Игорный бизнес в Украине: выигрывают только политики. Рядовым гражданам — «зеро»

Положить конец разгулу и бесконтрольности игорного бизнеса в Украине клятвенно обещали представители всех ведущих политических сил. И все избирателя обманули. Надо полагать, заработали на проблеме государственного масштаба? «Ограничим распространение азартных игр. Убережем от них детей». Это цитата из предвыборной программы блока «Наша Украина – Народная самооборона» – программы, с которой он год назад был избран в Верховную Раду. «Введение эффективных экономических механизмов европейского уровня для ограничения дальнейшего распространения азартных игр». А это пункт утвержденной в январе программы «Украинский прорыв» Кабинета Министров Юлии Тимошенко. Что выполнено из этих обещаний?

Сколько в Украине игорных заведений и людей, которые их посещают? В какую сторону меняется их число? Чтобы ответить на эти вопросы, мы начали искать цифры об этом бизнесе. Решения, которые должны его регулировать. И интересы людей, которые эти решения принимают.

Сколько в Украине игорных заведений?

Ответы на этот вопрос очень много рассказали о том, насколько это явление находится под контролем.

Государственный комитет статистики сообщил, что подсчет количества игорных заведений не ведется.

Министерство финансов предоставило информацию о количестве выданных им лицензий. На 1 августа – 117 на игровые автоматы и 55 на казино.

Но эти цифры мало что говорят даже о количестве легальных заведений. По закону владеющая лицензией Минфина компания может получить сколько угодно ее копий – хоть для тысячи залов. К тому же в законодательстве есть «дырка». Еще до Минфина право лицензировать азартные игры получили местные администрации. Данных о том, сколько из них использовали это право, Минфин сообщить не смог.

По нашей просьбе это специально подсчитал Государственный комитет по вопросам регуляторной политики и предпринимательства – 1 962. Столько лицензий было выдано, переоформлено и дублировано всеми органами власти с 2003 по 2007 год (больше пяти лет лицензии не действуют).

Но и это оказалось еще не всей правдой. В ходе расследования мы посетили в Киеве международную выставку «Индустрия развлечений». Среди сияющих автоматов и рекламирующих их девушек-моделей наше внимание привлек скромный стенд Украинской ассоциации деятелей игорного бизнеса. В ее анализе состояния дел, который предлагали вниманию посетителей, было написано: «по оценкам Ассоциации, нелегалов (игорных заведений без лицензии) – 60-70 %».

Так что самыми близкими к действительности, вероятно, следует считать оценки этой Ассоциации, подготовленные для слушаний в комитете Верховной Рады в марте 2008 года. Один из участников слушаний предоставил нам эти оценки. Вот они. В Украине открыто 2,5-3 тысячи игорных заведений. В них работают 150-170 тысяч человек. Установлено 260-280 тысяч автоматов. Половина игорного бизнеса принадлежит иностранцам.

Сколько украинцев играют?

Ответы на этот вопрос рассказали о том, как в нашей стране борются с гэмблингом, или патологической страстью к азартным играм. С 1977 года она включена Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в Международный классификатор болезней. Вот какой ответ дало Министерство здравоохранения на наш запрос о количестве в Украине таких пациентов и процедуре их лечения.

«Несмотря на то что зависимость от игр и была внесена в международный список болезней, она не является заболеванием, а относится к группе поведенческих расстройств. Поэтому никакое медицинское лечение (при помощи химических веществ-медицинских препаратов) не нужно и невозможно. За внедрение реабилитационных программ по поведенческим расстройствам в нашей стране ответственно Министерство по делам семьи, молодежи и спорта, а в его структуре – Государственная социальная служба для семьи, детей и молодежи», – пришел ответ с подписью главного нарколога Украины Анатолия Виевского.

Госслужба для семьи, детей и молодежи в свою очередь ответила, что учетом игроманов и их реабилитацией не занимается и не должна. Зато изготовила социальную рекламу – видеоролик для телевидения. Мы его посмотрели. Нам понравилось.

А ответить на вопрос, сколько украинцев регулярно засовывают деньги в игровые автоматы или меняют на фишки в казино, могут, в частности, два социологических исследования.

Одно летом 2007 года Государственный институт развития семьи и молодежи провел среди возрастной группы 14-35 лет по всей территории Украины. 13 % респондентов сказали, что иногда прикасаются к кнопкам игрового автомата. 2 % сознались, что посещают игорные заведения каждый день.

Второе исследование провел в 2006 году Центр изучения общественного мнения «Социоинформ» среди жителей Львова по заказу Ассоциации работодателей Львовщины. 6 % опрошенных горожан сказали, что были в течение этого года в казино, 6,5 % сказали, что играли на автоматах, установленных на улице, и 8 % – на автоматах, установленных в залах.

По словам издателя журнала «Азарт» Игоря Романюка, в Украине один миллион постоянных игроков.

Растет ли число игроков?

Об этом говорит число проданных патентов на игровые автоматы. По закону их нужно ежегодно покупать у налоговой администрации на каждый автомат. За последние шесть лет количество проданных патентов возросло вчетверо. По данным на 1 июля, в Украине легально работало 136 тысяч игровых автоматов.

Может быть, игорный бизнес не растет, а легализируется?

Может быть. Но вот данные об уплате налога на прибыль, которые мы запросили в Государственной налоговой администрации. Это один из индикаторов того, идет легализация или нет. Казино, залы игровых автоматов плюс видеосалоны и концертно-зрелищные мероприятия (налоговики учитывают их платежи вместе) за прошлый год принесли налога на прибыль меньше, чем пять лет назад. А именно – 2,6 млн гривень.

Лучше понять значение этих цифр поможет один грубый подсчет. По оценке представителей этой индустрии, один автомат в месяц приносит в среднем 1 000 долларов дохода. Если умножить эту цифру на 12 месяцев и на количество легально установленных автоматов, выходит 1,6 млрд долларов в год. Без нелегально установленных автоматов. И без казино.

Как реагирует центральная власть?

Впервые ограничения игорного бизнеса еще в 2001 году предложил беспартийный депутат Иван Билас. С тех пор сменились четыре созыва парламента, шесть правительств и два президента. По инициативе депутатов и правительства в Верховную Раду было подано еще 12 законопроектов, призванных ограничить игорный бизнес. Ни один не принят.

Почему? Решите простую задачку и, может быть, найдете ответ на этот вопрос. Допустим, вы – директор игорного заведения. Закон дает вам выбор. Можете купить лицензию у Минфина за 150 тысяч евро. Или у каждой области отдельно – за 255 гривень. Вы выберете второй вариант? Посчитали, что на 25 областей плюс Киев и Севастополь потратите 6 885 гривень? А вот и неправильно. Иначе зачем 172 компании заплатили Минфину по 150 тысяч евро и еще сотня стоит в очереди?

Представитель игорного бизнеса на условиях анонимности: «Многие из нас уже сами хотят четких правил и согласны на ограничения, например, минимального размера залов. Но правил не хочет власть. Это ведь большая кормушка. Всем нужно дать взятки. Чем меньше правил, чем размытее они выписаны, тем больше взяток нужно давать. К примеру, есть требование вывешивать лицензию в «удобном месте». А проверяющий говорит: «Это место неудобное». Вот тебе и 300 долларов. Почему они не закрывают тысячи игровых автоматов, работающих нелегально?»

Есть еще один фактор. Знатоки этого бизнеса анонимно назвали нам фамилии депутатов, имеющих в нем долю. Доказать это – предмет отдельного расследования. Пока стоит обратить внимание на детали последних инициатив главных парламентских сил. Значение этих деталей подчеркивали знатоки.

От БЮТ законопроект подал Валерий Писаренко. Он предлагает вынести бизнес, о котором идет речь, в четыре игорные зоны на западе, востоке, юге и севере страны. Наши эксперты посоветовали понять, почему согласно проекту эти зоны должны находиться на расстоянии 500 км друг от друга и обязательно охватывать не менее двух административных районов. Это может сделать особенно ценной землю, расположенную на границах районов.

«Свідомо»: – Почему вы занялись этой проблемой?

Валерий Писаренко: – Разгул и бесконтрольность игорного бизнеса.

«Свідомо»: – Представители игорного бизнеса назвали территориальные ограничения, которые вы предлагаете, лоббированием земельных интересов вашего коллеги по фракции Богдана Губского.

Валерий Писаренко: – Мой законопроект обзывали лоббистским, публиковали заказные материалы, и я уже общался с теми людьми, которые это делали. Я им объяснил, что если сейчас не ввести эти ограничения, то люди рано или поздно соберутся и сметут игорные заведения.

Кабинет Министров будет подавать на утверждение Верховной Рады территории для игорных зон. То есть еще не известно, в каком регионе они будут. Это, конечно, должны быть депрессивные зоны, чтобы их развивать. Я вообще не понимаю, при чем тут мой коллега Богдан Губский».

От НУ-НС проект закона подала Оксана Билозир (в соавторстве с тремя депутатами). В нем предусмотрено много ограничений, включая введение запрета на открытие в городах через три года игровых залов, через пять лет – казино. Наши эксперты посоветовали обратить внимание на слово «открытие».

«Свідомо»: – Почему вы занялись этой проблемой?

Оксана Билозир: – Подвигли избиратели. Где бы я ни была в предвыборных поездках, люди обращались: «Сделайте что-то с игровыми автоматами. Мы на работе, а дети проводят время в игорных залах, выносят имущество из дома.

«Свідомо»: – Слово «открытие» в вашем проекте означает, что на игорные заведения, действующие на момент введения запретов, ограничения распространяться не будут. Закон ведь не имеет обратной силы. В данном случае это просто убережет такие заведения от конкурентов?

Оксана Билозир: – Это какое-то недоразумение. Все игорные учреждения через определенный период должны быть вынесены за границы населенных пунктов. Для залов игровых автоматов я предложила установить этот срок продолжительностью в три года, для казино – в пять лет.

Еще один законопроект в Верховной Раде VI созыва предложил Григорий Смитюх от Партии регионов. Наши эксперты не нашли в документе лоббистских идей, просто назвав его «популистским» (представители игорного бизнеса как огня боятся запрета заведений в населенных пунктах). Смитюх предлагает вынести весь бизнес максимум в четыре зоны. Законопроект не указывает, где они должны создаваться, и не делает никаких послаблений для уже открытых заведений.

Есть только один вопрос. Проголосует ли за предложение Смитюха хотя бы его партия? В прошлом созыве Партия регионов этого не сделала.

«Свідомо»: – Почему за ваш проект тогда не проголосовала ваша же партия?

Григорий Смитюх: – Мне сказали, что будем голосовать за правительственный законопроект.

«Свідомо»: – А вы обращались за помощью в правительство? Ведь его тогда возглавлял ваш лидер Виктор Янукович, а другой однопартиец, Николай Азаров, руководил Минфином?

Григорий Смитюх: – Естественно, я обращался к Николаю Яновичу. Николай Янович направил меня к своим заместителям. Они мне сказали: это очень правильная, нужная идея, но, как добавил один из них, «если мы такой законопроект примем, то меня завтра уволят с работы».

Какую позицию занимает правительство Юлии Тимошенко?

«Правительство обговорило первый вариант закона, который ограничивает размещение игорных заведений в центрах городов. И мы сегодня с этим проектом решили выйти на расширенные общественные слушания», – заявила премьер-министр 24 сентября. В переводе на язык фактов это означало: проект закона, который под руководством заместителя министра финансов Дениса Фудашкина разрабатывался с июня, одобрен не был. Правительство далее намерено дорабатывать ограничения.

Как не впасть в зависимость?

Пока власть не торопится, вы можете помочь себе сами. Вот некоторые медицинские советы.

Российские психиатры Цезарь Короленко и Наталья Дмитриева в своем исследовании «Нехимические аддикции» назвали следующие группы риска: дети из неблагополучных семей; люди, которые в детстве страдали от жестокости или невнимания окружающих; а также те, кто с азартными играми познакомились на примере родителей.

Еще важно понимать, что увлечение игрой наступает незаметно.

«Свідомо»: – Сколько пациентов обращаются к вам с этой проблемой?

Леонид Юнда, известный врач в сфере гэмблинга: -Не обращаются. Их приводят. На двух-трех пациентов приходится 20-30 встреч с родственниками. Зависимые от игры не признают себя больными и не идут на лечение.

Для тех, кто уже играет, вот симптомы болезни, согласно информации ВОЗ:

— игра с потерей денег более двух раз в год;

— непреодолимое желание играть;

— неспособность прекратить игру усилием воли;

— постоянные мысли об игре.

Александр Акименко, Егор Соболев, «Свідомо», Новый день

Читайте также: