Врачей теперь боятся. Они в сговоре с фармацевтами, и навязывают нам лекарства

Правительство ограничивает рентабельность фармбизнеса. Но у его представителей есть способ альтернативного заработка – сговор с врачами. Как с этим покончить.

«Не наторговал, подарка ему не будет», – ругает Игорь К. офтальмолога одной из столичных больниц. Собеседник Фокуса числится в представительстве крупной зарубежной фармкомпании на должности информатора. Его неофициальная задача – вербовать врачей и уговаривать их назначать пациентам те препараты, которые производит его фирма. «И контролировать, на какую сумму доктор выписал лекарства. От этого зависит благосостояние и фирмы, и врача-дилера», – объясняет Фокусу Игорь. На рынке, признаётся он, есть дешёвый аналог продвигаемого лекарства. «Но доктор вам его никогда не назначит, – продолжает информатор. – Потому что знает: сегодня он сделал нам тысячу гривен выторга, а завтра получит сотню гривен отката».

По данным Объединения работодателей фармацевтической и микробиологической промышленности, украинцы ежегодно по советам врачей переплачивают за медикаменты $1–1,5 млн.: покупают дорогие препараты, пренебрегая дешёвыми аналогами, и тратятся на лекарства, без которых можно обойтись. Но теперь фармацевты могут ещё усилить борьбу за теневое продвижение лекарств: рентабельность их бизнеса в очередной раз оказалась под угрозой. Конституционный суд вернул отменённое президентом постановление Кабмина. Для борьбы с дороговизной оно ограничивает торговую наценку более чем на 8 тыс. препаратов. Прошлой осенью, когда была предпринята первая попытка внедрить данное положение, закрылись более 500 аптек. Так что сейчас фармкомпании берутся за всяческие способы подъёма прибыли так же настойчиво, как утопающий в шторм гребёт к обломку доски.

Деньги и пилюли

Сколько и почём покупают в аптеках. Такую динамику можно считать успехом врачебного дилерства

Сколько и почём покупают в аптеках. Такую динамику можно считать успехом врачебного дилерства

 Источник: маркетинговые исследования компании SMD

Врачей теперь боятся

Александр Ангелов, заведующий юридическим отделом Южноукраинского общественного центра (город Николаев) по правам граждан в области здравоохранения, принимает жалобы на дилерство врачей. «Недавний случай: одному мужчине выписали препарат для химиотерапии, – рассказывает он. – Не успел пациент сообразить, от чего надо лечиться, как по наводке врача ему уже привезли это лекарство. Ни аптек, ни чеков. Ещё один наш клиент обратился к дерматологу с жалобами на сыпь у ребёнка. Врач выписал мазь за 90 грн. Когда 3-летнему малышу стало хуже, выяснилось: препарат можно применять с 12 лет. А когда на пороге у врача, втюхавшего лекарство, появились возмущённые родители, он сам предложил его выкупить и даже возместил моральный ущерб».

Александр Ангелов утверждает: люди говорят, что начинают бояться врачей.

Американские фармацевты месяц назад приняли Кодекс этичного продвижения товаров. Он запрещает стимулировать докторов даже безобидными сувенирами. А на вознаграждение медперсонала местные бизнесмены тратили более $1 млрд. в год. Похожий кодекс ещё прошлым летом подписывали и у нас. «Около тридцати представителей фармкомпаний поставили свои подписи. Но кодекс – дело добровольное», – говорит один из его авторов Марина Бучма, директор комитета по вопросам здравоохранения общественной Европейской ассоциации бизнесменов.

 

В клубе препарата

Киевлянка Яна Минковская дважды сталкивалась с врачами-дилерами. Однажды терапевт лечила её от гриппа дорогими БАДами, потом девушку пичкали лекарствами от четырёх выдуманных болезней. «Я кашляла, был насморк, лёгкая температура, – рассказывает она. – Но врач и не думал лечить простуду. Даже не осмотрев меня, вручил тетрадь с хвалебными отзывами о чудо-витаминах. Не успела я дочитать, как врач уже заполняла рецепт: поставила фамилию, какой-то личный номер и печать». Яна вспоминает, что в аптеке у метро «Золотые ворота», куда её направили, фамилию врача занесли в компьютерную базу. «Супер Комплекс» – так назывался препарат – обошёлся в 135 грн., ещё гривен 30 ушло на отечественные сиропы от кашля и аспирин.

Сотрудники фармкомпаний, «врачи-информаторы», с которыми удалось поговорить Фокусу, подсчитали: рядовой доктор ежегодно тратит на общение с ними полтора месяца своего рабочего времени. А сами производители лекарств до 60% годовой прибыли получают именно благодаря такой торговле с рук. Знают об этом и в Верховной Раде. Толкать таблетки через врачей, подтверждают они, так же прибыльно, как выиграть в Минздраве тендер на госзакупки. «Что «зайти в больницу», что получать прибыль от бюджетных закупок – разница невелика, – говорит Олег Виноградов, член комитета по здравоохранению ВР. – Это при том, что за победу в тендере нужно ещё выплатить откат в размере 25–40%».

Наталья Коломиец работала детским хирургом и одновременно была информатором фармкомпании. Она рассказала Фокусу, что за деньги ничего никому не выписывала, просто «раскручивала» лекарства и получала за это $300–500. «Наша компания продвигала их медпрофессуре, целым коллективам больниц и НИИ, – говорит Наталья. – Светила назначали наш комплекс лечения, оценивали результат, писали положительные отзывы и спускали лекарство рядовым докторам, которые обеспечивали выторг нашей компании. Лекарство это, правда, было неплохое. Но это нечестный метод продвижения, и грешат им все: от небольших компаний до китов фармацевтики».

Сложнее всего информаторам иметь дело с хирургами и профессорами: они боятся подорвать репутацию. По словам Натальи, фармкомпании для своих информаторов устраивают тренинги, как правильно уговаривать врача и психологически на него влиять.

Ноу-хау последнего времени – персональная банковская карточка в подарок каждому врачу-дилеру. «Туда ежемесячно перечисляют 10–20% от суммы, на которую врач выписал рецепты. Еще 3–5% доплачивают аптеки», – рассказывает Игорь К. В аптеках есть электронные базы с фамилиями всех врачей-дилеров. Поэтому медики так любят выписывать рецепты даже на те препараты, для покупки которых они не требуются: это «маячок» для провизора. «Вообще, в больничном деле масса бланков, которые можно использовать как рецепт, – продолжает Игорь. – Провизоры различают врача по специальным знакам – буквам и цифрам на бланке и даже по почерку».

Доктора негласно делятся на категории престижности: А, B, С, D. К категории А, например, принадлежит врач с богатыми пациентами, к категории D – врач районной поликлиники. Дилеров, приносящих прибыль, зачисляют в кружки по интересам – называется это «клуб препарата». Клубы ездят за границу на конференции и просто отдохнуть. «Если дела идут неважно, катаем их по Украине, – добавляет Игорь. – Устраиваем дни рождения конкретного препарата, это лишний повод мотивировать врачей. Один стахановец выписал за год рецептов на 100 тысяч гривен. Получил соответственно десять тысяч. А в среднем столичный врач может получить прибавку к официальной ставке от пятисот гривен до двух тысяч».

 

Деньги и пилюли. Сколько и почём покупают в аптеках.Такую динамику можно считать успехом врачебного дилерства

Как с этим покончить

Прописать дорогое лекарство недостаточно. Врач должен назначать как можно больше медикаментов. Украинские медики очень любят пичкать пациентов лишним, говорят эксперты. «Врачи всего мира знают: можно выписывать не больше трёх препаратов одновременно. Нам же назначают целую батарею, это называется полипрагмазия, – рассказывает Олег Виноградов. – Назначая много лекарств, ни один профессор не поймёт, что вылечило, а что дало побочный эффект. Пренебрежение этим общепринятым правилом уже вошло в привычку украинских медиков. И я задаюсь вопросом: это просто невежество или желание выписывать побольше и подороже, чтобы получить вознаграждение? Думаю, последнее».

Главный иммунолог Киева доктор Олег Назар врачей-информаторов не любит, но никогда не выгоняет. «И не осуждаю: всем нужны деньги. Агенты фармкомпаний навещают меня регулярно, раз в две недели приходят рекламировать лекарство. Недавно парень предлагал дорогой противовирусный препарат, неплохой, кстати. Деньги мне, как любому врачу, не помешали бы, но сотрудничать я отказался, – рассказывает г-н Назар. – Не хочу выглядеть посмешищем перед пациентами. Я же врач, а не сотрудник канадской оптовой компании. Да и у многих пациентов есть карточки на скидку: куда бы ты их ни послал за препаратом, они предпочтут свою аптеку. Я всегда предоставляю пациенту право выбора лекарства».

Как стало известно Фокусу, в минздравовских кругах возникла идея обязать всех врачей указывать в рецепте лишь название действующего вещества. Получив такой рецепт, пациент сможет выбирать препарат из множества аналогов. Если Кабмин решится принять постановление, можно будет покончить со сговором. «Но, к сожалению, шансы увидеть такой документ мизерны, – сокрушается Валерий Печаев, глава Объединения организаций работодателей медицинской и микробиологической промышленности Украины. – Слишком коррумпирована наша медицина».

В подавляющем большинстве лекарства, как считает г-н Печаев, продаются благодаря известности брендов. Фармацевты рекламируют логотип, а не лекарственные свойства. И эту рекламу пациент оплачивает из своего кармана, как и риски бизнесменов: в стоимость лекарств заложен курс 1 доллар за 15 гривен.

 

Данные за 2008 год. Подсчёт производился по количеству купленных упаковок.
Источник: компания «Бизнес-Кредит ЛС»

Евгения Даниленко, ФОКУС

Читайте также: