Глумление или коммерция? Кладбища все больше становятся местом для получения выгоды

Все в этой жизни имеет свой конец. Хочется верить, что есть рубеж и у того беспредела, что окружает нас повсеместно. К сожалению, реалии жизни убеждают нас в обратном… Последнее прибежище на Земле… Здесь мы задумываемся о бренности жизни и хотя бы на время забываем о делах. Дыхание вечности заставляет нас пересмотреть отношение к событиям и ценностям. Казалось бы, тут не может быть места для земной суеты и тем более для стяжательств и коммерции. Но на самом деле падение нравов и деградация общества не смогли обойти стороной того, что вызывает почтение даже у противоборствующих сторон в военное время. Да, кладбища все больше становятся местом для получения выгоды или, другими словами, для беззастенчивого и откровенного зарабатывания денег на людском горе.

Предать земле совсем непросто

Уже не осталось у нас ничего не подверженного коммерции. Всю жизнь платим за все, что только можно, и расставаясь с бренным миром, попадаем напоследок в лапы «провожатых». Они по возможности стараются осложнить положение и без того подавленных и растерянных от горя родственников и близких, усугубить их бремя и тяготы…

Одним из самых перспективных и рентабельных товаров на сегодня является земля. В городах ее нужно все больше под строительство жилых и торговых комплексов, стоянок, заправок и тому подобных атрибутов цивилизации. В селах же люди все больше осознают: земля может кормить как их, так и множество других семей, а с учетом проблемы экологически чистых продуктов тема становится еще актуальнее.

Все это не могло не сказаться на кладбищах, которые расширяются и покрывают все новые и новые гектары. Постоянные проблемы и все возрастающие расходы заставляют православных людей пользоваться такими нетрадиционными для них методами, как кремация. Множество погостов в черте города закрыты для первичных захоронений по простой причине – уже некуда расширяться. Взять для примера хотя бы кладбище рядом с торговым комплексом «Барабашово», уже вплотную обросшее зданиями и торговыми площадками. Оно просто физически не может покрывать новые площади.

По православным традициям прах должен быть предан земле, а значит, и останки после кремации тоже подлежат захоронению. Существует целый ритуал, согласно которому земля там, куда поместят урну, должна быть освящена. Для этого достаточно освятить в церкви небольшое ее количество (горстку) и затем посыпать ею место предстоящего захоронения. Как правило, это могила уже почившего родственника, на которой делается небольшой подкоп, куда и помещается урна с прахом.

Это первое и, пожалуй, самое безобидное по тяжести нарушение. На самом деле для таких манипуляций надо получить разрешение у администрации кладбища и заплатить некую сумму. Но эти хлопоты и расходы, как правило, люди считают излишними. Ведь можно просто пронести урну в сумке и сделать все незаметно. Правда, после установки мемориальных табличек вероятность обнаружения таких подзахоронений возрастает – могут последовать штрафные санкции, но происходит это крайне редко.

В тесноте, да не в обиде

Происходят на закрытых кладбищах и другие захоронения, требующие по нормам 1,5 на 2,2 метра. Существует множество схем вторжения на фактически закрытые погосты. Официально и вполне законно это может сделать родственник усопшего, или даже просто посторонний, у которого на руках окажется свидетельство о смерти того человека, которого планируется «уплотнить». Этого вполне достаточно, чтобы сделать повторное захоронение. Согласно санитарным нормам по истечении 20-25 лет (в зависимости от грунта) в могилу может быть сделано повторное захоронение. На столбах рядом с кладбищами и в Интернете полно объявлений о продаже могил. На одном из московских сайтов, посвященных ритуальным услугам, некая Ольга предлагала даже место на Ваганьковском. «Двойная могила. Отличное место. Рядом похоронен Есенин. Цена 15 тысяч долларов».

Видимо, столь высокая цена – из-за соседства с поэтом. Надо ли говорить, что многие таким нехитрым способом решают свои финансовые проблемы – продают свидетельства о смерти своих родственников коммерсантам и «нуждающимся». Как правило, им в этом активно помогают те же работники погоста – берут за посредничество какую-то сумму и сводят продавца и покупателя. Надо заметить, что покупателей совсем не интересует, состоит ли обладатель данного свидетельства в родстве с покойным, потому как наличие на руках свидетельства о смерти дает полное право распоряжаться могилой. Цены варьируются в зависимости от места. Кладбище в черте города ценится дороже, важны также расположение (близко от входа или далеко) и место (свободный подход или надо пробираться туда, огибая множество оградок).

В последнее время, правда, подобная торговля несколько осложняется новым законом, обязывающим иметь не только свидетельство о смерти, но и право на само место захоронения.

Помимо официальной торговли, существует и нелегальная. На кладбищах всегда можно найти заброшенные могилы. Работники кладбища отслеживают такие захоронения и, как только убеждаются, что до них никому нет дела, включаются «в процесс». Иногда для проверки на могилу сваливается мусор, этим тут же начинают пользоваться посетители и вскоре куча вырастает до таких размеров, что начинает угрожать соседним могилам. Если за несколько лет никто из родственников не объявился, значит все в порядке: место можно использовать для последующего захоронения. Как правило, делается это через третьих лиц, которые даже не оформлены как работники кладбища. Если их задержат, что называется, на горячем, то обвинят не в злоупотреблении служебным положением и взяточничестве, а лишь в незаконном предпринимательстве, что влечет за собой административное наказание – штраф. Надо ли говорить, что охотников заработать лишние 200-300 долларов всегда хватает. К тому же кто будет отслеживать, куда и кого хоронят? Тут живых не хватает сил защитить, а уж мертвых-то…

Существует еще более изощренный способ обмана. Многие, наверное, знают, что часто рядом с могилами оставляют место для родственников – на будущее, так сказать. Более того, места эти официально оформляются и за них платятся деньги. Казалось бы, все делается прозрачно, никаких оказий быть не может, но практика показывает, что и здесь находятся лазейки. Вот, например, возьмут и похоронят на оставленном месте совершенно чужого человека. Потом скажут, что, мол, вот так и так, ошибочка вышла. Готовы предоставить другое место, ведь не выкапывать же покойника, в самом деле.

Вначале шок и негодование, затем смирение. Как правило, все соглашаются (хотя и со скрипом), входят в положение, и все такое… Перезахоронение – дело хлопотное, опять же через суд, который может оштрафовать администрацию, но места все равно не вернуть. Вот и идут на компромисс недовольные родственники. Оформляется другой участок как раз там, где сейчас происходит расширение – как правило, на отшибе. Расстраиваться надо бы, но есть один неоспоримый факт, перед которым меркнет все остальное – вы живы, и когда вам понадобится последнее пристанище, неизвестно, а тот, что по ошибке подселен… Тем и утешаются, а нечистая на руку администрация в очередной раз подсчитывает барыши.

Как же застраховаться от такого несанкционированного вторжения? Возможно, простая оградка решила бы проблему, ведь при ее наличии уже не может быть речи о том, что недо-смотрели, ошиблись… Откровенный захват уже получится. Правда, можно снести оградку и сказать, что ничего и не было, но это уже слишком. Гораздо проще найти другое место, более удобное для таких целей – где нет оградок, а есть просто свободное место рядом с могилой.

Сюда несут. Ну а отсюда…

Но и с оградками все не так просто. Кроме незаконного вторжения, бывает еще и несанкционированный вынос с кладбища всего, что представляет ценность. Нарушители «вечного сна» не гнушаются ничем – свежие и искусственные цветы, венки, таблички из цветного метала, памятники из нержавейки и, конечно же, оградки. Цветы-венки идут на перепродажу, все остальное сдается в приемные пункты как лом. С этим уже научились бороться и существуют даже специальные профилактические меры. Например, свежие цветы принято подрезать до таких размеров, что их перепродажа уже оказывается невозможной, венки рекомендуется посыпать землей и обливать водой, метить зеленкой, краской и тому подобное – это не дает полной гарантии, но все же помогает.

Оградки уже давно делают невысокими из недорогого металла (в основном чугуна) и буквально вмуровывают в землю. А то и просто ограничиваются бетонным бордюром. Не металлические памятники ставят – каменные. Люди ко всему приспосабливаются, а по-другому бороться с бизнес-вандализмом пока не получается. Немногочисленные сторожа и охрана сделать ничего не могут, лишь констатируют поутру факт очередного воровства. Правда, бывает, что и повезет ночному обходчику – выловит вора на горячем или задержит нерасторопного грабителя с памятником либо оградкой. Например, в один из ночных дежурных рейдов правоохранители засекли легковушку на территории кладбища. И подойдя ближе, обнаружили, как несколько человек споро набивают багажник свежими венками. Разумеется, выкрутиться воришкам не удалось. Но случаи такие редки и в основном вандалам все сходит с рук, вот и приходится бороться альтернативными методами – путем упрощения и удешевления материалов или же предварительной порчей и приданием «нетоварного вида».

Глумление или коммерция?

К сожалению, замена металлических памятников на гранитные и мраморные тоже не дают гарантий от последующих бед. В последнее время все учащаются случаи глумления над каменными монументами – то школьники решают помериться силой и сносят чуть ли не около 50 памятников, то сатанисты, то просто неизвестные. Странная мода, но ходят слухи, что наряду с откровенным кощунством здесь может присутствовать и коммерческий интерес. Ритуальные конторы имеют свою базу данных, так что безошибочно могут определить, на каком погосте много проданных ими гранитных памятников.

Затем прикинуть место наибольшего скопления «бывшего товара» – а дальше дело техники. Нанятый человек или даже свой, предварительно запасшись молотом, ночью идет на нужное кладбище и уничтожает выбранные «объекты», а заодно и еще нескольких десятков попавшихся на пути, чтобы никто не усомнился: все равно что было крушить этому ночному сумасшедшему. Можно и знаки сатанинские нарисовать, и звезду перевернутую на себя повесить, чтобы если поймают, уж никакого сомнения: глумился сатанист – и никакой тебе коммерции. А ведь самый дешевый гранитный памятник стоит от тысячи гривень. А куда обратятся родственники за новым? Правильно, туда, куда и раньше. Разумеется, бесплатно его ставить никто не будет, и реставрировать тоже, вот и коммерция. Гнусно! – скажете вы. Да, более чем, но неужели из-за этого можно отвергать такой способ заработка у некоторых потерявших всякую совесть предпринимателей?

Если убийство за деньги сейчас уже никого не удивляет, то почему же должно удивлять крушение гранита?

Возможно, милиции стоит в таких случаях более тщательно прорабатывать версию умышленной порчи надгробий с целью коммерческой выгоды. Хотя если на след такой конторы выйдет «оборотень в погонах», то за определенную мзду дело так и останется нераскрытым или же будет квалифицировано как сатанинская вакханалия и тому подобное.

Откуда и с чьего допущения делается такое беззаконие?

Об этом грустно говорить, но все же люди, сталкиваясь с подобной проблемой, как правило, уже не видят в ней ничего вопиющего, а лишь нечто само собой разумеющееся. Мол, не бывает по-другому в государстве, где все решается через деньги и связи. Мол, там, где правят бал несправедливость и полная безответственность, нет места порядку. Мы можем лишь наблюдать и обсуждать, как заменить головы тем, кто еще способен что-то решать в этой стране. Но ведь понимают же люди в чиновных кабинетах, что повсеместный беспредел не сможет их миновать и даже огромные особняки, обнесенные трехметровым забором, не дадут убежища?

Что готовят они своим чадам, какое жуткое общество будет их окружать? За что же так наказывать своих детей? Или, быть может, Украина рассматривается как некая стартовая площадка, где благодаря отсутствию закона можно сколотить капитал – и вперед, в другую жизнь, подальше отсюда? Что ж, таких руководителей, наверное, следует судить по всей строгости… Но, увы, с законами у нас тоже проблема.

Павел СЕРГЕЕВ, Харьков, Новый день

Читайте также: