НеДетские игры. Почему так «звереют» наши дети?

Подросткам инкриминируют издевательство над школьниками: они вставляли по очереди в рот юношам пневматический пистолет и стреляли по ногам. Малолетних девочек обвиняют в жестоком истязании щенков, которых живьем бросали в костер и цемент… Почему так «звереют» наши дети?

Жизнь «по понятиям»


«Нам засунули пневматический пистолет в рот, потом стреляли по ногам…Они любят реп, а мы «Металлику»

Родители двух учеников девятого класса школы №23 подали заявление в милицию. Они утверждают, что старшеклассники избили их детей и подвергли издевательству: стреляли в ноги из пневматического пистолета, заставляли грызть баллончики из-под краски и есть пакетики. Сами ребята говорят: с одноклассниками отношения не сложились, а с 11-классниками, которые приняли участие в «разборках» – у них давний конфликт.


Побитые парни говорят, это уже не первый конфликт со сверстниками: ’’Мы любим Металлику, а они рэп’’

Ссора вышла из-за надписи: пострадавшие ребята объясняют, что они на стене нарисовали знак группы «Рамштайн», одноклассники же говорят, что те на местной курилке написали: «Курилка только для металюг». Надпись и спровоцировала очередной конфликт:

– Началось все на перемене, – рассказывает 14-летний Артур*. – Те ребята позвали нас. Двое были со школы, с 11-го класса, и один из машиностроительного техникума, он боксом занимается, – Мы пошли на канал, за территорию школы. Все видели, что мы вместе уходили. С территории школы все хорошо видно, что там происходит. Нас видели одноклассники и 11-классники. Охранник вышел на поле, посмотрел на нас и ушел обратно.

– Они нам сразу сказали, что будут держать нас тут целый урок. Били, стреляли в ноги из пневматики, мне три раза попали. Так больно было, – рассказывает Игорь*,– Артуру больше досталось, ему раз пять выстрелили.

– Они пистолет в карманы брюк засовывали и стреляли. Есть даже дырка на одежде. В рот засовывали, пугали, – говорит Артур. – Еще они играли в «камень, ножницы, бумага», когда разыгрывали последний патрон. Игорь его выиграл.

– Они говорили, какие мы лохи, а видите, какие мы крутые со стволом ходим, – делится Игорь.

– Били ногами и руками по лицу и в солнечное сплетение, – говорит Артур.

– Меня ногами. Ударил в солнечное сплетение, я согнулся, а он сверху по спине еще локтем, – добавляет Игорь.– На лице у меня был тут синяк и тут, сейчас уже не так видно.

– Еще заставляли грызть баллончик с синей краской, – вспоминает Игорь.

– Нас фотографировали, снимали на телефон. Сказали, что на реперские сайты это выложат. А еще они разорвали пакетики, и заставили нас их есть. Потом с желудком было плохо, два дня не мог есть, – добавляет Артур.

«Мы боялись говорить»

Ребята говорят, о происшедшем сразу никому не рассказали – боялись, потому что их предупредили, что достанут, если будут распускать язык.

– Смотрю, у него кроссовки в краске, на лице следов не видно было, – говорит Ирина, мать Игоря. – Я спрашиваю, что случилось, а сын говорит мне: «Мама, я сам вступил, сам!» Оказывается, их побили и обрисовали кроссовки баллончиком. Я начала вытягивать из ребенка по слову.

Когда он стал рассказывать, у меня волосы на голове зашевелились.

– Я была на работе, когда мне позвонили и рассказали. Аж руки стали трястись, – делится мать Артура. – Когда узнала, что в них стреляли, это было, конечно, шоковое состояние. Две ночи мы ревели, спать не могли. Среди ночи просыпаешься и мандраж.

К медикам за помощью обратились не сразу. Только на следующий день после происшествия Артуру вызвали скорую.

– Стала кружиться голова, со зрением проблемы, – продемонстрировал Артур «фонарь» под глазом. – Скорая меня не забирала, потом мы еще сами в третью больницу ходили к врачу насчет глаза.

– Он даже падал и сознание терял, – добавляет мать.

Врачи говорят: никаких серьезных повреждений не выявили.

– В карточке, составленной врачами скорой помощи, записано, что ребенка побили в школе, – рассказывает заместитель главврача «скорой помощи» Николай Жижонков. – Ничего страшного там нет, синяк под глазом. Ребенка в больницу не везли.

После вызова медиков, родители пострадавших детей написали заявление в милицию и сняли побои.

– Мы видели родителей тех, кто бил наших детей, у них лица аж серые. Они такие же, как и мы, и, видимо, сами в шоке от происшедшего. Сейчас все спихивают на того парня, который в техникуме учится. Но он не один принимал в этом участие. Один из моих сыновей учится вместе с ним. Так тот парень ему говорит, что спихивайте все на меня, про остальных ничего не говорите. Теперь на нас пытаются давить этим. Директор школы звонила, говорит, чего вы добиваетесь своими обращениями. Я знаю, что было видео – ведь все это снимали на мобильный, но сейчас его уже ни у кого нет, все стерто, – говорят родители пострадавших ребят.

«Металл» против репа

– Весь класс настроен против нас и нашего друга, – говорит Артур. – Они живут «по понятиям»: то есть нужно слушать реп, быть гангстерами, как они это называют. Фильмов насмотрелись разных.

– Мы не говорим, что наши дети идеальны, – рассказывают родители ребят. – Были проблемы и по посещаемости, и по успеваемости. С коллективом возникали конфликты. Но ведь это же не повод, чтобы такое творить…

Сейчас ребята в школу не ходят. Пойти туда собираются только со следующей недели. Больше всего опасаются не того, что учителя из-за скандала могут «зарубить» оценки, а дальнейших взаимоотношений со своими одноклассниками.

– Буду заканчивать эту школу, не хочу показаться «боягузом», – говорит Артур.

«Да никакого издевательства не было»

Нам удалось пообщаться с одноклассницами побитых ребят. После общения с девочками, сложилось впечатление, что произошедшее – обычное явление для школы №23.

– Да никакого издевательства не было, – говорят ученицы девятого класса. – Вот в меня он тоже пулькой такой попал, даже синяка не осталось. Да просто они приукрасили, могут такое сделать. Чего-то сверх там не было. Да, баллончик они грызли, за остальное не знаем, все не видели…Да разные бывают неувязки, мы вот тоже как-то дрались, – смеются они.

По мнению девочек, пострадавшие мальчики тоже не ангелы: часто срывали уроки и конфликтовали. Работники учебного заведения также отмечают, что один из побитых мальчиков был у них на особом счету.

– Да там уже не первый случай, когда дети дерутся. Было даже, что в больницу кого-то потом забирали. Но в милицию родители не обращались, до этого доходит редко, – делятся с нами родители Артура.

Комментарий:


Судя по рассказам детей, в школе №23 междщу учащимися, нередко возникают конфликты

В пресс-службе горуправления сообщили: родители ребят действительно заявили о том, что их детей побили в школе:

– Согласно с законом проводится проверка, которая может длиться до 10 дней, и по результатам которой будет решаться вопрос о возбуждении или невозбуждении дела. Были сняты побои. по выводам экспертов, есть легкие телесные повреждения, ушиб левого глаза, – отметили в пресс-службе.

Вместе с тем в выводах экспертов отсутствует информация о повреждениях, нанесенных пневматическим пистолетом.

«Ничего не знаю, ничего не вижу, ничего не скажу»…

Судя по всему, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Хотя драка происходила не на территории школы, ее участники утверждают, что их видел охранник школы, но на помощь не пришел. За комментарием относительно происшедшего мы обратились к директору школы №23 Ольге Ратушной. Но, похоже, в школе эту историю хотят как можно скорее замять. Директор отказалась встретиться с корреспондентом «Телеграфа», пообщалась лишь по телефону, запись разговора приводим ниже:

– Мы бы хотели с вами встретиться относительно конфликта, который произошел между учащимися вашей школы.

– Я не думаю, что об этом стоит говорить в прессе…

– Почему?

– Потому что это только несет негатив, дети берут пример с таких случаев.

– Как вы прокомментируете действия охранника, который не вышел к детям на помощь?

– Кто говорит, что он не вышел?

– Мать пострадавшего мальчика.

– Я ей еще раз позвоню, поговорю с ней, пообщаюсь….

– Вы оказываете давление на родителей?

– Нет, конечно, ну как это я могу оказывать давление!

– Вы подтверждаете факт, что охранник не вышел на помощь детям?

– Нет, конечно. Мы не знали о том, что это было, это происходило на территории школы.

– А где?

– Где происходило… Поверьте, что не стоит описывать в газете этот факт…

– Вы знаете, кто бил мальчиков?

– Нет, я не знаю, кто это делал, идет следствие, но понятно что следователь узнает, он уже опрашивал их с родителями.

– То есть это ученики вашей школы?

– Вы понимаете, идет следствие, оно все выяснит…

Когда корреспондент «Телеграфа» прибыл в школу с тем, чтобы пообщаться с участниками конфликта, руководство школы объяснило, что ля нахождения в школе необходимо разрешение, и все только через директора…

В смерти шестерых щенков обвиняют двух малолетних школьниц

Две недели назад все щенки были живы. Виновны ли в их смерти маленькие сёстры устанавливает отдел милиции по делам несовершеннолетних.

Шестеро из семи дворовых щенят были зверски убиты двумя девочками, которым нет и десяти лет – в этом уверены жители дома на улице Героев Сталинграда. На протяжении недели собакистали исчезать по одной, а то и по трое. Подружка девочек рассказала одной женщине о том, как одного щенка связали и бросили живьём в костёр. Милиция проводит проверку. Если будет доказано, что это действительно сделали девочки, то их родителям максимум выпишут штраф в 119 гривень.

В редакцию обратились жители Молодёжного и рассказали, что на улице Героев Сталинграда две сестры, которым нет и десяти лет, замучили до смерти 3-месячних щенков. По их словам, смертей животных никто из взрослых не видел, но дети говорят, что это сделали девочки.

– Все говорят, но кто знает… Это нужно доказать, – говорит один из «сочувствующих», Андрей. – Все говорят, что было-было, а как только узнали, что милиция этим занимается, то сразу все притихли и молчат. Никто не хочет связываться. Как до дела дошло, то…


«Жестокое обращение с животными, их истязание или совершение других действий, которые привели к их мукам, увечью или гибели, – влекут за собой наложение штрафа от трех до семи необлагаемых налогом минимумов доходов граждан» (Кодекс об административных правонарушениях).

Приводим прямую речь людей, которые ходили в милицию давать показания по этому случаю.

Анна Николаевна*:

У нас собачка родила в августе шесть щенят. Они все жили возле стоянки неподалёку от стройки. Мы их кормили. Жильцы 17-го и 41-го домов. На прошлой неделе не стало сразу трёх щенят. Мы подумали, что их забрал кто-то из людей. Кормили остальных троих и кто-то принёс ещё четвёртого. Через некоторое время пропадает ещё один щенок. Потом ещё один. А потом пропал этот новенький. Перед его пропажей его облили монтажной пенкой…

Каждую лапу всунули в пену. Я это заметила, хотела принести щётку, чтобы почистить, но больше уже его не видела… А потом я шла и увидела, как дети стояли и смотрели на что-то в траве. Я подошла глянула – а там щенок чёрненький. Мёртвый. А дети сказали, что ещё один на стройке лежит. Живым остался один. Мне сказали, что он лежит побитый. Я подошла, а он кушать не хотел. Лежал три дня. Потом отошёл. 16 ноября мы отдали его на стоянку. «Работает» там…

Катя:

К одной женщине подбежала подружка этих девочек и рассказала, что она видела, как они связали щенку лапы, чтоб не убежал, и кинули в костёр. Там такие крики были. Одного кинули в цемент, зацементировали живого. У нас стройка рядом. Они там постоянно околачивались. Подружка говорит, что это они сделали, а они на неё списывают. Не отрицают, что такое было, просто друг на друга списывают.

Сергей:

Мы разговаривали с детьми. Они говорят, что у них на глазах девочки брали щенят, раскручивали и кидали, песок в глаза сыпали, издевались. Мы не верили. Но когда подошли и увидели, что щенок в монтажной пенке… Пошли к родителям, а они говорят, что ничего такого не было. Минут десять говорили, что ничего не знаем. А потом отец их сказал, что девочки приходили когда-то в измазанных монтажной пеной курточках. Мы ему говорили по-нормальному, что «примите меры, воспитайте». А у него ноль реакции. Мы сказали, что в милицию пойдём. А он говорит – идите куда хотите, что вы нас пугаете милицией. Семья вроде нормальная, но об этих девочках все знают.

Анна Николаевна:

Щенков уже не возвратишь, но с этой жестокостью надо что-то делать. Предотвратить надо подобное. Потом они что, людей будут убивать?

Комментарий милиции

Анна Волювач, старший инспектор по связям с общественностью городского отдела милиции:

– Дети их возраста не несут криминальной ответственности. Если будет доказано, что такой случай был и девочки к нему причастны, то их родители будут нести ответственность согласно Кодекса об административных правонарушениях. Статья 89 «Жестокое обращение с животными» предусматривает штраф (от 51 до 119 гривень – ред.). Возможно, будет ответственность по статье о невыполнении родительских обязанностей (статья 184 предусматривает предупреждение или штраф от 17 до 51 гривни – ред.).

* – из этических соображений имена изменены.

Комментарий

Агрессией ребенок завоевывает свое место в жизни

Ребенок проходит три возрастных кризиса, во время которых он особо агрессивен и способен на жестокие поступки. Но это можно попытаться перерасти, и направить энергию ребенка в социально одобряемое русло, говорит психолог Елена Веремеенко:

– Агрессия у человека в крови – в первобытном обществе это помогало выживать. На уровне инстинктов это укоренилось. Получатся, так как дети в наименьшей степени способны контролировать себя, агрессия проявляется в таких формах. Особенно ярко это выражено в этапы возрастных кризисов. Первый наступает примерно в три годика. Дети становятся очень агрессивны, особенно по отношению к своим родителям как к людям, которые пытаются их ввести в какие-то рамки. Они становятся личностью, а родители продолжают воспринимать их как маленьких, ограничивать.

Дети могут применять физическую силу, кусаться, биться. Второй этап – это младший школьный возраст, 6-7 лет. Проявление агрессии не так ярко выражено, но оно есть, потому что ребенок активно учится общаться со своими сверстниками. В этом возрасте у детей меняются авторитеты, для них родители становятся не таким важным авторитетом, как учительница в школе или кто-то другой, чужой человек.

При помощи агрессии они завоевывают свое место в жизни, ведь они еще не научились делать это цивилизованными путями, у них не хватает аргументов, чтобы доказать свою точку зрения. Следующий этап – это подростковый возраст. Он самый сложный, так как прибавляется еще и половое созревание, становление ребенка как мужчины или женщины.

В это время особенно велик риск возникновения комплекса неполноценности, неуверенности в себе, ребенку может казаться, что его недопонимают в семье, недооценивают окружающие. Это нужно чем-то компенсировать, и часто это делают при помощи агрессии. Она может быть направлена, особенно у подростков, не на тот объект, который реально досадил ребенку, а может переноситься на какие-то другие, более нейтральные предметы, как тот же случай с собачкой.

– Если жестокий поступок совершают сразу несколько детей, у них у всех психологические проблемы или только у лидера?

– Определенного рода проблемы есть у всех, также можно сказать, что среди детей, мучивших животных, выделяется лидер, который подтолкнул к этому. Вопрос лидерства в проявлении агрессии достаточно важен, так как дети часто идут за более значимыми личностями.

– Какие признаки того, что ребенок может быть жестоким и агрессивным? На что следует обратить внимание родителям?

– Если ребенок в адрес своих сверстников может сказать, например, они «дурачки», это уже может быть сигналом к тому, что недопонят и может по отношению к этим людям проявить агрессию. Если за ребенком замечается, что он швыряет игрушки, громко хлопает дверьми в ответ на замечания, это тоже может быть определенный симптом.

Есть еще и так называемая самоагрессия, если ребенок неуверен в себе, у него создается впечатление, что все вокруг сильнее и лучше, чем он сам. И агрессию он может проявить только на самом слабом, то есть на себе любимом. Это проявляется в самокритике, он может закрываться в комнате, плакать или не разговаривать со своими обидчиками. Могут быть даже нанесения телесных повреждений, царапанье себя самого. Агрессивные дети, которые чувствуют себя слабыми и не могут проявить агрессию на сверстниках, идут в компьютерный клуб и убивают виртуального врага, таким образом выражая агрессию.

– Как с этим бороться?

– Самое лучшее – направить негативную энергию ребенка в социально одобряемое русло, заинтересовать его чем-то, и тогда вся его жизненная энергия будет направлена туда. Есть много одобряемых способов агрессии, например, спорт. Хотя такие виды порта как бокс противопоказаны тем, у кого низкий уровень самоконтроля. Другое дело, что у нас то родители очень заняты, то ли проблема в системе образования, которая не стимулирует у ребенка развития познавательных интересов. Как правило, он предоставлен сам себе и интересы выбирает сам.

Важно не конфликтовать с ребенком, не пытаться ему угрожать, пугать, не говорить, что по тебе тюрьма плачет, придет дядька и тебя накажет. Эти угрозы, они не гасят приступы агрессии, а могут приостановить. Не стоит очень наказывать ребенка за проявление агрессии, хотя бы потому, что агрессия, жестокость всегда будет вызывать ответную агрессию, если родители ребенка бьют или жестоко наказывают, то этим они добиваются обратного эффекта. Родители сильнее, ребенок может не проявлять агрессию в их присутствии, но рано или поздно она всплывет и проявится на более слабом объекте.

– Как по-вашему, почему чаще стала проявляться агрессия и жестокость среди подростков?

– Всплеск был все-таки во время перестройки, тогда самое низменное и плохое что было в человеке вылезло на поверхность, проявилось много всевозможных неформальных группировок, в том числе подростковых. Сейчас же наблюдается рост психических заболеваний у детей, это тоже может быть причиной увеличения агрессии, потому что в таком случае о самоконтроле говорить сложно. И еще один немаловажный фактор: это то, что дети видят, агрессивные фильмы, который им показывают.

– Перерастут ли дети эту агрессию?

– Если связывать агрессию с возрастными кризисами, есть вариант того, что дети перерастут, конечно же, если все это не будет пущено на самотек.

Виктория Мудрая, Станислав Константинов, Кременчугский телеграф 

Детки в клетке

В украинских исправительных колониях сидят около 1700 детей. Почему детей лишают свободы? Каковы причины подростковой преступности? На эти и другие вопросы ответили эксперты в ходе заседания пресс-клуба газеты «Известия в Украине».

Зачем Украина отправляет детей в колонии?

Николай Ильтяй, первый заместитель начальника Департамента исполнения наказаний: «Самые распространенные «детские» преступления — ограбления и кражи»

— Cам факт попадания человека за решетку является сильнейшим ударом по его психике. Дети и подростки переносят отсидку хуже взрослых. Ребенок, оказавшийся в колонии, не только теряет ощущение реальности, но и все социальные связи.

Отношение судей к малолетним преступникам весьма неоднозначное. С одной стороны, перед ним ребенок, а с другой, — настоящий преступник.

Иногда несовершеннолетним преступникам выносят самые строгие наказания. Так, 18% осужденных подростков получили три года лишения свободы, 28% — более пяти лет.

Анализ преступлений позволяет говорить о том, что чаще всего правонарушения совершают группы подростков по 5—8 человек. А объектами преступлений часто становятся ребята, у которых воруют мобильные телефоны, а также женщины, которые поздно возвращаются домой, и пьяные мужчины.

В прошлом году я проводил плановый обход СИЗО, общался там с заключенной девочкой. Выяснилось, что она попала в изолятор за ограбление двух мужчин.

Почему же значительное количество подростков оказывается за решеткой?

Основная причина — социально-педагогическая запущенность. Каждый год в колонии попадают около 70 подростков, не умеющих читать и писать. Другая причина — недостаток разъяснительной работы в школе.

Учителя должны давать не только общие знания, но и объяснять что почем в настоящей жизни. Сейчас приходится наблюдать печальные картины, когда в школьных туалетах валяются шприцы. Наркодельцы заслуживают самого сурового наказания за этот грех. Не секрет, что многие подростки, подсев на наркотик, в погоне за очередной дозой не гнушаются обворовывать своих родных и близких. Кроме всего прочего, необходимо отметить дурное влияние телевидения.

У нас действуют 10 подростковых колоний: девять для мальчиков и одна для девочек. В этих учреждениях содержится 1798 заключенных, в том числе 115 девочек. Следует отметить, что еще в 2001 году у нас отбывали наказание 4500 детей.

За убийство отбывают наказание 6% ребят, за нанесение тяжких телесных повреждений — 7%, разбойное нападение совершили 28%, изнасилования — 7%. Однако самым распространенным преступлением среди молодежи являются ограбления и кражи, их совершили — 49% зеков-подростков. Причем почти 70% из всех находящихся в местах лишения свободы до осуждения вели асоциальный образ жизни — 24% не работали и не учились. Из общего числа малолетних зеков только 22% — сироты, которых воспитывала улица. У остальных есть родители.

Со своей стороны мы пытаемся максимально приблизить условия содержания детей в колониях к жизни в нормальном обществе. В колониях работают специализированные кружки, в которых дети занимаются музыкой и рисованием. Нельзя забывать, что в детских учреждениях главное внимание уделяется воспитанию, это на первом плане. Надеемся, что наши усилия не пропали зря — в этом году 18 бывших колонистов поступили в вузы.

Посмотрим на среднестатистического выпускника колонии. Часто после выхода из этого учреждения ему некуда пойти и нечем себя занять. Мы стараемся, чтобы ребенок получил профессию, и после выхода на свободу имел возможность зарабатывать самостоятельно.

Существует целая система профессионально-технических учебных заведений, в которых мы обучаем детей. В колониях также работают производственные учреждения, где заключенные могут пройти практику.

Елена Христофорова, заместитель начальника колонии для девочек (Мелитополь): «Дети — наше отражение»

— Сегодня в мелитопольской колонии отбывают наказание 104 девочки. Это в два раза меньше, чем в прошлые годы. Преступления, которые они совершают, поражают своей жестокостью. Согласно статистике, в 2001 году за убийство сидели двое, а сейчас уже 14 человек.

Корни проблемы подростковой преступности — в семье. 82% заключенных-девочек росли в неблагонадежных семьях.

В Уголовном кодексе предусмотрены альтернативные виды наказаний, не связанные с лишением свободы. Почему же мы так жестоко обращаемся с оступившимися детьми? Общество и родители отнеслись к ним жестоко, ведь дети — это наше отражение. Они относятся к нам так же, как мы к ним.

В нашей колонии девочки получают специальности швеи, санитарки и повара. Все они востребованы на рынке труда. Перед выбором специальности с детьми работает психолог и пытается выяснить, что подросток хочет от жизни и какая специальность близка его психотипу.

Юрий Капустенский, начальник колонии для мальчиков (Самбор): «Плохих детей не бывает»

— Психическое состояние детей, которые попадают в места лишения свободы, становится весьма специфическим. Мы делаем все, чтобы завоевать доверие ребенка, и когда находим общий язык, им становится очень легко управлять.

Нам очень помогает церковь, берет на поруки детей, есть и такие, которые становятся проповедниками.

Практически у всех отбывающих срок в нашей колонии примерное поведение. Наши заключенные очень редко нарушают порядок, то есть они исправляются. Чтобы не было правонарушений, ребенок должен быть постоянно чем-то занят. Нашей колонии принадлежит участок площадью три гектара, дети его обрабатывают не потому, что мы их эксплуатируем и не ради урожая, а для того, чтобы занять их полезным трудом.

Мы обучаем наших подопечных в школе и училище. Студенты проходят практику на производстве. Дети хотят заработать своими руками пусть небольшие деньги. Случается, что заработанные деньги посылают родителям.

Плохих детей нет. Есть плохие родители. Часто именно они толкают собственных детей на преступления.

Отец Виктор, тюремный капеллан: «Подростки не могут противостоять искушениям»

— Подростки — самая незащищенная категория населения, они первыми страдают из-за нарушения морального климата в обществе. Если у взрослых есть механизмы психологической защиты от рекламы, асоциального поведения, то дети абсолютно не защищены от этой угрозы. К тому же, ребенок склонен копировать поведенческие модели своих родителей, друзей, когда еще не сформированы инструменты психологической защиты и трудно противостоять искушению.

Сейчас в нашем обществе наблюдается дефицит воспитательной работы, а общая беда всех детей, находящихся в колониях, — дефицит родительской любви. Только хорошее отношение к ребенку, хорошая атмосфера и уют могут помочь ему стать полноценным членом общества.

Еще одна характерная черта — большинство заключенных детей плохо читают и пишут.

Агрессия детей, совершивших преступление, часто представляет собой ответ на такую же агрессию по отношению к ним взрослых либо ровесников.

Дети в тюрьмах — это всегда жертвы. Моя обязанность состоит в том, чтобы помочь подросткам стать самостоятельными в своем выборе и духовно независимыми, а не слепо следовать за какими-то лозунгами.

Игорь Марценковский, детский психиатр: «В нашей стране более 50 000 детей с поведенческими расстройствами»

— Уже в первых классах школы появляются дети с определенными проблемами поведения. Иногда их называют детьми с асоциальными наклонностями.

Каждый год одна и та же картина. Мы видим учеников первого класса, которые за два первых месяца своего обучения уже успели сменить несколько школ, потому что ведут себя безобразно. Причем у них абсолютно нормальные интеллектуальные способности. Таких детей переводят на индивидуальное обучение. Это означает, что школа от них отказалась — тогда ребята уходят на улицу.

Кто такие дети с асоциальным поведением? Часто они с психическими расстройствами. Травма, полученная в семье, становится причиной искалеченной судьбы. На западе врачи-психиатры называют это травматическим психическим расстройством. Это можно лечить, ведь существуют специальные терапевтические программы. К сожалению, в нашей стране нет подобных программ, и детям с явными признаками травматического синдрома такой диагноз не ставят.

Психические травмы, полученные ребенком в возрасте до трех лет, преследуют его всю жизнь. Они становятся причинами депрессий и расстройств в поведении. Необходимо разрабатывать алгоритмы помощи таким ребятам.

По оценке экспертов, в нашей стране от 50 до 150 тысяч детей с расстройствами поведения. Все они в группе риска. Пока такой ребенок ничего из ряда вон выходящего не сделал, им никто не занимается. Вроде бы общество ждет его проступка для того, чтобы отправить в тюрьму. Мы очень виновны перед этими детьми.

Сергей Панащук, Известия в Украине 

Читайте также: