Буржуйское войско. Украинская армия перешла на дрова и «керосинки»

Вместо теплых батарей – буржуйки, которые топятся дровами, вместо света – керосиновые лампы. Военные говорят – для них война уже наступила, живут почти, что в полевых условиях. Бойцы украинской армии учатся пилить дрова, предусмотрительно заготавливая их на месяц – кто знает, когда Минобороны наконец-то рассчитается с долгами…

Как военные попали под «отключку»

Сначала 107-му реактивно-артиллерийскому полку отключили тепло. Его не стало третьего марта. Единственное здание, которое тепловики не отрубили от отопления – казарма, в которой проживают сто солдат-срочников. Военные ждали, что из Киева придет проплата, уговорили тепловиков повременить с отключением этого жилого корпуса. Но деньги так и не поступили. 12 марта казарму отключили. А 16 марта во всей части не стало света.

Задолженность военной части за тепло составляет 429,4 тысячи гривень, по свету сумма вообще смешная – 8,3 тысячи гривень. За коммуналку военная часть рассчитывается не сама: оплату производит Полтавский квартирный эксплуатационный участок, ему переводят деньги из Киева. Но вот переводить пока что не спешат. Руководство военной части ведет переговоры с теплопоставщиками, но – безрезультатно. В теплоснабжающей компании «Полтаваоблэнерго» кивают, мол, военные виноваты сами – они даже предложения по заключению договоров рассрочки или других способов погашения долга не дали. В придачу ко всему «Полтаваоблэнерго» подало иск в суд с тем, чтобы взыскать долг за коммунальные платежи, отмечает руководитель пресс-службы энергокомпании Анатолий Щеглов. А тем временем, пока наверху разбираются, откуда брать деньги и как договориться о подключении тепла и света, в армии наступил «каменный век»…

Армию спасли буржуйки

Заходим на КПП. Зябко, дежурных спасает только теплая военная форма. Но даже она вряд ли поможет, если просидеть здесь целый день. Нас ведут в казарму, где живут солдаты-срочники и наглядно демонстрируют, как государство заботится об украинской армии. Расположение греют четыре чугунные, ржавые печки-буржуйки, доставшиеся по наследству откуда-то со времен революции. Рядом с каждой лежит кучка дров – солдаты время от времени подбрасывают их в печи, чтоб огонь не погас.

– Полевые печи, 21 век…, – разводит руками офицер.

В этом помещении теплее, чем везде, его хорошенько топят днем специально для того, чтобы ночью можно было отключить:
– Сейчас тут 21 градус. Мы топим с 11-ти до 20-ти часов, потом отключаем. Ночью топить нельзя. Температура к утру опускается где-то до +18, это не ниже нормы. А ребятам выдали по второму одеялу, – объясняет Олег Цондра.

– Да нет, не холодно, нормально все. Как жили, так и живем, – говорит солдат, подбрасывающий дрова в печку.

Когда смеркается, в ход идут керосиновые лампы – их тусклый свет освещает «дорогу» в расположении защитников отечества. Да, американцам такое и не снилось!

Полевая кухня в моде

Накормить сотню солдат, не имея ни горячей воды, ни нормальной плиты, тоже задание не из легких.
– Работаем в обстановке, приближенной к боевой, – рассказывает Николай Курмаз, руководитель фирмы, занимающейся обеспечением питания солдат. – Качество питания не ухудшилось, солдат в любых условия должен быть накормлен.

Пищу готовят на пару: он подается из котельной (которая, отапливается, конечно же, дровами), что находится рядом со столовой. Бесполезные электроплиты стоят без дела. Не работают холодильники, скоропортящиеся продукты хранить негде.
– Пока что холодно, но что делать с продуктами через 2-3 дня… Тогда будем отказываться от таких продуктов, будем давать мясные консервы, – говорят работники кухни.

Готовить поварам приходится в теплой одежде, а это неудобно. Ужином защитников отечества приходится кормить во тьме.
– Вчера лампы керосиновые поставили, при них и выдавали еду, и ребята принимали пищу. Сейчас запускаем электрогенератор, чтобы хоть здесь было светло, – объясняет Олег Цондра.

– Тепла нет, воды горячей нет, при керосиновых лампах… Стыдно и неудобно, – возмущается повар Лилия.

Даже чая просто так не вскипятишь – для этого нужно чайник поставить на буржуйку, после чего долго и мучительно ждать, пока он, наконец-то, нагреется. Этим приходится довольствоваться даже больным, попавшим в лазарет. А ведь им-то как раз необходимо находиться в тепле и пить много теплого.

– У парня с почками проблемы, цистит, – говорит о своем пациенте начальник медпункта.
Сам солдат говорит, все нормально, особого дискомфорта не ощущает, хотя телевизор, конечно, вечером уж не посмотришь. Печку натопили и спать.

Пила – лучшее оружие солдата

А на улице полным ходом идет разгрузка и распилка дров – бойцы украинской армии осваивают особое военное орудие – пилу. Из Полтавы привезли несколько машин дров. Часть солдат пилит дрова, другие убирают мусор. Еще у отечественной армии в арсенале имеется уголь.

Офицеры говорят, что этого запаса им должно хватить на месяц.

Пила – лучшее оружие солдата

– Устали уже конечно, здесь с утра этим занимаемся, – делятся с нами ребята, которые «осваивают» новую для себя профессию плотника.

Но самое «веселое» – даже не вся эта бытовуха. Если клады с военнотехническим снаряжением имели «модную» сигнализацию – со звуком, светом, с пультом управления, находящимся у дежурного, то после того, как электричества не стало, сигнализация заглохла. И сейчас они, фактически, остались без охраны. Немного лучше ситуация и по складу с оружием и боеприпасами– там сигнализация работает на аккумуляторах (дай-то господи, чтоб они не сели!).

Виктория Мудрая, Телеграф

Читайте также: