения преступления, судья может принять более взвешенное решение. Главная цель суда — не просто наказать несовершеннолетнего (это приводит к тому, что несовершеннолетний чувствует изолированность), а исправить и, возможно, перевоспитать. Однако смягчение приговора ни в коем случае не должно быть самоцелью для психолога.

— Приняты ли соответствующие законы или программы, которые предполагают сотрудничество судей и психологов?

— Сейчас должность психолога в суде нигде не прописана и не соотносится с другими законами Уголовного кодекса. Поэтому выходит, что законодательно такой пункт существует, но в реальности картина совсем иная: каким образом исполнять это положение, никому не понятно. Так же, как с ювенальной юстицией. Сейчас существует Указ Президента Украины об утверждении концепции реформы криминальной юстиции, одним из пунктов которой является создание Национальной концепции ювенальной юстиции. Когда эта концепция будет принята, не известно.

Поэтому решая судьбу несовершеннолетних правонарушителей, судьи руководствуются статьями криминально-процессуального кодекса Украины, где есть соответствующие статьи, касающиеся исключительно несовершеннолетних и предусматривающие перечень лиц, которые могут участвовать в судебных заседаниях. Также есть положение о судебном воспитателе, которое не работает, поскольку подобная должность должна создаваться за счет местного бюджета при судах, но такая практика в Украине пока не прижилась. Поэтому сейчас ни в одном судебном заседании воспитатели участия не принимают. Возможно, это мог бы быть психолог по специальности, но, опять же, на практике ничего подобного нет.

Прежде чем внедрять должность психолога в суде, нужно принять общие основы и принципы ювенальной юстиции, а потом предпринимать конкретные шаги, которые будут привлекать психологов к судебным заседаниям. Но для начала нужно точно определить функции психолога, ведь это еще один дополнительный профессионал, который в системе реагирования на преступления проводит соответствующую работу с несовершеннолетними. Поэтому такие специалисты должны чувствовать ответственность за свою работу с несовершеннолетними. В целом, в концепции ювенальной юстиции предусмотрено три ее главные функции: охранительная, или защитная, воспитательная и восстановительная.

Именно принцип восстановительного подхода предполагает: несовершеннолетний, вступивший в конфликт с законом, должен встретиться с тем, кому причинил вред, с обсуждением нанесенного ущерба, извинением и какими-то действиями правонарушителя для устранения этого вреда. Такой подход восстанавливает отношения между пострадавшим и правонарушителем, их психологическое состояние, а также чувство ответственности и собственного достоинства правонарушителя, который, возможно, впервые совершил преступление и не до конца осознал свою вину.

— Если должность психолога в суде все же станет обязательной, где будут готовить таких специалистов?

— Сейчас существует ряд учебных заведений, где учатся будущие психологи. Но другое дело — действительно ли на психологических факультетах проводится определенная подготовка к работе с несовершеннолетними в судах, учат ли их в том ракурсе, который помог бы судам лучше понимать личность несовершеннолетнего и на основании экспертного вывода принимать более взвешенное решение. Должность психолога должна внедряться в общем контексте судебной реформы. Наш центр давно инициирует создание службы пробации, которая предусматривает не только наказание правонарушителя, но и дальнейшую его реабилитацию, включение в общество, исправление, а также решение проблем, которые привели к совершению преступления (семейные или бытовые).

Если Департамент по исполнению наказаний согласится, что психолог должен исполнять именно эти функции, это будет идеальным вариантом для ювенальной юстиции. Ведь это позволит проводить социальную оценку личности, анализ условий, в которых пребывает несовершеннолетний, а также предоставлять этот отчет судье и вести программу примирения между нарушителем и пострадавшим. Это возможно сделать, но другой вопрос — какой судебной структуре это подчинить. Кстати, за границей службы пробации уже давно вошли в практику. Они помогают системе уголовной юстиции лучше исполнять свои функции, ведь задача службы — не только наказание, но и исправление и возвращение несовершеннолетнего в общество после пребывания в местах лишения свободы. А для несовершеннолетнего важно знать, что он остался полноценным членом общества даже после ареста. Применяя более современные, гуманные и эффективные подходы, службы пробации убеждают и несовершеннолетних, и членов общества, что юный правонарушитель действительно исправился и понял свою вину.

Инна ФИЛИПЕНКО, «День»

Читайте также: