Диагноз поставил олигарх. Любовь с привилегиями закончилась в психушке

«Дочери кричали и плакали, они не понимали, что происходит. Охранники пыхтели и матерились, выволакивая нас из дома в одних ночных рубашках. Все это было похоже на ночной кошмар. И главное, мы не знали, что же будет с детьми…» Из показаний потерпевшей. Миллионер обвинил жену в колдовстве и отправил вместе с тещей в психушку.

Любовь с привилегиями

Иногда мне кажется, что почти все совершающиеся в нашей жизни преступления кто-то «срисовывает» с голливудских боевиков: заказные убийства, нападения на банки и инкассаторов, похищения людей, уличные перестрелки, выяснения отношений между мафиозными кланами. Порой даже трудно понять, кто у кого учится – режиссеры у маргинального люда или бандиты у киношников?

Вот и начало этой истории похоже на сюжет какого-то боевика. Будто все это где-то уже было: глубокая ночь, два лимузина – 600-й «мерседес» и тяжелый агрессивный «хаммер», из которых выскакивают дюжие молодцы, грохот выбиваемой двери, крики о помощи женщин, плач детей и тяжелое дыхание мужчин. А дальше – бешеная гонка по ночным улицам и финальный аккорд – зарешеченные окна узких больничных палат, куда насильно заталкивают жертв похищения.

…«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Слова классика, которые можно выносить эпиграфом ко многим судьбам, тысячекратно подтверждала жизнь. И все же то, что случилось в семье Фатеевых, в привычные рамки не укладывается. Даже те факты, которые стали известны до вынесения приговора, ничего, кроме шока и недоумения, вызвать не могли: неужели такое возможно, да как это могло быть?

Сразу сделаем оговорку. Фамилии и некоторые обстоятельства дела, не отражающие сути проблемы, изменены автором по просьбе следователя. Объяснение тому не в том, что приговор пока не вступил в законную силу, а часть обвиняемых все еще в бегах. И даже не в том, что норов наших олигархов хорошо известен, а одним из фигурантов является влиятельный российский бизнесмен. Фамилии изменены по другим причинам.

Хочется верить, что пострадавшие в этой грязной истории смогут когда-нибудь забыть весь этот кошмар. Ведь ее участниками невольно оказались трое несовершеннолетних детей… Но не будем забегать вперед. Начнем по порядку.

Они познакомились, когда ей было за тридцать, а ему – за сорок. У каждого за плечами достаточный жизненный опыт, каждый – состоявшаяся личность, уважаемая и самостоятельная. Она – врач с репутацией, имеющая ученую степень и богатый опыт работы в хирургии. Он – влиятельный в мире бизнеса человек, возглавляемая им компания входит в число самых крупных российских металлургических холдингов.

Познакомились в одном из подмосковных пансионатов Управления делами Президента РФ. Там олигарх-сталелитейщик снимал коттедж, а она работала главврачом местной медсанчасти.

Встретились, подружились, и постепенно их отношения переросли из формально-дружеских в более тесные. Вскоре они стали мужем и женой.

Брак был по любви и, что немаловажно, с полным осознанием сторон ответственности и серьезности взятых на себя обязательств. Кому-то все эти рассуждения могут показаться скучноватыми. Но для понимания того, что случилось дальше, они абсолютно необходимы.

Поженились в 1996 году, а через два года у Фатеевой родилась первая дочь. Затем появилась еще одна девочка, а потом и третий малыш – желанный сын Саша.

Немаловажная деталь. Дети доставались женщине очень тяжело, почти все роды были с осложнениями. Но, как свидетельствуют родственники и близкие люди, трудности она переносила достойно и вызывала этим уважение всех окружающих.

От глянца слепило глаза

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЬНИЦЫ МАРИНЫ В., БЫВШЕЙ КОЛЛЕГИ ФАТЕЕВОЙ ПО РАБОТЕ В МЕДСАНЧАСТИ: «Я всегда восхищалась их отношениями. Любящие, предупредительные, заботливые люди. Фатеева всегда находила ласковые слова для мужа, и он был внимательным отцом и супругом. Между ними не было не то что ссор, но даже намеков на разногласия и конфликты. Фатеева всегда переживала за здоровье мужа, вместе с ним обсуждала успехи и неудачи на работе, вечером встречала его ухоженная, опрятная, с улыбкой, независимо от состояния здоровья и занятости семейными делами. Так же она и воспитывала детей. По вечерам все собирались за столом и встречали отца, если он приезжал не очень поздно».

Идиллическая картинка, просто ослепляющая глянцем история. Это – свидетельство коллеги, человека, которого формально можно заподозрить в излишних симпатиях к Фатеевой. Но вот еще один рассказ. Это уже фрагмент допроса родственницы Фатеева, его родной тетки, которая хорошо знает все семейные тайны олигарха и его окружения.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ СВЕТЛАНЫ Т.: «Мой племянник до этого был женат три раза. Дети у него только от последнего брака. Дочери Вера, Ира и сын Саша. В 1998 году я переехала в Израиль, но регулярно приезжала в Москву, чтобы посмотреть внучат. Останавливалась я всегда на даче у племянника в Подмосковье. Там же проживали родители его жены. За все время своего пребывания в семье я видела исключительно счастливых людей. Малыши очень любили родителей и бабушку с дедушкой. Отношения у моего племянника к детям и родственникам жены были очень теплыми. Такие же отношения сложились у меня и с матерью детей. Я редко встречала более заботливую, ласковую и любящую мать и жену. Каких-либо признаков психического расстройства: неадекватного поведения, увлечения оккультизмом, заговорами или колдовством – я никогда ни у кого в семье не замечала».

Стоп, при чем здесь колдовство и чернокнижие, спросите вы.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ СВЕТЛАНЫ Т.: «Примерно в 2006 году из телефонного разговора с невесткой я узнала, что мой племянник ушел из дома. Для нее это было страшным ударом. Она очень переживала, тем более что муж не приезжал даже на дни рождения и не виделся с детьми. Он только присылал подарки. Девочки Вера и Ира в беседах со мной говорили, что подарки отца они не принимают, хотят, чтобы он вернулся. Причем их мать против моего племянника детей не настраивала и уверяла их, что папа обязательно вернется. Примерно 10 апреля 2007 года от своего знакомого я узнала, что накануне Фатееву и ее мать забрали в психиатрическую больницу. Потом мне позвонила мать Фатеевой и рассказала, что из больницы их выпустили, но теперь они живут у знакомых, а детей у них отобрали».

О том, что послужило поводом для разрыва, можно только догадываться. Да и не было это предметом расследования. Уголовное дело возбудили по факту незаконного помещения людей в психиатрический стационар. Причем людей совершенно здоровых, нормальных, не нуждающихся в какой-либо медицинской помощи даже при самом пристальном внимании.

Что касается версий разрыва, то их не так уж и много. Точнее, есть вполне убедительное объяснение необъяснимых и низких поступков олигарха. Как говорится: седина в бороду – бес в ребро. Говорят, сейчас бизнесмен живет за границей вместе со своей молодой дамой сердца. Что ж, вольному воля, но при чем же здесь дети?

В осаде

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ПОТЕРПЕВШЕЙ ФАТЕЕВОЙ: «Муж ушел из дома неожиданно и без объяснений, забрав все документы на детей. Мы продолжали жить в коттеджном поселке Управления делами Президента РФ: дочери десяти и девяти лет, трехлетний сын и мои родители-пенсионеры. Дети ходили в школу, обслуживались в местной поликлинике.

Примерно через месяц ко мне первый раз приехал юрист – представитель мужа. Он предложил подписать брачный контракт, в котором я отказывалась бы от всего совместно нажитого имущества. Сначала я согласилась подписать бумаги. Но потом я изучила документы и Фатеева испугалась, что муж отнимет детей. Он уже высказывал такие угрозы. И жена выдвинула условие: в контракте должны быть учтены интересы дочерей сына, иначе она ничего не подпишет.

Взбешенный отказом муж начал одолевать ее открытыми угрозами. По словам Фатеевой, он грозил, что не только отнимет детей, но подкинет ей наркотики или поместит в психиатрическую больницу. Давление оказывали и охранники мужа.

Позже выяснилось, что все они бывшие старшие офицеры ФСО и ФСБ, так сказать, достойные защитники интересов Отечества и верные хранители гостайн.

По словам женщины, охранники приезжали всегда неожиданно и прямо говорили, что она должна убираться из дома. Еще круче формулировал свою позицию супруг.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ФАТЕЕВОЙ: «Он позвонил мне и стал угрожать: я тебе такое приготовил, что ты пожалеешь, что родилась на свет. Еще на пузе будешь ползать перед нами».

Осада этим не ограничивалась. Однажды утром в дом Фатеевой пришел начальник местной милиции В. Пронин. Он сообщил, что приезжали двое охранников ее мужа. Они предлагали милиционеру деньги за участие в похищении детей.

Пронин наотрез отказался и предупредил женщину, чтобы она была осторожнее и готовилась к любому повороту событий. Напоследок он дал ей свой личный мобильный телефон и предложил обращаться в любое время суток.

2 апреля 2007 года в поселок в очередной раз пожаловали охранники Фатеева. С ними был незнакомый человек, который представился врачом-психиатром Куренковым. Он сказал, что хочет пообщаться с женщиной для освидетельствования ее психического здоровья. Фатеева никого в дом не пустила, чем вызвала у незваных гостей приступ гнева. Они примерно час стояли у порога, звонили и стучали в дверь, требовали впустить. Только после приезда милиции охранники угомонились и отбыли восвояси.

Позже один из милиционеров рассказал Фатеевой, что врач Куренков показал ему решение Пресненского районного суда Москвы о ее недобровольном освидетельствовании. Женщина поняла, что супруг всерьез взялся за дело. На следующий день она по собственной инициативе прошла освидетельствование в институте имени Сербского, в клинике «Архимед» и поликлинике № 2 Администрации Президента РФ. Эти документы Фатеева немедленно показала главврачу ПНД №14, в котором работал тот самый врач-психиатр Куренков. Руководитель ПНД отреагировал спокойно: «Не стоит об этом думать. Вам нечего опасаться, вы нормальный человек».

Дальнейшие события показали, что так думают не все.

ИЗ ДОПРОСА ФАТЕЕВОЙ: «В три часа ночи 9 апреля 2007 года в наш коттедж ворвались охранники мужа. Всего четыре человека. Одновременно с ними в доме появились санитары в белых халатах и соответствующих знаках на одежде. Мы в этот момент уже спали. Санитары грубо меня схватили, связали руки за спиной. При этом охранник крутил руки моему пожилому отцу, который пытался прийти мне на помощь. Когда мне попыталась помочь мать, досталось и ей. Причем во время схватки с пожилой женщиной санитары нанесли ей травмы, даже порвали ухо, в котором висела сережка. Потом ее тоже связали и потащили со мной к машине. Все это происходило на глазах у перепуганных детей. Дочери кричали и плакали, они не понимали, что происходит.

Охранники, матерясь и пыхтя, выволокли нас на улицу, где стояли знакомые машины мужа: «мерседес», «хаммер» и «джип». Один из санитаров угрожал, что сделает нам укол, если мы не будем вести себя тихо… Я была в домашних тапочках, а мама все-таки успела надеть ботинки».

По дороге с пленниками тоже не церемонились. Санитары – люди простые. Один из них, фельдшер Аношкин, признался: «Нас теперь все равно выгонят, терять нечего. А деньги-то надо отрабатывать». Щербаков, видимо, с высоты своего жизненного опыта, дал связанной женщине «дельный» совет: «Чего удивляться-то? Не надо было за богатого замуж выходить!» Пленников доставили нарядом в психиатрическую больницу № 4, больше известную как больницу Ганнушкина. Как рассказала на следствии дежурившая в ту ночь врач И. Арсланова, руководил всем старший бригады «скорой» врач-психиатр Щербаков. Он предъявил направления на госпитализацию и лечение двух женщин с предварительным диагнозом «шизофрения».

Я не я и лошадь не моя

В сопроводительных документах были различные справки, подтверждающие неадекватное поведение доставленных женщин. Все эти липовые бумажки, скорее всего, состряпали верные слуги олигарха. В них были «свидетельства» того, что обе женщины постоянно посещали вместе с маленькими детьми кладбища, ходили к знахарям и гадалкам, вели странный образ жизни. Одним словом – «охота на ведьм» завершилась успешно.

Однако уже на следующий день обе женщины были отпущены из больницы. Ни у одной из них врачи не нашли ничего, даже отдаленно напоминающего поставленный Куренковым и фактически подтвержденный Щербаковым диагноз. Причем согласно существующему регламенту недобровольно госпитализированных пациенток осматривали две независимые компетентные комиссии, состоявшие из уважаемых специалистов в области психиатрии. И обе комиссии отвергли первоначальный диагноз, признали женщин совершенно здоровыми.

Не помогли даже «вещдоки» – какие-то тетрадные листочки с каракулями заклинаний. Их привез утром, в сопровождении своего адвоката, инициатор госпитализации Фатеев. Он утверждал, что эти заговоры – личные вещи жены, которая давно уже занимается чернокнижием и нуждается в медицинской помощи.

ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ: «Рукописные записи заговоров и молитв, представленные в психиатрические медицинские учреждения, однозначно выполнены не Фатеевой и не ее матерью».

Между тем вернувшиеся наконец домой женщины детей не нашли. То, что планировал Фатеев, ему все-таки удалось. Дети исчезли. Никто не мог сказать, где они, кто с ними, когда их можно будет увидеть… Но ни о каком похищении речь идти не могла. И вот почему.

– Все наши действия регламентируются законом, – говорит следователь по особо важным делам следственного отдела по ВАО СУ СК при прокуратуре РФ по городу Москве Дмитрий ВОЛК. – В тот момент супруги не находились в разводе. Более того, Фатеев не был лишен родительских прав в отношении несовершеннолетних детей. И у нас не было формального повода говорить о похищении. Было возбуждено уголовное дело по статье 128 УК РФ – «незаконное помещение в психиатрический стационар». В ходе расследования был установлен сговор между отцом детей и врачами, что подтверждалось собранными материалами. Очевидно, что был сговор, причем для этого не нужно было никаких особых документов или других доказательств такого рода. Что касается потерпевшей, то она сразу же обратилась своим адвокатам и начала бракоразводный процесс.

Организатором преступления, версии следствия, является Фатеев. Он придумал повод и разработал схему помещения жены и ее матери в психиатрический стационар. А его соучастники врачи-психиатры Куренков и Щербаков, просто реализовали замысел своего патрона. Они уверяли, что действовали рамках закона и врачебной этики не нарушали. Характерно, что позже, при изучении материалов дела и медицинских документов, врачами самого авторитетного психиатрического лечебного заведения страны – института имени Сербского, вина Куренкова и Щербакова была единодушно признана специалистами.

Позицию «я не я и лошадь не моя» избрали обвиняемые и на предварительном следствии. Они так и не признали, что оказались вовлеченными в авантюру, которая будет им стоить не только карьеры, но и свободы. Осенью нынешнего года Преображенский районный суд вынес приговор по делу врачей-похитителей Куренкова и Щербакова. Оба приговорены реальным срокам лишения свободы трем и четырем годам соответственно.

По-иному складывается судьба организатора похищения. Кстати, дети еще осенью прошлого года были возвращены матери и бабушке. После того, как жена развелась с мужем, причем суд оговорил местонахождение детей, появился формальный повод уголовного преследования в отношении олигарха. И он вынужден был вернуть девочек и трехлетнего сына. Правда, сделал это в присущей ему «эксцентричной» манере: богатые люди особые люди. Кто-то из доверенных лиц Фатеева усадил ребятишек в машину, дал водителю денег, и тот довез их до условленного места. Там детей приняли сотрудники милиции.

Позже жертвы похищения рассказывали матери, что их держали на какой подмосковной даче, кормили макаронами и «Растишкой», причем в условиях, мягко говоря, далеких от тех, в которых дети привыкли жить дома. Для чего все это затеял человек, которого никак упрекнешь в недостатке ума? Поодной из версий, Фатеев уехал в Великобританию, а по законам туманного Альбиона, мужчина, имеющий на иждивении трех более детей, может иметь льготы при получении британского гражданства. Правда это или нет, теперь уже значения не имеет.

– Такого дела у меня не было за всю почти двадцатилетнюю работу в следствии, – рассказывает Дмитрий Волк. – Пока что оно не закончено. Организатор объявлен в розыск. Увы, поиски его идут не слишком успешно. Сотрудники милиции объясняют, что олигарх скрывается.

Следствие розыском не занимается, мы можем лишь регулярно требовать от оперативников результатов. Возможно, наш фигурант прячется где-то за границей. Но я надеюсь, что, в конце концов, он предстанет пред законом.

– Отвлекаясь от конкретики, хочу сказать несколько слов вот о чем, – заканчивает Дмитрий Чеславович. – Никак не подозревал, что помещение в нашей стране человека в психушку настолько простая операция. Один росчерк пера врача и… пожалуйте бриться. Все регламентируется довольно-таки условным и небрежно прописанным законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при оказании». Когда я расследовал дело, убедился, что подобные случаи нередки.

Психиатров иногда используют как способ рассчитаться с недругами, конкурентами и т. п. Причем разменной монетой в этих перипетиях могут оказаться детские судьбы. И если не внести ясность в некоторые важные положения закона, не прописать полномочия врачей-психиатров и некоторые иные позиции подробнее и детальнее, то, увы, мы еще не раз рискуем столкнуться с подобными ЧП.

Материал подготовлен при поддержке Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по городу Москве.

Николай Модестов, Вечерняя Москва 

Читайте также: