Брокеры войны. Кого «шлепнут» за «Фаину»?

Плохих посредников на рынке оружия не бывает. Во всяком случае — живых. Украина разучилась продавать оружие напрямую. И этим обрекла себя на череду громких скандалов, связанных с сомнительными оружейными сделками. Кто стоит за грузом судна «Фаина» — мы можем узнать из хроники последующих убийств.

Освобождением из рук пиратов судна «Фаина» с украинским экипажем на борту эта скандальная история не заканчивается, она только начинается. Из источников в переговорной группе, ответственной за операцию по освобождению заложников, «ВД» стало известно, что на борту «Фаины» находится военный груз, не учтенный официальной декларацией. В государственной компании «Укрспецэкспорт» категорически отказываются предоставить информацию по этому поводу.

Тем не менее неофициальное подтверждение этой информации нам удалось получить у родственников украинских моряков. По их словам, экипажу, который теперь слишком много знает, угрожает опасность (капитан коробля при загадочных обстоятельствах умер от сердечного приступа вскоре после захвата). Родственники освобожденных заложников публично обратились к Кабмину и СБУ с требованием немедленно вернуть экипаж «Фаины» в Украину под усиленной охраной. Но ход событий вокруг скандального судна сейчас определяют не они, а посредники по торговле оружием, работающие, среди прочего, в смычке с украинскими разведчиками. Этот бизнес является одновременно одним из самых доходных и самых закрытых. Мы решили присмотреться к нему повнимательнее.

Гладкоствольные загадки

В голливудском фильме Lord of War, посвященном торговле украинским оружием, Николас Кейдж сыграл посредника Юрия Орлова. Этот «страдающий ангел смерти» дружит с жестокими диктаторами, цинично «воспитывает» Интерпол и скрывает свой бизнес от семьи. В реальном оружейном бизнесе по-украински все сложнее. Посредники и экспедиторы закрепились в большой политике. Они подчеркивают легальность своих сделок, переживают за отечественный ВПК и все же явно нервничают в разговоре «об этом». Генералы не меняют ящики со снарядами на «мерседесы» прямо на аэродроме, как это показано в фильме: в этой отрасли все делается не так открыто, ведь риски огромны. Реальный Олег Орлов, вероятный прототип киношного, задержан по подозрению в нелегальной торговле оружием и задушен майкой в Киеве, в Лукьяновской тюрьме, два года назад.

Украинских производителей оружия методично вытесняют из самых денежных сегментов мирового рынка оружия. Для продвижения этого специфического товара необходима мощная государственная протекция с максимальным применением дипломатических рычагов. Наша страна во всем, что касается государства, мощью пока похвастаться не может. Особенно если конкурировать приходится с такими «монстрами», как США и Россия. Поэтому едва ли не единственной нишей, постоянно открытой для поставок оружия из Украины, остается так называемый серый рынок оружия. Сделки здесь абсолютно легальны, но лишь на бумаге.

В реальности же спецтовар предназначен дикта торским режимам, сепаратистам или революционерам, а полное выполнение контракта гарантирует лишь один человек — посредник. Чаще всего в этом бизнесе его называют агентом.

Украинская специфика

Владимир Макиенко, имеющий опыт продажи украинского оружия в середине 1990-х и возглавлявший в то время компанию «Укртехноинвест», говорит, что главной проблемой этого бизнеса у нас является выстраивание надежных отношений между украинскими чиновниками и агентами.

Во-первых, руководители в ведомствах, ответственных за спецэкспорт, меняются вместе с приходом очередного правительства. Во-вторых, отечественное законодательство создает сложности с легальной оплатой услуг агентов. Время от времени скандалы вокруг поставок оружия вспыхивают именно из-за этого.

В 2004 г. СБУ возбудила уголовные дела по фактам хищений в «Укрспецэкспорте» и его «дочке» — «Спецтехноэкспорте». Речь шла как раз об оплате «маркетинговых услуг» американской фирме Technical Industrial Corporation. Правда, как удалось выяснить «ВД», следствие в итоге признало агентское соглашение фиктивным, а комиссионные «никому не полагались» — ведь оружие (танки) поставлялось напрямую департаменту сухопутных войск США.

Более трагическая история разыгралась вокруг сделки 2000 г. по продаже украинских ракет Х-55 в Иран и Китай. «Укрспецэкспорт» несколько лет выплачивал комиссионные фирме S.H. Heritage Holding Ltd австралийца арабского происхождения Хейдера Сарфраза. Г-н Сарфраз выступал агентом в интересах Ирана, обложенного ограничениями на поставки оружия.

А вот со стороны продавца действовала группа посредников, в которую входил россий ский бизнесмен Олег Орлов. Ранее Орлов, по данным источников «ВД», представлял перед украинским госпоставщиком интересы Эритреи, чей сепаратистский режим купил украинскую радиолокационную станцию вопреки решениям ООН. В «ракетном» же контракте Орлов обеспечивал в основном «прикрытие» — бумаги, подтверждающие, что наши ракеты легально вывозятся в Россию. После скандала и уголовного дела Орлов был убит в СИЗО, а Хейдер Сарфраз… разбился на квадроцикле. Руководитель «Укрспец экспорта» Валерий Малев, курировавший сделку со стороны украинского правительства, погиб в автокатастрофе.

Извоз на пороховых бочках

Избегая сложностей с выплатой комиссионных в Украине и международными запретами на поставки оружия, посредники часто вынуждены становиться его перевозчиками. Это самый простой способ получить деньги — плата включается в транспортный тариф. Агенты оформляют на себя грузы, суда, самолеты, а иногда и целые авиакомпании. К примеру, российский бизнесмен Виктор Бут, имеющий имидж крупнейшего в мире оружейного посредника и приложивший руку к поставкам украинского оружия в ряд африканских стран, легально распоряжается крупным парком грузовых самолетов. В прошлом году он задержан в Таиланде по требованию американских властей, которые обвиняют его в контрабанде оружия. Но его транспортные компании продолжают работать на рынке спецэкспорта и по сей день.

Любопытную информацию относительно транспортного посредничества в сделке, которую обслуживала захваченная пиратами «Фаина», обнародовал народный депутат и советник министра внутренних дел Геннадий Москаль. По его словам, экспедитором рейса была офшорная фирма Lyra Enterprises.

Причем она же якобы получила и средства, выплаченные страховщику рейса — ЗАО «Велта» (СМИ связывают его с депутатом Андреем Деркачом), а ранее — оплачивала отдельные авиаперелеты главы Секретариата президента Виктора Балоги. Москаль подозревает, что частные структуры, близкие к Секретариату, готовили эту оружейную сделку и получили средства от нее. Эти предположения логичны в контексте непосредственного подчинения ГК «Укрспецэкспорт» президенту (а фактически — его Секретариату). Но глава Секретариата президента Виктор Балога категорически отрицает предположения Геннадия Москаля.

«Агент по продаже вооружений, как правило, контролирует всю цепочку перевозки, включая брокерские и страховые компании», — говорит независимый эксперт Сергей Макаров, заместитель главного редактора портала «Транспортный бизнес». По его словам, оружейный сегмент транспортного рынка хоть и не остается незаметным, но о конкуренции здесь и речи быть не может. Как правило, тендеры по отбору компании-перевозчика имеют формальный характер — чтобы выполнить требование украинского законодательства и избежать излишнего внимания властей. Правда, этот риск возникает только на этапе смены руководства спецслужбы или оборонного ведомства. Когда кадровая ситуация стабильна, контролеры в погонах, как правило, непосредственно интегрированы в сделку.

Откуда ноги растут?

Неотъемлемой частью «серой» торговли де-факто являются спецслужбы, играющие важную роль на всех этапах подготовки и выполнения контрактов. Агенты покупателей тоже сначала выходят туда же: на Главное управление разведки Минобороны (ГУР МО) и на Службу внешней разведки (СВР, бывший департамент СБУ). Именно эти структуры от имени Украины курировали операцию по освобождению экипажа «Фаины». Их тесная связь с посредниками, похоже, и является ответом на вопрос, почему операция длилась рекордные 4,5 месяца.

Очевидно, все это время решалась судьба не экипажа, а груза. На это, среди прочего, указывает активное посредническое участие в переговорах между пиратами и украинскими властями американки Мишель Балларин, известной в Сомали под прозвищем «Принцесса». В США Балларин владеет рядом компаний, производящих товары военного назначения, а в последние годы является очень частым гостем в Сомали. По данным Associated Press, в 2007 г. она пыталась оформить угандийский сертификат на неизвестно кем покупаемое у нее оружие, но дело закончилось громким провалом.

Кстати, коммуникация посредников со спецслужбами на рынке оружия облегчается тем, что подавляющее большинство его игроков, и не только в Украине, — бывшие разведчики или связанные с ними «тропические» военные (Виктор Бут, например, служил в Африке военным переводчиком). По словам Владимира Макиенко, «без ведома бывших или нынешних сотрудников разведывательных спецслужб ничего в этой сфере не происходит». К слову, среди обвиняемых по делу о продаже ракет Х-55 в Иран, по данным расследования «ВД», — как минимум трое офицеров разведки СБУ, «прикрепленных» к системе экспортного контроля. Некоторые подозреваемые из того уголовного дела сейчас продолжают работу в СБУ и экспортных госкомпаниях.

Скованы одной цепью

Несмотря на то, что участие сомнительных посредников в оружейном экспорте Украины нередко провоцирует громкие скандалы, обойтись без этих агентов нашей стране будет крайне сложно. Во многом это объясняется спецификой самого рынка. Во-первых, международное сообщество в той или иной форме постоянно ограничивает продажу оружия отдельным странам. Эти ограничения не всем и не всегда кажутся справедливыми, но сбывать-то оружие надо! Во-вторых, сама сделка между военными из одной страны (например, Сирии) и производителем из другой (например, Евросоюза) идеальна для провокаций и разведывательных операций.  

Взаимное доверие близко к нулю, политическое давление на стороны «третьих стран» зашкаливает. Тут-то и появляются международные посредники, берущие на себя многие хлопоты покупателя или продавца. Как правило, посредники — настоящие космополиты с несколькими паспортами, а на самом деле — давно ликвидировавшие все следы, указывающие на их реальное происхождение. Это особенно ценно, когда дело доходит до ареста и открытого разбирательства в обстоятельствах сделок.

Говоря о посредниках, которые интересуются украинским оружием, источники «ВД» чаще всего называли имя сирийца д-ра Софлана. Де-факто сегодня он контролирует поставки на Ближний Восток. «Фирменные» особенности делового стиля г-на Софлана — особая лояльность к постсоветским производителям и использование внешнеполитических рычагов Иордании.

Лояльность проявляется не только в комиссионных, которые колеблются от 5 до 15% от суммы контракта. На «сером» рынке очень ценится умение «пристроить» морально устаревшее оружие. Здесь много зависит от красноречия и маркетингового таланта посредника. «Когда речь заходит о старом оружии, цену сделки диктует покупатель, а понятие рентабельности неактуально», — говорит Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра Разумкова. И добавляет, что Украина может похвастаться продажами самого современного оружия только в исключительных случаях. Об одном из таких исключений «ВД» рассказал Владимир Макиенко. По его словам, в 1990- х большим спросом пользовалась уникальная авиационная ракета производства киевского завода «Артем». Партия таких ракет однажды принесла производителю доход, который до сих пор является рекордом рентабельности — 625%!

Рынок — в тумане, страна — в проигрыше

Нарочитая секретность, сопровождающая работу посредников на украинском рынке оружия, похоже, больше вредит этой отрасли, чем приносит ей какую-либо пользу. Тайны здесь, безусловно, быть должны, но в ходе подготовки материала «ВД» столкнулась с настоящей информационной стеной, выстроенной правительственными органами. ГК «Укрспец экспорт» не ответила на наши запросы, а структуры экспортного контроля сослались на то, что эта проблема находится не в их компетенции.

Мы поинтересовались и результатами проверки в «Укрспец экспорте», которую должно было провести ГлавКРУ, а также данными предыдущих проверок. По данным ревизоров, текущая проверка пока не завершена, а документы предыдущих — засекречены. Удалось лишь узнать из обобщенных отчетов, что ревизоры управления в 2006-2007 гг. выявляли нанесение ущерба интересам государства, связанного с деятельностью госпосредников при продаже вооружений и военной техники.

Причины излишней секретности в этой сфере, очевидно, кроются именно в сплошной «серости» операций по продаже украинского оружия. И вряд ли эта проблема решаема, пока ассортимент оружия, который Украина может предложить потенциальным покупателям, ограничивается, за редким исключением, дешевой устаревшей техникой. Модернизация украинского военно-промышленного комплекса, а также активизация «Укрспецэкспорта» и спецслужб с целью выхода на «белые» рынки — худший вариант для армии посредников, обслуживающих африканские и ближневосточные диктаторские режимы. А пока ситуация остается без изменений, Украина обречена еще не на один громкий международный скандал, связанный с поставками оружия в нарушение международного эмбарго.

Владимир Макиенко: «Легальный оружейный бизнес в Украине уже непривлекателен»

Владимир Макиенко, народный депутат от БЮТ и бывший военный, с 1993 по 1998 гг. возглавлял компанию «Укртехноинвест», посредничавшую на рынке украинских запчастей и сервиса для советских самолетов. С созданием «Укрспецэкспорта» как генерального посредника эта фирма потеряла «жирный» рынок. Но г-н Макиенко и по сей день в курсе нюансов этого бизнеса.

Алексей Панченко,  Власть денег

Читайте также: